Звезды

На ММКФ представили скандальный фильм "Блокадный дневник" про ленинградцев-зомби

Режиссер попытался изобразить осажденный город в первую зиму блокады, но попытка получилась спорной
Четырехминутный трейлер, выложенный весной, - вызвал бурю эмоций

Четырехминутный трейлер, выложенный весной, - вызвал бурю эмоций

Фото: кадр из фильма

"Блокадный дневник" Андрея Зайцева должны были показать еще 9 мая, но из-за пандемии перенесли премьеру на 2021 год. Зато и без премьеры фильм нашумел. Четырехминутный трейлер, выложенный весной, - вызвал бурю эмоций. Одни говорили, что перед нами - шедевр, сродни фильмам Германа. Другие ругали будущее кино на чем свет стоит. Да и не нужно было быть выдающимся критиком, чтобы усмотреть прогрессивный режиссерский ход: сходство блокадных ленинградцев с зомбаками из бесконечного сериала "Ходячие мертвецы".

Они также передвигаются. Одеты в такие же полуистлевшие обноски. Издают такие же звуки. Теряют части тел. Источают опасность для живых.

Особые споры вызвал эпизод, когда ожившие и озверевшие трупы набросились на саночки с хлебом, которые такой же полутруп вез в детдом для детей.

Негодование зрителей по поводу того отрывка (именно он был представлен в трейлере) просвещенные эстеты свели к нашей косности. Мол, наше общество не готово принять правду, как она есть, а ведь фильм снят по автобиографической повести Ольги Берггольц и заметкам Даниила Гранина, значит, "так оно и было", привыкайте, насекомые.

Спорить не стали, хотя возмущение вызвала не ситуация, а то, как она была показана. Из трейлера было видно, что режиссер паразитирует на теме блокады и пытается решить две задачи: нагнав жути, снять одновременно драму и блокбастер, причем за копейки.

К сожалению, после просмотра "Блокадного дневника" целиком, негативные впечатления только усилились. Если и снимать про блокаду - то либо талантливо, либо никак. У режиссера получилось неталантливо. Фильм представлен чередой иллюстраций к закадровому тексту, из овинегреченных Гранина, Берггольц и почему-то не упомянутого Алеся Адамовича.

В Литинституте нас спрашивали: "зачем вы написали это стихотворение, если все, что вы хотели сказать, можно передать прозой?" То же про фильм. Зачем он снят, если картинка много хуже звучащего за кадром текста, пусть даже не самым лучшим образом смикшированного?

Упитанные и перемазанные сажей люди изображают голодных ленинградцев. Немец на двадцатиградусном морозе щеголяет в фуражке, при этом уши у него даже не покраснели.

Искусственный снег. Картонный Ленинград. Томик Пушкина с рисунками Нади Рушевой, который героиня жжет в печке.

"Товарисчи, вы не видели мою руку? В моей руке были все карточки", - деловито интересуется женщина с оторванной после бомбежки рукой.

Умирающие от голода граждане разговаривают громко, ругаются смачно, как здоровые и злые люди.

- Валерка, тварь такая, если ты хлеб украдешь, я тебя на Лиговку отправлю, из тебя там котлет понаделают, - на весь дом проклинает сына голодная соседка.

Смотришь на этот дешевый балаган - становится обидно за настоящих блокадников. Они терпели нечеловеческий голод и холод, а теперь их страдания изображают и наигрывают, как в вертепе, сытые толстые люди в теплых павильонах на фоне нарисованных сугробов.

Может быть, режиссер не имел ничего плохого, но, еще раз повторю, если снимать про блокаду - то или талантливо, или никак. Иначе наигрывание превращается в глум, в кривляние и, по сути, ничем не отличается от коммерческой "блокадной диеты", которую практиковал за большие деньги один петербуржец.

Видимо, ожидая критики, в начале фильма автор решил себя обезопасить уточнением:

- Это все правда, - говорит нам закадровый текст, - все основано на реальных событиях.

Мол, раз правда, то вы и критиковать не смеете. Как святое критиковать... Неужели сердца у вас нет?

Ну что тут скажешь. И сказать нечего. Но и смотреть нечего.