Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+7°
Boom metrics
Звезды9 января 2004 7:49

Маша Голубкина целовалась с французом под присмотром Фоменко

Режиссер фильма «Француз», премьера которого состоялась на Первом канале в Рождество,- о том, как снималась эта праздничная история
Источник:kp.ru
Маша Голубкина и Гарик Сукачев на съемках «Француза» настрадались от мороза.

Маша Голубкина и Гарик Сукачев на съемках «Француза» настрадались от мороза.

Актеры называют режиссера Веру Сторожеву ласково - «Вера-паровоз», а иногда в шутку - «локомотив по имени Вера». За ее жизнелюбие и способность так раскочегарить энергетику актеров, что никакие минус 30 им уже не страшны, даже во время съемок на трескучем зимнем морозе.

В 2002-м она сняла свой первый фильм «Небо, самолет, девушка». А после этого запустилась с новой работой - «Француз».

Актер боялся снега и медведей

- В нашем фильме снимался настоящий француз, актер Тьери Монфрей. Он настолько слился со своим экранным образом - иностранца, пострадавшего от «российского гостеприимства». Впрочем, как признался сам Тьери, случись нечто подобное с русским в Париже, да еще накануне Нового года, «добрые французы» наверняка обошлись бы с ним точно так же.

- А «наши» что - так сильно погорячились?

- Ну ограбили до нитки богатого французика по пути в Москву, где он собирался встретиться с девушкой по переписке. Ну пришлось ему забомжевать от отчаяния прямо на улице 31 декабря. Но на то и рождественская история, чтобы закончиться благополучно. В общем, это наш ответ любимой «Иронии судьбы», но с таким милым французским акцентом.

- Ну а самого Тьери чем-то все-таки зацепила наша российская сущность?

- Он первый раз оказался в России и сразу признался: «Я боюсь снега и медведей». Но потом это у него прошло.

- То есть обошлось без крепких выражений?

- Да, но не без шуток. Дело в том, что наша главная героиня - Маша Голубкина - стала опаздывать на съемки из-за репетиций в театре, а дисциплинированный Тьери начал из-за этого нервничать. Даже пару раз накатил на нее в гримерной. А у Маши уже в привычку вошло: чуть опоздала, бухаться в ноги режиссеру с глубоким земным поклоном, мол, «простите, меня, Вера!»

И чтобы разрядить обстановку, я абсолютно серьезно попросила переводчицу - скажите Тьери, пусть, когда приходит на съемочную площадку, делает то же самое. Так у него чуть истерика не случилась: «Я - француз! Пусть русские кланяются своему режиссеру». Вся группа чуть не умерла от смеха.

Невинный поцелуй на зверском морозе

- Во время съемок «Француза» у нас возникала целая проблема - Маша Голубкина с Тьери никак не могли поцеловаться. Это был, наверное, единственный поцелуй, который и происходит-то уже в финале. А снимали мы этот эпизод под Подольском, среди заснеженных холмов и полей. И когда Маша стала уже пристраиваться к Тьери, чтобы поцеловаться «без погружения», а так - лишь слегка обозначив поцелуй, вдруг на площадке возник ее муж - Коля Фоменко. Откуда он взялся, как узнал?! Мы же не в павильоне «Мосфильма» снимали, а в Подмосковье! Как он туда добрался, каким непостижимым образом успел именно к этому эпизоду - загадка. В общем, этот единственный невинный поцелуй мы так и снимали под неусыпным оком мужа Маши Голубкиной. Она ужасно смущалась. А Коля постоял молча, посмотрел, потом повернулся и ушел.

- Взревновал?

- Надеюсь, что нет. Был еще один комичный момент, связанный уже с французским - только не поцелуем, а языком. По сценарию наша героиня свободно им владеет. Маша тоже, кстати, свободно, как мне казалось, болтала с Тьери по-французски. И только во время съемок ключевой сцены, когда у Маши вдруг стал заплетаться язык, и она стала забывать текст, выяснилось, что ей пришлось огромные куски диалогов просто заучивать наизусть. С ее стороны это было подвигом, потому что французский она хоть и учила, но когда-то давно в школе. Но при этом Тьери ее не только понимал, но и хвалил за блестящее произношение. А кончилось все тем, что Тьери сам подсел на русский.

- А вы «подсели» на съемки. Как вам вообще этот процесс - затягивает?

- Ужасно! Съемки так раскачивают энергетику, особенно когда у тебя группа в 50 человек и нужно все время принимать решения, что потом в течение нескольких суток уснуть не можешь. А когда садишься в монтаж, ощущаешь себя ветераном фронта, война закончилось, и все твои эмоции остались на этом куске целлулоида.

А за кадром остались жуткий мороз и то, как в три часа ночи мы снимаем Машу Голубкину. Она, бедняжка, улыбается, а у самой кожа не просто прилипла к скулам, а уже бороздами синими пошла от холода. А рядом Гарик в одних кроссовочках...