Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-8°
Boom metrics
Общество2 июня 2004 16:36

Суперкиллер в Томске ликвидировал целую «Бригаду»

Ему заказали двойное убийство, и боевик Виктор Роде понял, что после этого уничтожат его самого...
Источник:kp.ru
Киллер Виктор Роде на следственном эксперименте: идет пристрелка «Скорпиона».

Киллер Виктор Роде на следственном эксперименте: идет пристрелка «Скорпиона».

Банда Игоря Рожина четыре года держала сибирский город Томск за горло. В прорези прицела были все: бизнесмены, чиновники мэрии и криминальные авторитеты.

Пуля в заднице

Рожин после четвертой отсидки за разбой принял в 1996 году бразды правления бандой у своего учителя по восточным единоборствам Вершинина (по кличке Китаец). По задумке Рожина, обложить данью следовало и мелкие ларьки, и крупные фирмы. Особенно «бензиновые». Весь город должен был оказаться под пятой банды (сам Китаец преставился от передозировки наркотиков). Личное состояние Рожина в то время оценивалось уже в миллион долларов. Игорь Юрьевич (к нему всегда обращались строго по отчеству) быстро сколотил «бригаду» в полторы сотни «штыков» - дисциплинированную и отлично вооруженную. Десятки «стволов», гранаты, мины, разнообразная взрывчатка и даже шесть гранатометов хранились на трех складах.

Визитная карточка Рожина - беспредел. Его бесплатно кормили в лучших ресторанах, на халяву заправляли его 600-й «мерс». Он ни в грош не ставил «воров в законе» и не платил в «общак», заявив им: «У меня свой профсоюз».

Возражать ему не смели: Рожин расправлялся быстро и жестоко. И безнаказанно. Милиции не боялся - хвастал, что она у него «в кулаке». Этот «кулак» он однажды дал понюхать криминальной общественности на «стрелке» с конкурирующей группировкой. Группировку возглавлял бывший собровец, прошедший «горячие точки» и наверняка имевший в местном УВД друзей-приятелей. С Рожиным собровец не поделил, кому из них «крышевать» магазинчик. Рожин без лишних слов прострелил конкуренту ягодицу из пистолета. Защитить поруганную честь перепуганный «ветеран Чечни» даже не пытался...

Пожар на горе всем буржуям

На своих «услугах по охране» Рожин настаивал весьма своеобразно: имущество строптивцев эффектно взрывалось, а хозяев «приговаривали» к расстрелу. В активе рожинской «бригады» целая серия тротиловых «фейерверков», три из которых - на АЗС.

А бензоколонки взлетали в воздух еще и потому, что группировка настойчиво влезала в нефтяной бизнес и уже диктовала цены на бензин. Одна из АЗС полыхнула из-за «демпинга» - честный хозяин продавал горючку на 20 копеек дешевле, чем его коллеги.

До полного захвата Томска оставалось два шага. Первый - прибрать к рукам крупнейшую в городе фирму, торгующую нефтепродуктами. И второй - усмирить мэрию.

Друг семьи

Завладев ООО «Элан-Трейд», оборот которой исчислялся не одним миллионом долларов, группировка могла быстро легализовать собственные капиталы. Но тут рэкетом не обойдешься: надо все хозяйство переписать на кого-нибудь из своих людей.

Но как? У гендиректора Александра Деля был сын Данила, который нуждался в надежных и сильных друзьях.

И такой друг у него появился - Роман Исаенко. Умел харизматический Рожин подбирать себе ближайших помощников: Рома из интеллигентной семьи. Он быстро стал своим человеком в семействе гендиректора. С папой он степенно беседовал об экономике. Маме Зине с выражением цитировал поэтов «Серебряного века». Данила гордился новым другом, перед которым раскрывались все двери и гнулись спины (попробуй не согнись перед «правой рукой» самого Рожина!). В воскресенья и праздники семья Делей без Ромы не садилась за стол.

