Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+12°
Boom metrics
Общество25 июня 2003 9:02

Средь лесов, полей, болот мы вершили Крестный ход

Наш спецкор Николай Варсегов испытал на себе всю благодать русского Крестного хода, хоть и тяжкого, но не бессмыcленного. И похудел в этом походе на 13 кг
Близ села Великорецкого есть сосна, под которой, по легенде, нашли икону Николая Чудотворца. Люди верят, что, если пройти под корнями этого древа, все желания сбудутся!

Близ села Великорецкого есть сосна, под которой, по легенде, нашли икону Николая Чудотворца. Люди верят, что, если пройти под корнями этого древа, все желания сбудутся!

(Окончание. Начало в № за 25 июня с. г.)

Бабка прыгала, как Бубка

Ей-богу, не привираю, бабке лет 80, за плечами тяжелый рюкзак, в обеих руках по сумке. И если б заснять, как лихо переваливается она через лесные завалы высотой ей по грудь, то циники явно бы сказали: монтаж!

- Ей Бог помогает, - вразумляют меня священники.

- А-а... - изрекаю я понимающе сквозь одышку и размышляю вслух: - Вот иду и весь путь поражаюсь упорству наших людей, а если б да эту силищу, эти массы, скажем, обрушить с молитвой на расчистку помоек, коими вся Россия завалена? Может, то было бы не менее богоугодным делом?

- А это и есть очистка помоек, - отвечают отцы. - Кто пройдет Крестный ход до конца, тот очистит помойку в своей душе, а после уж начинает чистить земное пространство вокруг себя.

А еще мне было вразумлено, что мы есть духовная нация и никакие высокие технологии нам не нужны, ибо прогресс так называемый построен на человеческой алчности, и он растлевает души. Однако церковь и общество вынуждены пользовать тот же компьютер, дабы не уступать супостату вооружением.

- Вы посмотрите, кака бездуховность в этих европах, - примкнула к нашему разговору одна шустрая бабка. - Посмотришь, бегут по улицам все с мертвыми лицами, а в глазах-то одна лишь страсть: нажива, нажива, нажива!

Судя по ветхим одежам, бабка много «европ» на своем веку повидала.

- Мне дай хошь мильен, я туда жить не поеду, - упредила она на всякий случай, - потому что там вот всего этого нет! - И паломница с пафосом указала на разжиженное подобие дороги.

- Миллион чего? - спросил я, удивляясь ее скромным запросам.

- Мильен пенсии, - уточнила старушка.

«Санаторию захотели?»

Пусть не подумает мой читатель, что весь Крестный ход - по лесам да болотам. Часто здесь с высоких холмов открываются такие Божественные просторы, такие васнецовские, левитановские покои, в которых Европа нам и вправду далеко не соперница. Новым паломникам мой совет: берите побольше фотопленки. Красоты природы и человеческих душ затмят вам все тяготы этого хода.

Именитый вятский писатель и ежегодный крестоходец Владимир КРУПИН так описывает свои видения Крестного хода: «...Одни, намучившись, больше не пойдут, другие, ощутив главное в этом ходе - любовь ко Христу, друг ко другу, уже будут ходить всегда.»

Сам Владимир Николаевич, как и подобает писателю, шел в гуще народа, как плоть от плоти: сношенные обутки, старенькие одежды. Жаль, что разница наших литературных течений не позволила нам вступить в диалог, но все равно я его уважаю как талантливого творца и хочу привести еще один Крупина отрывок. Да простит он за мои вольные сокращения!

«А еще недавно опочила - светлая ей память - незабвенная раба Божия Маргарита, Маргаритушка. Она прошла Крестным путем семьдесят раз. (...) Маленькая, сухая, тащит тяжелые сумки с бутылками с водой. Никому не дает помочь: «Свои грехи надо самой тащить». (...) Она всегда назидала, вбивая в наши умы и души четыре правила: «Меньше есть, меньше пить, меньше спать, больше молиться!» (...) Чудеса для Маргаритушки были обычным делом.

(...) Огромное поле. Жара такая, что еле ползем. Воздух плавится, в глазах рябит. Дети сморились. «Маргаритушка, матушка, попроси ветерка», - просят женщины.

«Санаторию захотели? - громко кричит Маргаритушка. - Грешить-то погоду не выбирали, а тут хотите гулять, как на курорте?»

«Для деточек же», - просят женщины.

Маргаритушка долго молчит. Наконец, начинает петь «Отче наш». Все мы поддерживаем.

«Мати Божия, Царица Небесная, - крестится Маргаритушка, - не осуди нас по грехам нашим, снизойди к нашей немощи, дай ветерка».

И вот - я свидетель - откуда-то на совершенно чистом небе появляется облако и закрывает солнце. Приходит прохладный ветер. О как легко, как отрадно! Как удивительно свежа зелень близкого леса, какие серебристые волны бегут по молодой полыни, как золотятся цветочки купавок и куриной слепоты, как снежно белеют зонтики кашки, как рубиновыми коврами расстилаются полянки полевых гвоздичек.

