Происшествия

Как купить особняк стоимостью 88 млн за 6000 рублей: в Москве известного художника развели по той же схеме, что и семью Баталова

84-летний Марлен Чтчян уверяет, что документы его убедили подписать обманом
В советское время Марлен Григорьевич был главным столичным художником-оформителем Дворцов Бракосочетаний

В советское время Марлен Григорьевич был главным столичным художником-оформителем Дворцов Бракосочетаний

Фото: Анастасия ВАРДАНЯН

Больше 40 лет старинный особняк в самом центре Москвы, в паре минут ходьбы от метро «Чистые пруды», был творческой мастерской известного советского художника Марлена Чтчяна. Достался он ему не просто так. В советское время Марлен Григорьевич был главным столичным художником-оформителем Дворцов Бракосочетаний. Его картины до сих пор украшают более 30 столичных ЗАГСов, а в 27-ми без изменений сохранились его авторские интерьеры. В те времена в бессрочное пользование художнику передали здание, расположенное на территории столичного ЗАГСА №1, его интерьеры тоже дело рук Чтчяна. В 2000-м году художник выкупил здание в собственность.

- Сколько я там написал картин, это одному Богу известно, - с тоской в глазах разводит руками пожилой мужчина.

Художника в нем можно узнать за версту: клетчатый пиджак, элегантная рубашка и шарфик в тон жилетки, движения рук плавные, словно он не жестикулирует, а невидимой кистью по холсту водит.

Следующим летом Марлену Григорьевичу 85. К юбилею выставки его работ предложили организовать десятки столичных музеев и галерей. Но настроения у него нет. Отказал всем.

- После того, что случилось с моей мастерской, я перестал писать картины. Нет вдохновения творить и это впервые за всю мою долгую творческую жизнь, - признается художник.

РАЗВЕЛИ НА ДОВЕРИИ

А случилось следующее. На днях художник решил привести в порядок документы на мастерскую и узнал, что здание на Малой Харитоновской больше ему не принадлежит. Стал разбираться - оказалось, что новый собственник – сын его лучшего друга, экс-полицейский Карапет Мартиросян. Как такое возможно, художник понял лишь, когда нанял адвоката. Схема точь-в-точь как с нашумевшей историей по отъёму наследства актера Алексея Баталова: подписал не глядя, и недвижимость была ваша – стала наша.

- Карапету, паршивцу этому, я доверял как сыну родному. Я же его с пеленок знал, у него даже ключ от моего подмосковного дома был. Когда понял, что с мастерской один не справляюсь, что здоровье уже не то, попросил его стать моим юристом. Он приехал ко мне, сказал, что надо подписать договор на юридические услуги, и мы поехали в Москву, - вспоминает Марлен Григорьевич. – Ехали долго, я тогда очень уставший был, он сказал, что это его нотариальная контора. Напоил меня чаем и дал договор подписать. Я был без очков, а зрение уже никудышное. Вот я на вас сейчас без очков смотрю и вижу только размывчатый силуэт. А буквы те я вообще разобрать не мог. Да и не старался, скажу честно. Я тогда просто доверял ему и предположить не мог, что вот так со мной поступят.

Пару недель назад новый владелец мастерской уже повесил объявление о продаже здания. За мастерскую он хочет выручить 98 миллионов рублей

Пару недель назад новый владелец мастерской уже повесил объявление о продаже здания. За мастерскую он хочет выручить 98 миллионов рублей

Фото: Михаил ФРОЛОВ

- А нотариус вам объяснил, что вы подписываете?

- Не было там никакого нотариуса. Только я и Карапет!

Как выяснилось позже, вместо договора на юридические услуги полуслепому старику подсунули совсем другие документы.

- Оказалось, что я подписал генеральную доверенность на имя Карапета. А еще он подсунул мне договор на продажу акций моей компании ЗАО «Свадебное». Эту фирму я создал с ныне покойным сыном, когда занимался оформлением ЗАГСов. Главным активом был особняк. Так вот он мне бумагу подсунул, по которой я продал ему весь пакет акций, а значит и здание мастерской за 6000 рублей, - рассказал Марлен Чтчян.

А ведь кадастровая стоимость здания 88 миллионов рублей. Никак не 6000 рублей.

