Общество22 октября 2003 14:15

«Невесты Аллаха»

Как молодых чеченских женщин превращают в «живые бомбы»?

Сегодня, в годовщину трагедии «Норд-Оста», мы публикуем отрывки из книги корреспондента «Комсомольской правды» Юлии Юзик «Невесты Аллаха», в которой автор рассказывает о судьбах чеченских смертниц.Что это за явление? Откуда оно пришло к нам? Как из женщин делают «живые бомбы»? Где и когда может прогреметь следующий взрыв? Обо всем этом читайте в книге, которая выйдет в ноябре в издательстве «Ультра.Культура».Как женщина превращается в куклу?Год я занималась женщинами-камикадзе. Ездила по Чечне, встречалась с родственниками погибших, с людьми из джамаата, с сотрудниками спецслужб. Думаю, спустя год я имею моральное право делать какие-то выводы.Вывод первый: из 10 «шахидок» только 1 будет настоящей - идейной, во что бы то ни стало желающей отомстить и погибнуть. Остальные 9 - блеф.Всех «невест Аллаха» я разделила бы на две категории. Их вербовка и подготовка для роли «живой бомбы» происходит соответственно по двум разным сценариям.«Неудачница»30 - 40-летняя вдова или просто женщина с неудавшейся жизнью. Она может как не иметь детей вообще, так и потерять их на войне. Такая женщина вследствие тяжелой душевной травмы или критической неудовлетворенности жизнью может быть обращена в ислам, который в Чечне принято называть ваххабизмом. Вербовщики никогда не оставят такую женщину в покое. Ее найдут и, «узнав» о горе, начнут помогать и успокаивать.«Невеста»17 - 25-летняя девушка, чаще всего из ваххабитской семьи, где женщинам прививают культ поклонения мужчине, или девушка, выросшая без родного отца и не имеющая «кровника» - того, кто отомстит за ее позор или гибель. Ее «похищают» - вроде как берут в жены, потом пользуют, иногда снимая групповой секс на видеокамеру (Арби Бараев, чью сестру так опозорили, вывез ее в поле и... расстрелял). У женщины нет шансов выйти замуж или вернуться в семью - «опозоренная», она никому не нужна.Впрочем, среди смертниц этой возрастной категории есть и неиспорченные богобоязненные девушки. Скорее всего, на войне они потеряли любимых братьев и даже мужей. У них есть мотив для мести, и хотя они не стремятся умереть, но готовы принять мученическую смерть после массированной на них психологической атаки. Этап 1. Вербовка и похищение «Неудачницы»Жертву начнут отдалять от родной семьи постепенно. Семьей ей теперь становится джамаат - ваххабитская община, где все друг другу «братья и сестры». Сама жертва узнает об отведенной ей роли в последнюю очередь.«Невесты»Похищение почти всегда выглядит одинаково. Домой к девушке приезжает женщина, годящаяся ей в матери. А с ней помощник-мужчина, которого «жертва» должна знать, - на тот случай, если придется применить силу. Девушку увезут на глазах у родителей, в лучшем случае оставив им долларов 200, чтобы молчали и не дергались. Но они будут молчать и без долларов. Потому что тоже боятся - шантажа, расправы или чего-то еще.Этап 2. ИзоляцияЖенщину нужно подготовить к акту самоубийства, накачать ее религиозными идеями, идеалами, отрезать от мирской жизни. Что для этого нужно? Я отвечаю: очень мало. Изоляция, тишина, чтение Корана и определенная музыка. Хотя «базы» тоже существуют - это простые жилые дома, находящиеся в тех селах, куда не рискнут ехать без подкрепления даже спецподразделения МВД. На въезде в такое село стоит какой-нибудь мальчишка, который, только заметив незнакомую машину, тут же «сигналит» по рации ее приметы. В селе машину уже встречают «хвостами», окружением, а потом, заметив что-либо подозрительное, могут открыть огонь. Бежать отсюда жертва не может. Все время она находится под бдительным оком наставницы и инструктора. Если женщина попала в руки к этим людям, с ней можно попрощаться. Как проходят ее дни в заточении?С ней почти круглосуточно общаются, накручивая жертву эмоционально; много говорят на тему священной борьбы, рая, покоя, долга. С будущей «живой бомбой» читают вслух Коран, ваххабитскую литературу, цитируя и повторяя избранные места. Пять раз в день будущая смертница молится. Будущие «шахидки» обязательно слушают одного из самых известных в Чечне идеологов шахидизма певца Тимура Муцараева. Этот боевик из отряда Доку Умарова обладает незаурядным, с жесткой хрипотцой голосом и поет весьма эмоциональные песни. Творчеством назвать их трудно, они - образец успешной пропаганды.