Маргаритушка идет, сурово сомкнув губы. Проходит минут десять - пятнадцать. Уже щебечут детишки, уже начинаются оживленные разговоры. Тут Маргаритушка возглашает: «Ну, хватит!»

И как нe бывало облака, ветер, как подстреленный на ветру сокол, падает, снова жара, снова кипящий от солнечного огня воздух.

Ты прав был, Сережа

Самым тяжким на третий день для меня оказались... привалы. Я вообще-то ходок бывалый и вроде обувь предусмотрел, но все равно пальцы намозолил до крови. Пока идешь, привыкаешь к боли, посидел - невозможно шагать. Опираешься на посох, и уже чуть легче. И вот к 5 вечера выходим к Великорецкому. О, как маняще и величаво глядится оно своими храмами с высоких холмов! Изможденные, грязные, по лицам размазаны кровавые комары - мы совсем непохожи на тех, что вышли третьего дня из Кирова. Поясной ремень я затянул уже на последнюю дырку, а он болтается, часовой браслет на руке прыгает чуть ли не до локтя. В глазах красные огоньки. Я потерял, и слава Богу, в этом походе 13 кг. А иные здесь не вкушают все 6 суток! Если помножить 13 кг на 8000 паломников, то получается - мы полегчали на 104 тонны.

В Великорецком собрались тысячи встречающих из Кирова и окрест. Едва завидев нашу колонну, на храмах ударили во все колокола, с неба брызнуло ясное солнце, и с великорецких холмов к нам двинулся встречный ход. По обочинам всюду стояли люди, нас поздравляли, крестили, бросали цветы. Мои боли вмиг отступили, но вдруг принялись душить, мучить слезы. Помню, пять лет назад я цинично похмыкал, когда прочитал у брата Сережи Благодарова (он первым из «Комсомолки» ходил в Крестный ход): «Навстречу нашему Крестному ходу вышел Великорецкий ход - пение поднялось высоко в небо, еще выше забили колокола, тысячи богомольцев плакали, смешиваясь с Крестным ходом. И я, человек не сентиментальный, расплакался. Слезы невольно текли, глядя на этих, валящихся с ног рыдающих старух и малых детей. Плакали, глядя на Святую икону, давшую силу пройти этот тяжкий путь».

Как прав был ты, Сережа, но поймет тебя лишь прошедший этим путем. Только здесь я впервые увидел настоящую Россию, прекрасную, величавую и свою, Россию, которую я так долго искал по всей огромной стране. Самое удивительное, что Свято-Серафимовская церковь, откуда начинается Крестный ход, стоит буквально в четырех километрах по прямой от деревни Варсеги, в которой я родился и вырос, но, к стыду своему, ни разу не ходил в Крестный ход. И этот ход для меня пока что не настоящий. Отсюда буду выбираться колесами, а истинные паломники - пешком. Не хочу зарекаться, но, коль ничего не случится, обязательно пройду этот путь от начала и до конца. Это, поверьте, очень очеловечивает. И это, по моему разумению, должен испытать каждый, чтящий себя православным.

МОЕ ПОЖЕЛАНИЕ ВЯТСКИМ ВЛАСТЯМ

После освящения святого источника люди по 6 - 7 часов стояли в очереди за святой водой, а ведь там запросто можно добавить десяток - другой трубок-отводов. Уважьте, пожалуйста! А если опять будет скопище, то пусть милиция разрешит набирать не более 1 - 2 бутылей на человека.

Отдельное спасибо Российской армии. Военные поставили для паломников свои большие палатки и покормили малоимущих бесплатной горячей пищей.

СОВЕТЫ НОВИЧКАМ

1. Лучше пойти со своей палаткой, паломников год от года все больше, с ночевкой все туже. Но прежде потренируйтесь малым походом куда-то в лес. Возьмите сухой спирт для растопки сырых дров.

2. Погода чаще бывает жаркая - до +25 - +30, но может и опуститься до -2. Одежда соответствующая, закрывающая от комаров и гнуса.

3. Возьмите мази от клеща и прочих паразитов, туристическую аптечку.

4. Любую еду можно купить в местах ночевок. Магазины для вас работают всю ночь.

5. Очень тщательно подберите обувь, думайте о мозолях! Лучше взять две пары кроссовок - одни мокрые, другие сохнут на ходу на рюкзаке.

6. Приучитесь убирать за собой после трапезы.

7. Не забудьте нательный крест, но забудьте матерные слова хотя бы на время паломничества.

К Свято-Серафимовской церкви, что в Кирове, лучше проехать до остановки «Парк имени Гагарина».

ПОЯСНЕНИЕ АВТОРА

Во вчерашнем номере у нас произошла путаница с протяженностью Крестного хода. Истинного расстояния никто не мерил. Но, считается, в одну сторону от Кирова до Великорецкого путь - 90 км, а в обратную - более короткий - 70 км. Итого 160 км.