Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru

Михаил Сеславинский: В «Роспечати» не только играли в подкидного дурака

Глава ликвидированного ведомства рассказал обозревателю KP.RU Александру Гамову, чем он занимался 16 лет на Страстном бульваре, 5
Михаил Сеславинский

Михаил Сеславинский

Фото: Иван МАКЕЕВ

Президент России Владимир Путин подписал Указ об упразднении «Роспечати» и «Россвязи». А их функции теперь будет выполнять министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций (Минцфиры).

...Но - наш разговор с главой ликвидированного ведомства Михаилом Сеславинским был не сильно грустным.

- ...Алло! Михаил Вадимович, когда беру интервью у своих Героев, обычно их не предупреждаю о том, что включу диктофон. Считайте, что вас тоже не предупредил.

- Надеюсь, он у вас сломан. (смеётся)

- Судя по такому уравновешенному тону, у вас нормальное настроение сейчас, несмотря на то, что президент подписал Указ об упразднении «Роспечати?»

- Ну, настроение у меня нормальное. (вздыхает) Но, конечно, с грустью вспоминаю большой этап своей жизни.

Я 16 лет возглавлял Федеральное агентство... Это, наверное, были лучшие годы моей жизни. Потому что та миссия, которую мы выполняли, мне кажется, благородная, эффективная, востребованная. Мы старались, чтобы наше здание на Страстном бульваре… Когда-нибудь можно написать целый увлекательный роман «Страстной бульвар, дом 5».

- Напишите.

- ...Чтобы наше здание было таким гостеприимным домом для руководителей средств массовой информации, руководителей общественных организаций, издателей, писателей, журналистов.

Со многими меня связывают теплые человечески или дружеские отношения.

В общем, мы старались привнести какое-то здоровое чувство юмора в нашу жизнь. И многие вспоминают те дружеские мероприятия, которые проходили у нас, вспоминают с улыбкой и, я надеюсь, с теплотой.

- Вообще вы (в моем представлении) такой необычный руководитель федерального агентства. Вы сейчас сказали про юмор. Я был на некоторых ваших мероприятиях, когда в совсем необычных одеждах гости приходили, Юрий Рост одевался в какой-то маскарадный костюм…

- Да-да.

- Или вдруг Сеславинский, руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям… Я правильно выучил за 16 лет название вашего ведомства?

- Да, выучили. Удивительно и неожиданно. (смеётся)

- …приглашает тебя на празднование 1 апреля Дня дурака. Так это называлось?

- Да. Турниры проводили - в подкидного дурака. Напомню, что было и заседание Общественного совета «Роспечати», где рассматривался мой «проступок», когда я перешел улицу на красный свет светофора, направляясь в наш переулок. (вздыхает) Национальная ассоциация телерадиовещателей взяла меня тогда на поруки.

- А мы кричали: «Позор! Позор!»

- Кто-то кричал «Позор», кто-то кричал «Простить, но наказать». (смеётся) В общем, есть что вспомнить.

Я всегда старался быть своим человеком в медиаиндустрии. Мне кажется, меня так и воспринимали и в книгоиздательском сообществе... Я надеюсь, что, как мне сегодня сказал один высокопоставленный руководитель нашей структуры: «Ты же для нас всегда был, вне зависимости от должности, Михаилом Сеславинским, и мы радовались и будем продолжать радоваться дружбе и общению друг с другом».(вздыхает)

- Вы сейчас опять вздохнули... Вы нас куда передаете, как нам там теперь без вас будет?

- Смотрите, миссия агентства, конечно, завершена, но не завершена миссия господдержки медиаиндустрии, книгоиздания в нашей стране.

Мы заключали около 1,5 тысячи контактов в год, поддерживали порядка 700-800 газет самых разных. Это и центральные СМИ, и толстые литературно-художественные журналы, и телерадиокомпании самые разные – и лидеры нашего рынка, и небольшие телерадиокомпании из регионов.

Работы было много. И эта функция переходит в Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций. (Минцифры.)

В Указе президента четко сказано, что министерство является правопреемником нашего агентства - в части обязательств. Конечно же, сомневаться не приходится, что вся эта работа будет продолжена.

- А с вашим коллективом что будет, с самим Сеславинским?

- Начнем с коллектива. Естественно, значительная часть ключевых сотрудников, надеюсь, перейдет в министерство и будет также работать над тем, чтобы помогать медиасфере и книгоизданию.

Что касается моей судьбы, во-первых, я еще не освобожден от занимаемой должности, сейчас будет достаточно хлопотный период передачи функций.

Нам важно, чтобы ноябрь-декабрь прошли без срывов - с точки зрения финансирования наших подведомственных организаций.

Напомню, что это такие гиганты, как ВГТРК, МИА «Россия сегодня», «Российская газета» и многие другие.

Затем уже буду думать о своей судьбе. Какие-то предложения у меня есть, над чем-то надо серьезно подумать.

- Вы пока в секрете всё это держите?

- Ну, пока решения нет. Согласитесь, что я не могу обсуждать с читателями «Комсомольской правды», куда мне пойти работать. Хотя готов выслушать предложения от них.

- Чего вы так обижаете «Комсомольскую правду»? Значит, вас не надо трудоустраивать никуда?

- Не надо трудоустраивать - с точки зрения журналистов «Комсомольской правды»? (смеётся)

- Нет, вообще. Мы люди влиятельные.

- Можно морально поддержать. Я 30 лет нахожусь на государственной службе. (вздыхает) Я избран в 1990 году народным депутатом РСФСР, трижды избирался по одномандатному округу депутатом Государственной Думы первого и второго созывов, больше 20 лет проработал в исполнительной власти.

Так что, вспоминая прошедшее время, нет ощущения, что мне мучительно больно за бесцельно прожитые годы.

- Одна из ваших книжек, по-моему, так называется.

- Нет. Это известный афоризм…

- Я знаю, что это Николай Островский. Но у вас в названии книги, по-моему, что-то такое было.

- У меня вышло около 15 книжек. Надеюсь, что еще удастся позаниматься этим.

- А в вашей личной библиотеке сколько томов?

- Моя личная библиотека не такая уж большая. Это не государственная библиотека, я пытаюсь сохранить жизненное пространство для своей семьи, детей. Около 6 тысяч томов у меня всего.

- Там же редкие книги у вас. Как теперь можно к вам попасть? Я знаю, вы раньше на выставках редкие издания представляли. А как теперь?

- Саша, я открытый собиратель, и это совершенно не связано с моей должностью. Одной из своих миссий считаю пропаганду и изучение старой редкой книги. У меня это направление деятельности открытым является, так что выставки, книги, альбомы, - надеюсь, все это будет продолжаться и сохраняться. Даже не надеюсь, а уверен просто.

- Мы - с вами! И, я верю, что вы нам первым расскажете, куда к вам потом приходить за интервью, на какую работу.

- Хорошо, Саша, спасибо вам за этот звонок.

- Спасибо вам огромное. Для нас эти 16 лет были счастливыми с Михаилом Сеславинским.

- Мне тоже кажется, что с «Комсомольской правдой» меня связывают особые теплые отношения.

- Мы теперь всем можем сказать об этом!

- Наконец-то. Долго скрывали, но правда попросилась наружу... (вздыхает. Смеётся)

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Путин ликвидировал Роспечать и Россвязь

А Роскомнадзор передал министерству цифрового развития (подробности)