Политика

Владимир Путин: На этом месте превращаешься в функцию, но мне, кажется, удается сохранить человеческие качества

Президент в интервью ТАСС рассказал про свою семью и внуков
«КП» публикует наиболее интересные фрагменты беседы. Фото: Алексей Дружинин/ТАСС

«КП» публикует наиболее интересные фрагменты беседы. Фото: Алексей Дружинин/ТАСС

Информационное агентство ТАСС опубликовало еще одну часть интервью с Владимиром Путиным, начатое еще феврале. В ней речь идет о семье президента и его личных увлечениях. «КП» публикует наиболее интересные фрагменты беседы.

ПО ЧЕРНЫМ ТРАССАМ ЕЗДИЛ, НО БОЛЬШЕ НЕ ХОЧУ

- Спал последнее время по пять часов. Маловато. Вчера, два дня подряд, в хоккей играл ещё. Немножко перестарался. За игру полтора килограмма — два теряю. Это такой нагрузочный спорт.

- А кто ваши партнёры?

- Как правило, сотрудники, прежде всего ФСО. Ребята здоровые все, мастера спорта по единоборствам.Кто-то умел и здорово катается, а кто-то научился. Они со мной научились на лыжах кататься, на горных, там ещё что-то. Только один раз они со мной не поехали.

Потому что я катался с вертолёта. Вертолёт снижался. Прыгали, лыжи выкидывали, сами прыгали с вертолёта. Он не мог сесть, потому что. На Кавказе, в Сочи, наверху. Там две тысячи с чем-то. Было очень плохо, потому что был бы глубокий снег, было бы лучше. Он днём таял, а к вечеру корочка образовывалась. Не знаю, как слово по-русски… Pulverschnee называется по-немецки. Как пух такой…

- Ну пухляк?

- Да-да-да, пухляк! На нём хорошо! А здесь, наоборот, корочка была, нога проваливалась по щиколотку, и было очень тяжело, поэтому, надо выпрыгивать. Не катить, а выпрыгивать, чтобы нога вытаскивалась.

- А вы по чёрным ездите?

- Нет. Ну то есть я ездил, но сейчас уже не хочу.

ВЫ ЗРЯ ХРЮКАЕТЕ

- Когда вы были молодым, вы на кого хотели походить?

- На Зорге. Это другая история совсем. В старших классах школы.

- А дети ваши?

- Дети мои занимаются наукой.

- Я про то, кто для них был авторитетом?

- Надеюсь, что я.

- А для внуков?

- Ну, они ещё маленькие. Один из внуков, дочка начала его учить жизни…

- Ой, кхм-кхм...

- Зря вы хрюкаете, потому что...

- Не хрюкаю, а покашливаю.

- Тем более. Покашливать нечего. Вы же не живёте моей жизнью, и вы не понимаете, что такое вопросы безопасности. Просто человек, когда далёк от этого, он этого просто не замечает. Ну так вот, когда дочка начала учить одного из моих внуков, он говорит: почему я должен делать так, как ты? Она говорит: потому что я старше. Он говорит: нет, дедушка Вова старше. Так что в известной степени, наверное, тоже для них пока, пока, во всяком случае, являюсь таким авторитетом.

ДРУЗЬЯ ГОВОРЯТ, ЧТО Я НЕ ИЗМЕНИЛСЯ

- Вы сильно изменились?

- Вот знаете, мои друзья, которых я знаю ещё со школы, с университета. Со школы меньше уже осталось, а с университета, вот говорят, что я практически не поменялся. Им виднее со стороны. И мне бы тоже хотелось особенно не терять вот, знаете, человеческих качеств. Потому что здесь, извините, здесь, на этом месте, иногда такое ощущение, что из человека превращаешься в функцию. Но мне кажется, что всё-таки мне это удаётся — сохранить такие человеческие качества.

- Но вы давали отчёт, что больше уже, перейдя этот рубикон, уже обратно никогда, так, чтобы с друзьями там пивка в пятницу после работы и чтобы кольца охраны не было?

- Я стараюсь пиво не пить в последнее время — брюхо растёт. Но так, конечно, ну, куда-нибудь… Да, это ограничение. Но есть и компенсация этих ограничений. И самая главная компенсация — это чувство большого очень морального удовлетворения от того доверия, которое люди оказывают. Это очень важно.

- Но вот эти ограничения — это та причина, которая о семье никогда так… Вы откровенно раздражаетесь, когда пытаются идти в сторону семьи.

- Ну знаете, ведь, когда я иду на выборы и когда получается определённый результат этих выборов, люди же голосуют не за семью, а за меня. И за те надежды, которые они связывают с моим пребыванием в той должности, в которой я сейчас нахожусь. Я знаю, что западная политическая культура связана с представительством как бы членов семьи. Но мне кажется, что мы не в таком состоянии находимся, чтобы заниматься этим театром. У нас должно быть всё по-взрослому. Серьёзно. Это во-первых, во-вторых, есть вопросы, связанные с безопасностью. Об этом нельзя забывать. Я помню об этом.

- Количество внуков? Я же не прошу фотографию показывать, чтобы потом это где-то публиковали.

- Но это же всё легко считается потом. Зачем? Я же сказал: есть у меня внуки, я счастлив, они очень хорошие, сладкие такие. Я получаю большое удовольствие от общения с ними.

- Всё?

- Достаточно. Маленькие, сладкие детишки. Я думаю, это, ну, естественное чувство для каждого человека. В моей жизни это есть. Я очень рад этому.

ГЛАВНАЯ ПОТЕРЯ - РОДИТЕЛИ

- Личные потери за 20 лет?

- Личные потери... Родители ушли у меня. Прямо в начале этого пути. Самая большая потеря.

- А вы верите в судьбу?

- У меня сложнее к этому отношение. Есть различные теории, есть различные учения на этот счёт. В судьбу верю, но я верю и в то, что мы можем на неё влиять. Я скажу не конкретно. Если человек уверен в себе, в своих силах и, самое главное, в правоте того, что он делает, это очень помогает. И влияет на судьбу человека.