2018-02-21T13:55:56+03:00

Только он ответит за «Норд-Ост»?

Во всяком случае, это следует из материалов дела, с которыми удалось познакомиться «Комсомолке»
Поделиться:
Комментарии: comments6
Вот он, Ахъяд Межиев, связной между исполнителями теракта и заказчиками. Остальные соучастники преступления уже на свободе...Вот он, Ахъяд Межиев, связной между исполнителями теракта и заказчиками. Остальные соучастники преступления уже на свободе...Фото: Анатолий ЖДАНОВ
Изменить размер текста:

Прокурор Москвы Михаил Авдюков осенью заверял: «Все результаты расследования теракта будут, безусловно, доведены до общественности. Скрывать мы ничего не намерены». Но ведь скрывают, да еще как! Все, что вы прочитаете ниже, нам предоставили близкие к следствию люди. Но на условиях полной анонимности. Мы благодарим руководителей телепрограммы «Человек и закон», чьи материалы также использованы в публикации.

Встреча в горах

В августе 2002 года на одном из командных пунктов боевиков в горах Чечни Аслан Масхадов и Шамиль Басаев встретились с шейхом Абу Омаром. Он прибыл с «аудиторской» проверкой партнеров по террористическому бизнесу.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Абу Омар Мухаммед Ас-Сейф (подданный Саудовской Аравии) осуществляет финансирование чеченских экстремистов, организует поставки вооружения, продовольствия и медикаментов, обеспечивает лечение раненых боевиков. Является руководителем чеченского филиала организации «Аль-Харамейн», которая финансирует исламских экстремистов по всему миру.

На этой встрече заклятые друзья Масхадов и Басаев, объединившиеся для реализации денежного «проекта», представили гостю план операции на Дубровке и ее главного исполнителя - 25-летнего Мовсара Бараева. А также подрывника Ясира, который, по словам Бараева, взорвал бронетехники больше, чем Россия выпустила.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Мовсар Сулейменов (он же Мовсар Саламов, он же Мовсар Бараев, «эмир» Мескер-Юрта) возглавил банду своего дяди Арби Бараева. Один из самых жестоких главарей боевиков в Чечне. Специализировался на похищении заложников и торговле ими.

На встрече в горах была утверждена дата теракта. И два его этапа. Захват мюзикла «Норд-Ост» планировался на 7 ноября, День согласия и примирения, причем захвату должен был предшествовать взрыв машины в центре столицы. Дабы посеять панику.

Второй этап предполагался уже после захвата заложников. В людных местах Москвы планировалось взорвать еще несколько автомобилей.

Но террористический спектакль пошел по другому сценарию.

19 октября в Москве взорвана малолитражка «Таврия».

23 октября - захвачены заложники на мюзикле «Норд-Ост».

26 октября бойцы «Альфы» и «Вымпела» штурмуют здание.

Почему террористы изменили план?

Связной Ахъяд Межиев

Чеченские эмиссары вышли на него в Ингушетии, куда Ахъяд Межиев регулярно приезжал из Москвы в гости к двоюродной сестре. Родившийся в селе Мехкеты Веденского района Чечни, он легализовался в столице еще до первой чеченской войны. Официально нигде не работал, но явно не бедствовал.

С большой долей вероятности можно восстановить хронологию его отношений с эмиссарами.

Какое-то время боевики проверяли Межиева. А летом 2002 года представили его своему связнику Асламбеку и подрывнику Ясиру, правой руке Бараева, который специально приехал в Ингушетию из Чечни познакомиться. Ясир представился новичку своим позывным - Абу-Бакар. В августе Асламбек и Абу-Бакар уже вдвоем навестили Межиева в Москве.

- Встретились, где Пушкинская, - на видеозаписи Межиев немногословен, - поговорили...

О чем боевики говорили с Межиевым в центре Москвы, можно только догадываться. Но дальнейшие события подтвердили, что эти трое договорились.

Генеральная репетиция

Напомним: через неделю после освобождения заложников власти демонстрировали оружие и взрывчатку, изъятые на Дубровке. Пояса шахидов, пистолеты, автоматы, фугасы... Как все это удалось провезти в Москву?

- По нашим данным, оружие было доставлено из Ингушетии, - говорит Евгений Тараторин, зам. начальника второго отдела оперативно-розыскной части (ОРЧ) МУРа. - На «КамАЗах» с арбузами под видом ресиверов - это такие воздушные баллоны для торможения машины.

Машины с бахчевыми доехали до Варшавки (район Москвы), где взрывчатку перегрузили в автомобиль Ахъяда Межиева. И отвезли в гараж на Ленинском проспекте. По некоторым данным, именно сюда приезжали саперы, чтобы заложить взрывчатку и установить таймер.

По требованию Асламбека Ахъяд вместе со своим братом Алиханом арендовали и еще один гараж, на Огородном проезде, 20-а. В промзоне, где милиция без особой надобности не появляется. Здесь тоже был устроен склад оружия и взрывчатки.

