Спорт
Эксклюзив kp.rukp.ru

Анфиса Резцова: Допинг никогда не принимала, а вот сделать аборт перед Олимпиадой меня заставили

Трехкратная олимпийская чемпионка в составе сборной СССР и России заявила, что готова судиться со всеми, кто утверждает, что все спортсмены сидят на допинге
Двукратная олимпийская чемпионка в составе сборной СССР и России заявила, что готова судиться со всеми, кто утверждает, что все спортсмены сидят на допинге

Двукратная олимпийская чемпионка в составе сборной СССР и России заявила, что готова судиться со всеми, кто утверждает, что все спортсмены сидят на допинге

Фото: Евгения ГУСЕВА

Спортивные сайты пестрят заголовками: «Анфиса Резцова призналась в употреблении допинга», «Мы все допингисты»…

Звоним нашей прославленной спортсменке, первой олимпийской чемпионки сразу по двум видам спорта – лыжным гонкам и биатлону.

- Я готова судиться с такими, которые пишут, что мы все на допинге, - возмущается Резцова.

- Цитируют вас, что «у нас забирали кровь три или четыре раза в подготовительный период, тренеры видели, когда мы чувствуем себя хорошо». Это ваши слова, вы говорили?

- Я не помню просто такого, кому я озвучивала.

- Это не так? Тогда расскажите, как было на самом деле?

- Я лишь озвучила, что у нас была докторская программа – помощь спортсменам. И все!

- И вы даже не были в курсе, что там колют?

- Конечно! Мне это помогало чуть-чуть восстанавливаться. Крутить объемы. Это все вот так было. Мне это не интересно было. Доктор это знал, профессионал работал с нами.

- Просто доверяли врачам?

- Врач был. Ну, конечно, это восстановители.

- Витамины или что-то еще?

- Восстановители. И витамины там, в общем, вот так. Оно вот шло в помощь мне. Я не считаю это допингом. Допинг – это сверх чего-то делают вообще там. Делают вообще там из космоса, я полагаю. Какие-то анаболики.

- А вот там цитируют вас, что брали кровь и так далее. А потом ее замораживали и перед стартами опять как бы возвращали. Это тоже было?

- Это было такое. Пробный вариант, но это же наша кровь! Ее забирают, потом нам вводили и все. Я не считаю это допингом.

- А вы уже из лыж в биатлон перешли в тот момент?

- Нет, это в лыжах только пробные были.

- Вы вернулись в лыжи из биатлона после рождения второй дочери – Кристины… (Кристина Резцова – член сборной России по биатлону, сейчас в декрете, - Авт.). Кстати, а как дела у Кристины сейчас?

- У нее хорошо. Семь месяцев у нее. Отлично. Катается на лыжах с Иваном. Вчера вышел приказ о присвоении звания мастера спорта международного класса.

- А не вредно кататься в таком положении?

- Да она просто гуляет! Конечно, не вредно. Просто гуляет в удовольствие на свежем воздухе. Просто ходит пешком, или на лыжах. Она по равнинке гуляет.

- Я представляю, с какой скоростью гуляют профессиональные лыжники.

- Нет, она с понятками вся такая девочка, поэтому она понимает, что сейчас нельзя напрягаться. Плод там. Поэтому нет, она потихонечку просто гуляет по чуть-чуть, километров по десять в день. Три круга по три километра пройдет, пока Иван тренируется по-серьезному.

- Анфиса Анатольевна, а еще вы рассказываете, что вас чуть ли не заставили сделать аборт в сборной СССР?

- Ни чуть, а заставили. Я это не скрываю и никогда не скрывала. Заставили, потому что стране нужны медали.

- Но у вас еще не было детей в тот момент?

- Это да, очень долго у меня была проблема, не могла забеременеть. И потом как бы забеременела накануне Олимпийских игр-1988. Своих первых.

- Но через год после тех игр вы родили?

- А потом после Калгари-88 я да, родила Дарью. (Дарья Виролайнен - член сборной России по биатлону, Авт.). Бог просто меня любит, дает мне. Дал мне четверых дочерей прекрасных. Красавиц. Простил мне вот этот первый грех. Но это потому, что я не по своей воле, а меня вызвали в Олимпийский комитет, собрали консилиум, сказали: Анфиса, стране нужны медали.

- Жестко было.

- Очень жестко, да. Типа еще родишь. Ну, я вышла, один на тысячу процентов, что я буду еще рожать, а так, когда первый аборт делаешь… Вот такая очень серьезная ситуация была.

- А вот Елене Вяльбе в то же время разрешили рожать. Это так?

- Да. Ну, Вяльбе на четыре года меня младше. И она еще была тогда юниоркой, а я была одним из лидеров команды.

Я так полагаю, Раисе Петровне (Сметаниной) тоже в свое время что-то подсказали, что вот она осталась без детей, к сожалению. Что нужны медали, медали, медали стране.

- Жуткая ситуация...

- Это было, я не скрываю. И никакого допинга не было. И то, что помощь врачей была, она всегда.

- Наверное, это был, действительно, не допинг, потому что иначе бы столько здоровых девочек вы бы не смогли родить.

- Во-первых, Александр Алексеевич Грушин (главный тренер сборной) очень хорошо обо мне отзывается, потому что я самой чистой спортсменкой у него была, я пахарь. И там какие допинги? Я пахала немерено. Могла обыграть на роллерах самого Николая Семеновича Зимятова (четырехкратный олимпийский чемпион по лыжам, лидер сборной СССР тех лет, - Авт.). Поэтому я пахала на благо спорта, на благо результата. А помощь доктора, она должна быть у спортсмена. Витаминизация должна быть.

- Ну, хорошо. Тогда мы так и напишем: Анфиса Резцова: я никогда не принимала допинг.

- Никогда не принимала, да. Витамины – да. Принимала. Допинга никакого! Так и напиши.