- Как я эту новость пережил, сам не знаю. Апатия и разочарование в людях были страшнейшие. Он ведь еще в доме моем побывал. Открыл дверь, ключом, который я ему словно сыну родному сам дал, и украл все документы на мастерскую. Шарилися во всех папках, ящиках, сейфе! Он настоящий мерзавц! Мне 84 года, я трудился всю свою жизнь не для того, чтобы у меня так все внаглую отжали!

ДЕЛО – ЕСТЬ, ОБВИНЯЕМОГО – НЕТ

Марлен Григорьевич сразу обратился в полицию. Уголовное дело по статье 159 УК РФ «Мошенничество» возбудили, правда, обвинение до сих пор никому не предъявлено.

- Следователи тянут резину, намекают, что это не уголовка, а гражданско-правовые отношения. Мол, судитесь сами. Но простите?! Откуда эти двойные стандарты? Почему по точно такой же ситуации с наследством Баталова следствие идет, а тут все на тормозах пытаются спустить, - прокомментировал адвокат художника, Владимир Бойко.

А тянуть в такой ситуации действительно нельзя. Пару недель назад новый владелец мастерской уже повесил объявление о продаже здания. За мастерскую он хочет выручить 98 миллионов рублей. Неплохой навар с 6000. Найдется покупатель, и тогда доказать правоту художнику будет еще сложнее. Отменять придется уже не одну, а две сделки.

- Конечно, он пытается избавиться от особняка. Это сейчас его главная цель. В рамках уголовного дела до сих пор даже не наложили арест на недвижимость. Почему? На этот вопрос у следователей нет ответа, - добавил адвокат.

Марлен Григорьевич сразу обратился в полицию

Марлен Григорьевич сразу обратился в полицию

Фото: Анастасия ВАРДАНЯН

Само здание сейчас простаивает без дела. На дверях замки. Заглядываю внутрь через окна: разруха полная.

- Из мастерской новый хозяин все что было грузовиками вывез. Сменил замки и с тех пор мы его тут больше не видели, - рассказал «КП» охранник ЗАГСа №1.

На месте нового хозяина особняка Карапета Мартиросяна мы тоже не достали. Звоним.

- Алло, Карапет, это «Комсомольская правда» …

- Не звоните сюда. Не суйте нос не в свои дела, - после этой фразы он бросил трубку.

ДОСЬЕ «КП»

МАРЛЕН ГРИГОРЬЕВИЧ ЧТЧЯН родился в 1936 году в городе Ленинакане (сейчас Гюмри), Армянской ССР. Художник-монументалист, плакатист, член Московского союза художников. Автор знаменитого антиалкогольного плаката “Стой! Помни” (1966 год), участвовал в оформлении выставок в Нью-Йорке в 1959 году, в Осаке, один из авторов павильона «Армения» на территории ВДНХ.

Работы художникак до сих пор украшают более 30 столичных ЗАГСов

Работы художникак до сих пор украшают более 30 столичных ЗАГСов

Фото: Личный архив

А В ЭТО ВРЕМЯ

Дело по наследству Баталова готовят к передаче в суд

Актер Алексей Баталов умер 15 июня 2017 года. Похороны организовала вице-президент Гильдии актеров кино актриса Наталья Дрожжина и ее муж — юрист, меценат Михаил Цивин. Через полгода после смерти актера его вдова подписала генеральную доверенность на имя г-жи Дрожжиной.

Летом 2020 года дочь Баталова Мария Баталова и вдова Гитана Леонтенко узнали о том, что доля Марии в квартире, в которой они проживают, еще одна квартира и мастерская Баталова еще с сентября 2019 года ей не принадлежат. По договору пожизненного содержания с иждивением хозяйкой квартиры стала г-жа Дрожжина. Также со счетов семьи артиста исчезли деньги, в том числе сумма в размере 107 000 долларов. По словам вдовы, дочка договора пожизненного проживания с иждивением не подписывала, а генеральная доверенность использовалась не только для установки памятника, как это оговаривалось изначально, но и чтобы снять деньги со счетов и изъять ценные вещи из банковской ячейки. В итоге было возбуждено уголовное дело по статье 159 УК РФ «Мошенничество». Дрожжиной и Цивину грозит до 10 лет лишения свободы. Ожидается, что в суд дело направят уже в ближайшее время.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Цивин и Дрожжина так «управляли» имуществом Баталовых, что у тех скопился долг в 263 тысячи рублей

Следствие по делу о мошенничестве с имуществом семьи Алексея Баталова подходит к концу (подробности)