Кроме того, Асламбек просил связника купить подержанные машины и сотовые телефоны. Через газету Ахъяд Межиев приобрел малоприметные «шестерку» и «восьмерку». В назначенный день он отогнал машины в указанные места. Ключи и телефоны отдал Асламбеку, который специально для этого прилетел из Назрани.

...19 октября возле Концертного зала имени Чайковского, аккурат напротив поста ГИБДД останавливается зачуханная «восьмерка». Водитель, хмурый парень с кавказскими чертами лица, исчезает. «Жигули» остаются. На заднем сиденье остается и 50-килограммовый фугас, начиненный металлическими обрезками и шариками.

...19 октября у окошка раздачи «Макдоналдса» в центре Москвы на воздух взлетает «Таврия». (По некоторым сведениям, машину приобрел по поддельным документам все тот же Межиев.) Вечером в больнице умрет один из пострадавших - молодой парень. В то время, когда врачи будут бороться за жизнь других пострадавших, у Межиева зазвонит телефон.

- Это Асламбек, - услышит Ахъяд в трубке, - я уже дома. На Кавказе. Спасибо...

Террористы играют в футбол

«Таврия» взорвана. «Восьмерка» продолжает стоять у Зала имени Чайковского: ее, напомним, террористы собираются взорвать уже после захвата заложников. Начинена взрывчаткой и «шестерка» на Ставропольской улице. До времени «Ч», 7 ноября, остается чуть больше двух недель.

Но оперативники уже установили, что взрыв у «Макдоналдса» - это не бандитская разборка, а теракт.

- Мы получили информацию: готовится что-то еще, - продолжает муровец Евгений Тараторин. -Поняли это из анализа оперативных источников и технических средств связи. Выяснилось, что один из людей, причастных к взрыву, играет в футбол.

Оказалось, в Олимпийском центре «Крылатское» несколько раз в неделю собирается компания, чтобы погонять мяч. Все игроки - чеченцы, связанные между собой родственными или клановыми узами.

- Прямо в спортзале мы задержали 15 человек, - говорит Тараторин. - Уже в ходе их разработки стало ясно, что эти люди к чему-то причастны. Должны где-то участвовать.

Где-то... Что-то... Но что именно? И где?

Большинство футболистов были отпущены, но вот некоторые молодые люди привлекли внимание сыщиков и были задержаны.

Информация о том, что «футболистов» взяли, спутала планы террористов. Но не заставила отказаться от них. Наоборот.

Они решили поторопиться.

Время «Ч» было перенесено на 23 октября.

День, который потряс мир

...К этому дню из «восьмерки» возле Зала имени Чайковского забрали 50-килограммовый фугас. Позже его установят в самом центре зала ДК на Дубровке, рядом будет постоянно находиться одна из шахидок. Один этот фугас способен был разнести к черту весь зал.

...К этому дню из Петербурга, с одного из «перевалочных пунктов», в столицу приехали боевики и женщины-камикадзе.

...К этому дню подрывник Ясир, сменив привычную военно-полевую форму на джинсы и куртку, появился в одной из московских мечетей. Здесь у него состоялась встреча с Ахъядом Межиевым. Судя по всему, на ней обговаривались последние детали.

Дальнейшее увидел весь мир.

23 октября в 20.25, во время второго действия мюзикла «Норд-Ост», на сцену вышли боевики.

- У нас снаружи много камикадзе, которые готовы работать и ждут звонка, - отрапортовал Бараев. - Около ста камикадзе... у них законные российские паспорта, московские прописки... Мы запустим второй этап, и тогда они увидят, что мы здесь готовы ко всему.

Насчет «ста камикадзе» Бараев рисовался. Но несколько смертников действительно были.

Ночью Ясир (Абу-Бакар) позвонил по мобильному Ахъяду Межиеву:

- Почему нет свадьбы?

«Свадьба»

«Свадьба» - кодовое слово для обозначения второго этапа теракта. Имелись в виду женщины-бомбы. Их еще называют «невесты Аллаха». Вот потому и «свадьба».

Шахидки сидели в одной из съемных московских квартир и ждали, когда за ними приедут.

- Абу-Бакар хотел, чтобы я в эту же ночь девчонок послал, - говорит Ахъяд Межиев на видеозаписи. - У них все уже было готово. Все было на себе.

Межиев тянул время. Но после звонка из захваченного здания он посадил двух чеченок-шахидок в свою машину и поехал в центр столицы. Долго колесил по городу: выбирал, где побольше народа. В итоге остановился у кафе «Пирамида» на Пушкинской площади. Здесь всегда многолюдно. «Невесты Аллаха» должны были подорвать себя в толпе.

