Звезды

Заслонит ли голый клуни «Солярис»?

Американцы сделали римейк классики Тарковского
Душка Клуни скидывал скафандр не за спасибо - за 20 млн. долларов.

Душка Клуни скидывал скафандр не за спасибо - за 20 млн. долларов.

Этот фильм нам суждено смотреть с понятным предубеждением. Идея голливудизировать Тарковского выглядела бесперспективной и даже кощунственной. К тому же для раскрутки фильма компания «XX век - Фокс» пошла на излюбленный трюк, раздув скандал вокруг голого Джорджа Клуни.

Исполнитель главной роли дважды появляется в картине обнаженным со спины. За это фильму присвоили было категорию «R», запретив доступ в зал детишкам до 18 лет. Режиссер Стивен Содерберг подал апелляцию. Тело Клуни дозволили видеть уже 13-летним, хотя и под присмотром родителей.

На премьере продюсер Джеймс Кэмерон божился, что видел фильм Тарковского только однажды, в 1972 году. С тех пор несколько раз перечитывал повесть Станислава Лема, а затем купил и права на ее экранизацию.

Два года назад он спросил у Содерберга, не хотел бы тот снять что-либо научно-фантастическое. Увенчанный оскаровскими лаврами режиссер ответил, что чистая фантастика его не интересует. А вот психологическая драма на этом фоне... Тогда Кэмерон и вспомнил о «Солярисе».

«Переделывать фильм, снятый другим режиссером, - нездоровое занятие», - заявил Содерберг в ответ на вопросы о влиянии Тарковского на его труд. Он сам писал сценарий, отталкиваясь от повести Лема. И остался доволен только пятым вариантом.

Картину с серьезной драматургией разумно не стали фаршировать спецэффектами. Этот типичный по меркам Голливуда среднебюджетный фильм обошелся его создателям в 47 миллионов. Причем 20 из них - гонорар Джорджа Клуни.

«Солярис» Содерберга на 75 минут короче его классического предшественника. В нем нет напряженного политического контекста, который мы рассмотрели когда-то у Тарковского. Почерк мастеров Голливуда придал новому кинопрочтению Лема черты тонкой романтической драмы на фоне космической саги будущего.

Конечно, это не Тарковский. Но это Содерберг, что тоже вызывает уважение. Американские кинокритики поставили «Солярис» рядом с «Космической Одиссеей 2001 года» Кубрика и «Последним танго в Париже» Бертолуччи.

«Да, ну а как же мы будем продавать фильм?» - резонно спросил после окончания съемок Джордж Клуни. Он смотрел в корень: даже такой изящный и облегченный «Солярис» все-таки требует осмысления. А потому тяжеловат для среднего американского зрителя, мысли которого уже заняты приближающимся Рождеством.

«Солярис» стартовал скромно, заняв лишь седьмое место по сборам, едва перевалившим за 9 миллионов в первые пять дней. «Быть может, мы все-таки продадим его хотя бы через секс», - заключил Клуни, подразумевая, что от финансового краха фильм спасет хотя бы его показанная крупным планом волосатая задница.

В конце концов, по заключению знатоков, она тоже выглядела неплохо.

Андрей КАБАННИКОВ. (Наш соб. корр.). Вашингтон.

Большой осветили светлячки-мутанты

Филиал главного российского театра открылся новой постановкой «Снегурочки» Римского-Корсакова

Новая сцена построена по последнему слову техники - это понятно уже с порога. Несмотря на мороз, ступени у входа в театр теплые - к ним подведена система обогрева.

Да и внутри всякие ноу-хау видны невооруженным взглядом. Видеодекорации к «Снегурочке» эффектно сочетаются с традиционными тюлями. Лучи прожекторов пронизывают расписное марево, стремясь к гигантским экранам в глубине сцены. Движущиеся изображения достигают стереоскопического эффекта. Вот только беда - холодная каменистость совершенно не соответствует теплому звучанию музыки Римского-Корсакова...

Впрочем, к постановщикам можно придираться и по другим причинам. Хореограф Елена Богданович превратила лесных птиц в ледяные статуи, нехотя оживающие по приказу Весны. Дирижер максимально заморозил темпы. Режиссер придумал вялые и статичные мизансцены. Видимо, для того, чтобы не отвлекать от главного - компьютерных картинок, в изобилии раскиданных по спектаклю.

Программка указала, что «Снегурочка» представляет собой «Фантазию на темы Николая Рериха». Но в бесчисленных размывах, наплывах и кусочках опознать первоисточники практически невозможно. Зато компьютерные чудеса вызывают богатые ассоциации. В страшном чудище, пугающем Мизгиря в лесу, одним видится бараний череп, другим - неестественно увеличенный светлячок (может, потому, что в этот момент как раз звучит вокальная тирада про холодный блеск этих лесных насекомых). Совершенно непонятно, почему Снегурочка собирает васильки ночью. И не в поле, а в открытом космосе (видеодекорации в тот момент напоминают шатер хорошего планетария). В подобной ситуации больше всего жалко певцов. И Ирина Самойлова (Снегурочка), и Елена Новак (Лель), и Елена Зеленская (Купава), и Андрей Григорьев с Николаем Казанским (Мизгири первого и второго составов), и Валерий Гильманов (Мороз), и многие другие достойны другой «Снегурочки» - обстоятельно продуманной, приближенной и к богатому авторскому замыслу, и к точным музыкальным темпам.