Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+23°
Boom metrics
Спорт24 декабря 2001 22:00

Машины сны из настоящего

Через 48 дней после тяжелой травмы позвоночника вице-чемпионка мира Мария Засыпкина выходит из больницы уверенной поступью
Источник:kp.ru

После операции Маша лежала с пластиной из титанового сплава. - Думала о несправедливости судьбы? - Ни о чем я не думала. Не могла заснуть и смотрела в потолок. Мы приходили в ноябре в ЦИТО (см. «КП» от 14 и 23 ноября 2001 г.). Хотелось хоть словом перемолвиться с членом сборной России по спортивной гимнастике, выброшенной из седла на скаку. И передать вице-чемпионке мира Марии Засыпкиной приветы от спортсменов, звонивших из Тулы, Твери и Питера. Она не пожелала тогда впускать нас в мир капельниц и застывших движений. Маша не хотела, чтобы кто-то, кроме врачей и самых близких, увидел ее беспомощной. Мы ждали. Профессор Степан Ветрилэ, оперировавший Засыпкину, обещал нам чудо - что за Рождество и Новый год без чудес? - Ты верила, что встанешь? - С первого дня. - И это ты, такая маленькая, хрупкая - и такая сильная? - Мне помогали моя воля, тренер и врачи. Потом приехали мама и папа. - Родители сказали: Машенька, хватит с нас этой гимнастики?! - Нет. В Центральном институте травматологии и ортопедии спортсмены и артисты балета - частые гости. Но подобного нашествия репортеров ЦИТО не переживал давно: девочка едва вернулась с первенства планеты с «серебром» и чуть ли не на первой тренировке упала на голову. - На меня в больнице все смотрят как на шальную... - Почему? - Корреспонденты через день, и народ выскакивает из палат, особенно когда камеры увидит. - То, что появляется на телеэкране, тебе нравится? - Снимают много, показывают мало. - Тебе не кажется это несправедливым: когда член сборной Маша Засыпкина была здорова, журналисты смотрели мимо нее, а стоило попасть в больницу с тяжелейшей травмой - тут же вспыхнул интерес? - Конечно, обидно. Не знаю, пройдет ли эта обида... Она сидит на высокой кровати, болтая ногами, и может смотреть на сидящих рядом сверху вниз. Машину шею окружает пластиковое нежно-розовое жабо. Для фиксации, на всякий случай, пояснит нам позже профессор Ветрилэ. На кровати чувствует себя полным хозяином огромный плюшевый пес. Кто-то сказал нам, что сейчас Маша добирает то, что отняла у нее высокая гимнастика - частички настоящего детства... - Давай предположим, что твоего тренера сейчас нет в палате. Скажи честно, гимнастика лишила тебя детства с его поздними пробуждениями, друзьями во дворе, ворохом игрушек в твоем углу и возможностью быть маленькой девочкой с маленькой ответственностью лишь за саму себя? - Говорят, гимнастки - маленькие роботы. Неправда. У меня было нормальное детство - с друзьями и игрушками. Может, только я научилась терпеть боль... - Врачи и тренеры сказали нам, что ты терпела боль, как разведчик под пытками... - Операцию делали под наркозом. А после - какая это боль? Я привыкла. Ничего особенного... В палату входят мама и папа Маши. Кажется, они уже привыкли к тому, что у постели их дочери сидит дежурная бригада репортеров. У них в руках цветы. Сегодня не праздник - просто в ЦИТО большая группа профессоров будет изучать на примере Маши Засыпкиной уникальный случай быстрого восстановления после операций, устранивших последствия тяжелейшей травмы. - Расскажи, как человек, переживший травму позвоночника, отмечает свое 16-летие? - Ко мне пришли девочки из молодежной сборной. - Извини, что перебиваем, но, говорят, здесь видели плачущую Свету Хоркину? - Она приезжала сюда, когда со мной случилось несчастье, а потом первая сборная уехала на соревнования. Наташа Чеваркина, Кристина Иванова, Лена Аношина, Аня Павлова - все девочки из молодежки пришли ко мне 9 декабря. - Они пришли к тебе как к выбывшему из строя бойцу или как к товарищу по команде? Ты читала в их глазах жалость? - Я слышала слова «береги себя». Когда говорила: еще увидимся, - я видела недоверие. Наверное, многие бы оставили гимнастику, если бы с ними случилось такое. В этой палате на двоих в тот декабрьский день было много игрушек, открыток, цветов и... шампанского. Маша могла себе позволить нарушить режим. Она хотела себе это позволить. Больная Засыпкина встала и пошла за несколько дней до своего 16-летия. Она преодолела страх первого подъема. - Что ты почувствовала, когда впервые сама встала на ноги? - Была неуверенность. Как будто ноги не мои. Головокружение. Со специальным аппаратом я прошлась по палате. И поняла, что буду нормально ходить. Профессор Ветрилэ за свою многолетнюю ортопедическую практику повидал всякое. Случай Маши Засыпкиной он считает уникальным. По скорости и степени восстановления после травмы позвоночника. - Она сможет вернуться в большой спорт? - спросили мы в лоб руководителя клиники. Он помолчал, подумал: - Если бы такая ситуация была в моей семье, я бы запретил своему ребенку возвращаться в гимнастический зал. Но Маша - очень волевая девочка. В конце зимы она пройдет у нас еще одно обследование. Тогда будет ясно, полностью ли она восстановилась. Мария уже сбегала из больницы (с позволения врачей - на три часа) на гимнастический мемориал Воронина, посмотреть на подруг из молодежки. - Убежала, чтобы увидеть других на помосте и пожалеть себя в больнице? - Нет, я просто очень соскучилась по залу, снарядам, девчонкам. Вспоминала сложные элементы... Уходя, мы задали, может, совсем нетактичный вопрос: - Ты хочешь стать олимпийской чемпионкой? - До 2004 года много времени. И зависит все не от твоего возраста, а от твоего внутреннего состояния. После этого она взяла букет роз и пошла отвечать на вопросы седых профессоров, изумленных ярким примером ее выздоровления.