Будущим «живым бомбам» все время внушают, что война разрастается, что с каждым днем становится все хуже. Им озвучивают их «миссию» - остановить войну. Принести себя в жертву. Ради уже убитых и тех, кого обязательно убьют: матери, отца, братьев, сестер, детей. Ради них нужно стать «на путь джихада».«Грязные технологии»Если спустя какое-то время «нужных» сдвигов в сознании женщины не происходит, инструкторы используют наркотики или психотропные средства, заглушающие волю, делающие из человека марионетку. Это один из самых грязных и страшных моментов подготовки «невест Аллаха». - Зарема Инаркаева была под воздействием наркотических веществ, когда прогремел неудачный взрыв в Старопромысловском РОВД Грозного;- Марета Дудуева, которая вела грузовик в сторону российского блокпоста, но была обстреляна и выжила, тоже, как утверждает мой источник в МВД Чечни, была под воздействием психотропных веществ;- неизвестная смертница, подорвавшая автобус с военными в Моздоке, была под воздействием психотропных веществ - к такому выводу пришла прокуратура Северо-Кавказского военного округа, ознакомившись с результатами медэкспертизы фрагментов головного мозга террористки;- смертница, назвавшаяся Луизой Осмаевой, была обстреляна милиционерами при попытке подрыва российского блокпоста в июне 2003 года, прожила в больнице сутки и скончалась от «сильного истощения организма в результате регулярных побоев и применения психотропных препаратов»; она находилась на 4-м месяце беременности, когда ее отправили на смерть;- обе террористки, взорвавшие себя в Тушине во время рок-фестиваля, находились под воздействием психотропных веществ, это показала медэкспертиза их останков;- и, наконец, последний неудавшийся теракт на Тверской улице Москвы совершила 22-летняя чеченка, «в крови которой, по предварительным данным, обнаружили психотропные вещества».Этап 3. ЗаключительныйКогда подходит час «Х» и смертницу нужно везти на место теракта, ей вешают на пояс взрывчатку. Если женщина все-таки испугается и захочет избавиться от «пояса шахида», быстро сделать это не получится. Зато инструктор, находящийся неподалеку, заметит эти попытки и приведет взрывчатку в действие. Если в «шахидке» не очень уверены, применят психотропное средство. Помните, что «живая бомба» - это прежде всего женщина. Молодая женщина. И ей не хочется умирать. Я изучала последние минуты женщин-камикадзе, взорвавшихся за последний год («Норд-Ост», как вы помните, завершился тем, что ни одна «шахидка» не привела в действие взрывчатку. Если не верите, что у них на поясах были муляжи, успокойте себя тем, что самостоятельно ни одна из смертниц так и не смогла убить себя. - Авт.). И только самые первые случаи можно с уверенностью назвать самоподрывом. В остальных же почти всегда не сама женщина приводила взрывчатку в действие. Пока она входила в толпу, она все время находилась в поле зрения инструктора. Один ее неверный шаг, свидетельствующий о попытке бежать или замешательстве, - куратор набирал заветный «код», и женщина отправлялась к Аллаху. На «свадьбу».Об этом факте спецслужбы предпочитают умалчивать. Напрасно. Ведь получается, что сами «шахидки» не убийцы, а жертвы убийц. Это не ОНИ убивают. Это ИМИ убивают.Похищают, готовят, надевают взрывчатку, под охраной привозят на место, выпускают в толпу, и, пока несчастная ищет выход, тот, кто привез ее на место, набирает «код», и женщина разрывается в клочья.«Какой «код»? - спросите вы. Объясняю: почти каждый мальчишка в Чечне знает, как заложить фугас и как работает радиоуправляемый механизм, который приводится в действие обычным мобильником. Искусству изготовления фугасов обучили тысячи чеченских пацанов в лагерях Хаттаба. Время прошло. Теперь чеченские парни взрывают не российских военных - чеченских женщин.Она пошла на смерть, умывшись кровью мужа29 ноября 2001 года Айза взлетела на воздух в родном Урус-Мартане, метрах в 100 от родительского дома.- Я приехал домой, отработав смену на стройке. Только зашел, разулся, как в дверь стучат. «Твоя дочь взорвалась возле комендатуры?» Я ничего не понял. «Что вы несете?» - говорю. А мне отвечают: «Пойдем на опознание...» - Старый Ваха Газуев всхлипывает. - От дочки только голова и осталась. Жена сразу в обморок упала. Ее в чувство приводили, а я пока останки в сумку складывал. Кроме головы, остались плечико и пальчик. Я все сложил в пакет. Килограммов 5 - 6 от Айзы осталось, не больше. И пошли мы с матерью домой... Я плачу, жена плачет, а Айза уже не плачет. Только голова и пальчик с ноготком от нее и остались...