Общество30 апреля 2002 2:00

Бункер Сталина в Ярославле строили зеки?

Подземелье еще не откопали, но у него уже есть директор!

Мы уже рассказывали о раскопках, которые ведутся в Саратове («КП» за 3 апреля). Буквально через неделю после выхода статьи нам позвонили из Ярославля. - Что вы пишете про Саратов? Вот у нас точно есть бункер Сталина! Мы сразу поехали в Ярославль. Ведь согласно постановлению Государственного Комитета Обороны номер 945 от 22 ноября 1941 года за подписью самого Сталина, в списке городов, где распорядились построить «специальные убежища», Ярославль значится первым! Мраморные столбы в подземелье Его здесь так и называют - «бункер Сталина». Легенды, с ним связанные, знает любой местный. Что принимать построенный спецобъект приезжал Берия. Что строителей-зеков расстреляли на месте и закопали тут же. Что отсюда по дну Волги проложен кабель аж до самой Москвы... Он целиком упрятан под землю. Наружу выходят только труба диаметром сантиметров тридцать - видимо, от спрятанного под землей дизель-генератора - и мощная каменная будка-воздухозаборник. В нее с полсотни лет лазит пацанва, но без толку. Последняя «экспедиция», пробравшись в боковой узкий каменный ход на десяток метров, наткнулась на решетку из железнодорожных рельсов. - Ой, сынок, да где ж ты сейчас свидетелей найдешь?! - всплескивает руками Зинаида Григорьевна Проказова, семидесятилетняя санитарка санатория «Красный холм». - Муж мой в то подземелье бегал, да он семь лет как помер. Подземелье находится в 20 километрах от Ярославля, на территории санатория, так что вся здешняя обслуга в курсе дела. Покойный муж Зинаиды Григорьевны тоже работал в «Красном холме». Почти до самой смерти про главный здешний секрет своей половине ничего не рассказывал. - Партийный был, - ворчит старая санитарка, - по натуре молчун, как и братовья его. Соберутся, бывало, и идут на то место, а меня не берут. Детские годы, говорит, вспоминаем. А вот под старость его прорвало. Говорит: «Зинаида, я тебе покажу бункер Сталина». Привел к холму: «Здесь входы были. Их потом взорвали и землей засыпали». Оказалось, что он заходил внутрь, что называется, на легальных основаниях. Пацанов оттуда гоняли, но ему разрешали иногда проведать мамку, которая работала в бункере прачкой. А для кого стирала, запамятовал. Память вообще странная штука. Вот запомнил мужик, что входные двери были выкрашены одна в зеленый, другая в желтый цвет и пронумерованы: на одной единичка нарисована, на другой - двойка. А сколько там этажей, забыл. Зато запомнил, что был там огромный зал. А в нем стояли мраморные столбы. Рассказывал муж и про строительство. Работали заключенные. Ходили под конвоем, все было огорожено колючей проволокой. Когда все было готово, их увезли. Но, чтобы расстреливали, такого не помнит. А когда закончилась война, из подземелья все подчистую вывезли. Потом приехали саперы и подорвали входы. В бункере хранится удобрение Спотыкаясь о бревна прошлогоднего трехметрового борщевика, мы с Алексеем Бурцевым, главврачом санатория «Красный холм», подходим к каменной будке. Это вентиляционная шахта. Сооружение мощное, с каркасом из железнодорожных рельсов. Гляжу вниз. Метров через пять-шесть колодец дает боковое ответвление. Туда и лазят местные пацаны. Таких шахт было две. Лет двадцать назад одну снесли, построив на том месте гараж санатория. С уцелевшей шахтой и вовсе конфуз. Некая баба Маша в восьмидесятых устроила рядом свинарник. А чтобы не забивать навозом очистные сооружения, проложила деревянный лоток до шахты и туда сваливала свинячье дерьмо. Второе напоминание подземелья о себе - «выхлопная труба», торчащая из земли метрах в ста от шахты. Года четыре назад из соседнего городка Тутаев приехали два мужика на раскопки. Не представившись никому, просто молча поставили два столба, блок и начали копать землю рядом с трубой. Вдвоем, лопатой и ведром, с риском для жизни они проделали в глинистой почве колодец шириной два на два и высотой шестнадцать метров! - Мне бы таких трудоголиков! - восхищенно цокает языком главврач Бурцев. Но титанический труд пошел впустую: мужики докопались до потолка бункера и застряли. Попытались долбить ломом, но тот со звоном отскакивал от крепчайшего бетона. Я б в музейщики пошел, пусть меня научат! Кстати, подземелье еще не откопано, а в Ярославле уже существует Музей «Бункер Сталина». С расчетным счетом, с телефонами, даже с директором. Обалдеть. Я на всякий случай позвонил. - А можно к вам на экскурсию?.. - Ну-у-у... музея еще нет. Не допускают меня туда, - раздался в телефоне скрипучий голос «директора музея». - Гм. Извините, а кто вас назначил на эту должность? - Гендиректор ПО «Нефтехимсервис». - А какое он имеет отношение к историческому военному объекту? Молчание. Позже мне объяснили, в чем фишка. Директор этого самого ПО Столяров - депутат областной Думы. Годов с 90-х, когда про бункер начали писать в местной прессе, не стало ему покоя. Сделал несколько запросов, но всюду отвечали, что такой объект не значится. И вот ситуация. Есть огромное подземное сооружение. От него последовательно открещиваются и военные, и спецслужбы. Так давайте его сюда! Правда, забыли про санаторий «Красные холмы», под которым раскинулся бункер и который по самому этому факту и должен хозяйничать в подземелье. - Откопать его надо, это факт! - чешет в затылке главврач Бурцев. - Но сначала надо обследовать, восстанавливать, выставлять охрану... бр-р-р! Откуда деньги? Средства необходимы колоссальные. И что с ним потом делать? Музей? Но пойдут ли туда люди? А может, просто шампиньоны в нем выращивать? P.S. А действительно, что с ним делать? В Самаре в «бункере Сталина» - музей, в Саратове и Ярославле подземелье пока не откопали, еще думают. Может, у читателей есть идеи? Кстати, в постановлении 945 за подписью Сталина, кроме этих городов, строили спецубежища еще в Ульяновске, Сталинграде, Горьком, Казани. Как было там? Что с этими подземельями сейчас? Может, еще остались живые свидетели строительства? Звоните (095) 257-59-85, пишите pavlov@kp.ru