Но... Межиев так и не выпустил женщин из машины. Почему? Неизвестно. Возможно, просто испугался за себя. Слишком много вокруг милиции, женщины явно привлекут к себе внимание, их могут арестовать раньше, чем они соединят клеммы проводов. А может быть, Межиева просто «кинули» с гонораром, и он решил не рисковать.

Есть, впрочем, и еще одна версия: через посредников власти дали понять террористам, что готовы пойти на какие-то уступки, если не будет новых терактов.

Покружив по городу, Межиев забрал у шахидок пояса, отвез женщин на вокзал, купил им билеты в Назрань и распрощался. «Пояса шахидов» отдал своему брату Алихану. Тот по распоряжению Абу-Бакара отвез пояса некоему Хампашу Собралиеву (мы еще встретимся с этим персонажем).

А на Дубровке приближалась развязка. Сценарий Буденновска не складывался. И Межиев заметался. В телефонном разговоре с Абу-Бакаром он говорил, что боится и хочет уехать.

26 октября бойцы «Альфы» и «Вымпела» провели штурм.

Выехать из столицы Межиев не успел.

Живых террористов у следствия нет

Поставим крест на всех слухах, которыми были заполнены все СМИ поздней осенью прошлого года: ни одного живого террориста у следствия нет. Все члены бандгруппы Бараева уничтожены в ходе спецоперации.

Однако были задержанные по подозрению в подготовке взрыва у «Макдоналдса» и захвата заложников.

Вот восстановленная хроника тех дней.

28 октября, через 48 часов после штурма муровцы задержали Ахъяда Межиева. Его «засекли» на телефонных разговорах с Абу-Бакаром. В автомобиле чеченца оперативники обнаружили автомат и два гранатомета. Межиев под видеозапись подробно рассказал о своих контактах с террористами. В том числе о двух приобретенных «под теракт» машинах.

30 октября у Концертного зала имени Чайковского опера находят ту самую «восьмерку», а на Ставропольской улице - «шестерку».

В тот же день в Иванове, у родственников задержан брат и сообщник Алихан Межиев.

22 ноября в подмосковном поселке Черное Балашихинского района задержаны 30-летний Хампаш Собралиев (ему, если помните, Алихан Межиев передавал «пояса шахидов») и 40-летний Арман Менкеев, майор запаса ГРУ. В ходе обыска изъяли пистолеты Макарова, Стечкина с глушителем и 80 патронами, два аппарата полевой контактной связи военного образца, две радиостанции иностранного производства, литературу ваххабитского толка и конспекты по минно-взрывному делу. И, самое интересное, взрывчатку и заготовки для «поясов шахида», по оценкам экспертов, идентичные тем, что использовались на «Норд-Осте». Любопытная деталь: в кармане у Менкеева нашли билет в ДК «Меридиан» - здание - близнец дубровскому.

Оружие и амуницию в этот дачный домик доставили, как выяснило следствие, прямо из... Чечни. Через всю Россию автоматы и пистолеты «ехали» на грузовиках, в ящиках с яблоками!

На допросах Хампаш Собралиев недолго ломался.

- Кому отдал пояса? - спросили его.

- Жене.

26 ноября бывшая жена Собралиева 28-летняя Ирина Ивантеева и ее новый сожитель Виктор Кроитору были задержаны в их московской квартире.

Как оказалось, 25 октября, когда вся страна с ужасом смотрела репортажи из захваченного бандитами ДК, Хампаш Собралиев притащил в квартиру Ивантеевой две сумки. Ирина вместе со своим сожителем, вероятно, заглянули внутрь. И, увидев «пояса шахидов» и самодельную гранату с запалом (на базе выстрела подствольного гранатомета ВОГ-17), выбросили сумки в Москву-реку. От греха подальше.

ДОСЛОВНО

- Что касается теракта на Дубровке. Нами ведется оперативное сопровождение, возбуждены уголовные дела. Расследование ведется, на мой взгляд, достаточно удачно.

(Директор ФСБ Николай Патрушев на совещании в Омске. 10 апреля 2003 г.)

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Осенью прошлого года Мосгорпрокуратура радостно известила страну о задержании подозреваемых. Но... «героям» нашего расследования Алихану Межиеву, Хампашу Собралиеву, Арману Менкееву, Ирине Ивантеевой и Виктору Кроитору так и не предъявили обвинения, и они были отпущены за отсутствием состава преступления. Сегодня, по нашим данным, в СИЗО находится только «связник» Ахъяд Межиев.

А как же факты, добытые сотрудниками МУРа? Московская прокуратура фактами их не сочла.

Дело «Норд-Оста» вряд ли будет закрыто - слишком большой имело резонанс. Но мы знаем, российские «висяки» могут висеть очень долго.

Дорогие читатели! Если вы можете помочь независимому расследованию «Комсомолки», звоните нам сегодня и завтра, с 11 до 13 часов по московскому времени по телефону: (095) 257-52-95. И пишите на электронный адрес: zinaida@kp.ru

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также