2018-02-21T13:58:50+03:00

Я - секс-рабыня

Дневник нашего спецкорреспондента Ярославы Таньковой. Рискуя жизнью, она прошла путь русских девочек, которым обещают «высокооплачиваемую работу за рубежом», а на деле продают в публичные дома Ближнего Востока
Поделиться:
Комментарии: comments23
Изменить размер текста:

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДЫДУЩИХ СЕРИЙ

В московской фирме Ярославу пригласили работать танцовщицей в Израиле. Чтобы свести риск к минимуму, она заплатила за опеку израильскому сутенеру Леше. И он помог Ярославе «внедриться» в один из невольничьих караванов, которые гонят через пустыню из Египта в Израиль, под видом рабыни. Пообещал встретить ее по прибытии каравана в Израиль. В домике египетских бедуинов в кругу пятерых невольниц Ярослава провела первую ночь.

А наутро их стали грузить в кузов машины, и нашу корреспондентку впервые в жизни ударил мужчина - один из бедуинов

ЧАСТЬ 4

Главное - поменьше биться головой

...Бедуин замахнулся. Я поняла, что сейчас меня будут бить. Даже зажмурилась и поджала колени. Однако двое других арабов начали что-то громко кричать ему и махать руками в мою сторону. То ли сработало мое положение «особого товара», которое обещал мне обеспечить сутенер Леша, то ли бедуины сильно торопились, но меня оставили в покое и занялись погрузкой остальных.

Один из бедуинов скомандовал нам лечь на выстланное дерюгой дно грузовика. Я улеглась, положив под голову, как подушку, пакет с вещами. Рядом лицом ко мне легла Алина. Сверху посыпалась пыльная солома - нас накрыли крестообразным сооружением из досок и завалили сверху кубами спрессованного сена. Стало трудно дышать, и все начали страшно кашлять. Пыль попала мне в глаза. Они тут же заслезились и зачесались. Грузовик тронулся. Я ударилась затылком о бортик дернувшегося кузова и заплакала от ужаса. Я уже не хотела продолжения приключений. Но пути назад не было. «Даже если предположить, что я вылезу из этого пыльного ада, куда я побегу без визы, без паспорта, в пустыне?» - так думала я, смахивая со щек слезы и постоянно падающих сверху жуков.

Я не знаю, как можно коротко описать дальнейшие несколько часов моих завываний: «Ма-а-амочка!» и Алинкиных причитаний: «Ну че ты ревешь? Больно ударил? Да?» В конце концов я не то чтобы успокоилась, но отупела и впала в ступор. Просто лежала и старалась поменьше ударяться головой. Больше мыслей не было.

«Мала вода, мала!»

А когда мы приехали к месту назначения и солому наконец-то сняли, я еле открыла опухшие от слез и пыли глаза. Солнце палило вовсю. Кругом была пустыня, и только слева на горизонте виднелись горы. Из цивилизации - серая бедуинская палатка, наполовину забитая ветошью, и примус. «Туалет» за палаткой, в песочек, под угрюмым наблюдением блохастого верблюда. Больше всего мне тогда хотелось домой и стать невидимой. Я знала, что больше не смогу сказать бедуинам ни слова поперек, потому что боюсь. И сознавать это было самым большим унижением.

В палатке стоял здоровенный баллон с водой, из него нам разрешили наполнить бутылки. Бедуин, который дожидался нас здесь, назвался Сашей. Он знал несколько слов по-русски, улыбался гнилыми зубами, все время повторял: «Харош руйский, зайка моя!» - и пытался дотронуться. Я вжималась в углы, когда он проходил мимо. Впрочем, девчонки-молдаванки тут же подружились с ним. Хабаровские же по-прежнему держались особняком. Пыльное липкое тело страшно чесалось, но о том, чтобы «помыться», не могло быть и речи. Когда мы попытались умыться из бутылки, Саша заорал: «Мала вода, мала!» - притащил пыльную тряпку и на собственном примере показал, как надо умываться, смачивая тряпку и протирая шею. Той же тряпкой он, игриво хихикая, протер шею Алине. Меня чуть не вырвало, но Алина, видимо, боясь испортить отношения, стоически, как корова дойку, снесла «заботу». И только потом постоянно шептала, что тряпка пахла навозом и теперь эта вонь ее преследует.

Однако накормили нас вкусно. Лепешки, сыр... Особенно вкусным был крепкий кофе (бурда на вид, но на вкус потрясающе). После обеда арабы вытащили жуткую конструкцию из маленькой пепси-кольной бутылочки, наполненную до половины водой, в которой плавали какие-то черные хлопья. В одну из стенок бутылочки была вделана трубка. Как оказалось, это было нечто вроде самодельного кальяна, но для курения анаши. Из-под завалов тряпья появилась внушительная коробка с травой. По знойному воздуху вязко потек ядовитый дым. И всем нам предстояло еще час отбиваться от предложений покурить с ними.

После наркотиков Сашины глаза стали злее, улыбка шире, а приставания липче. Когда, в очередной раз устав давить на своих ногах блох, я вышла из палатки, он как раз «дружески обнимал» Алину. На мгновение я испугалась, что мы будем здесь ночевать ВСЕ ВМЕСТЕ! Поэтому, когда Саша скомандовал собираться, мое настроение можно было назвать даже хорошим.

Невольничий караван

Через несколько минут наши сумки и пакеты связали веревками и погрузили на верблюда. Один из арабов (я так и не запомнила его имени) сел на верблюда и возглавил колонну. А мы побрели за ним вслед. Саша пошел вместе с нами пешком.

Синайская пустыня совсем не похожа на песчаные барханы в мультике про Аладдина. Это скорее степь из жестко утоптанного красного и рыжего песка. Редкие колючие шарики низких кустарников. Черные большие жуки - единственная форма жизни. В течение первого часа мы шли достаточно бодро. Я намотала на голову платок от солнца и мерно шагала, ощущая себя персонажем сказки «Тысячи и одной ночи» и думая про Моисея. Интересно, если он по дороге в Израиль тут 40 лет шатался, как же мы весь этот путь пройдем до вечера, как мне обещал сутенер Леша?

Дура наивная! Я тогда даже не знала, что могла, как и другие русские девчонки, остаться в этой пустыне навсегда...

(Продолжение в номере за вторник, 9 сентября.)

КСТАТИ

За непокорность шесть девушек убиты в Тайване

На прошлой неделе тайваньские пограничники задержали грузовик, в потайном отделении которого находились 34 девушки. Среди них 3 россиянки. В ходе допросов выяснилось, что российских девушек преступники похитили. В дальнейшем их должны были продать в один из борделей. На Тайвань их доставили на лодке и пересадили в грузовик.

Последние несколько дней девушки не ели. Контрабандисты выдали им лишь несколько бутылок воды и угрожали выбросить их за борт, если они не будут вести себя тихо.

Это не шутка. Когда неделей раньше береговая полиция Тайваня задерживала китайский корабль, груженый «живым товаром», контрабандисты успели утопить шесть девушек.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также