А Рома профессионально разрабатывал план истребления этой семьи (свой первый срок он получил за соучастие в убийстве).

- Это в нас играла романтика, робингудство! - с легкой грустью вспоминал былое Роман.

Теперь он творил поистине шекспировскую трагедию.

Смерть в три хода

У Александра Деля, хозяина фирмы, очень больное сердце. И очень любящее: смысл его жизни - жена и сын.

- С такой чувствительностью надо стишки сочинять, а не бензином торговать, - смеялись рожинцы.

Убить решили Зинаиду Дель. А безутешный супруг сам умрет от очередного инфаркта. Законный же наследник капиталов Данила - под полным контролем Романа Исаенко: передача фирмы в «надежные руки» гарантирована. Что дальше делать с сыном - видно будет. Комбинация, как в шахматах: три хода - и мат.

Одновременно планировался и удар по мэрии. Группировке Рожина принадлежал гастроном «Купец», который никогда не платил арендную плату. Но тут появился в Томске новый вице-мэр Анисим Учитель, курирующий департамент недвижимости. Человек в городе новый, он отнесся к фигуре грозного Юрича без должного пиетета. И потребовал вернуть в казну полмиллиона рублей. Иначе суд и выселение. Договориться по-хорошему с Учителем не удалось - дело действительно дошло до суда. Такое не прощается: вице-мэра решено было показательно казнить прямо на пороге дома. При этом «бригада» планировала в перспективе вхождение рожинцев во власть - дескать, запуганная и скупленная на корню мэрия все стерпит.

- Так это же объективный путь социального развития, - позже, уже находясь в колонии, поделится со мной концептуальными воззрениями Роман Исаенко. - Мы просто обречены были на политическую деятельность. Я даже предложил издавать собственную газету. К сожалению, руки не дошли - слишком большая загруженность.

Киллер Немец

У Рожина было несколько суперкиллеров: они жили далеко от Томска и приезжали на расправу лишь в особых случаях. Убить Зинаиду Дель и Анисима Учителя поручили Виктору Роде по прозвищу Немец:

- Кончишь одну бабу с ризеншнауцером (Дель по вечерам выгуливала собаку), - приказал Рожин. - Рома ее хорошо знает...

Бывший спецназовец в киллеры попал по недоразумению. В пивнухе Роде познакомился с парнями из «бригады». Те пригласили Витю в свой дружный коллектив. Бывший спецназовец умел профессионально стрелять и драться. Однажды во время пьяной драки Роде кого-то вырубил - как он посчитал, насмерть. Рожин его в этом не разубеждал. Наоборот, сообщил, что объявлен розыск, и помог Немцу укрыться. Его целиком взяли на содержание.

По Уголовному кодексу - огонь!

За убийство Зинаиды Дель Немцу был обещан гонорар в 50 тысяч долларов. Правда, позже ставка почему-то резко упала до 10 - 15 тысяч, причем расплачиваться Рожин решил по частям. Примерно в такую же сумму оценили и голову неуступчивого вице-мэра.

Для Роде сняли квартиру. Стрелять по Зинаиде решено было из пистолета. Роде предложили широкий ассортимент оружия. Один ствол - с глушителем.

А вот вице-мэр должен был умереть, красиво - изрешеченный автоматной очередью. Рожин настаивал на стрельбе из «калашникова», но Роде предпочел чешский пистолет-пулемет «Скорпион».

Оружие пристреливали в чудесном сосновом бору. Нашли солнечную полянку, для мишени остроумный Рома Исаенко прикрепил к пеньку томик Уголовного кодекса РФ:

- Не промажь, Немец!

Немец не промазал...

Куда бедному киллеру податься

Роде уже давно терзали сомнения. Слишком многое изменилось в «бригаде» за время его отсутствия. Все подозрительно косились друг на друга - не «стучишь» ли часом? Только очень умному Роме Исаенко дозволялось спорить с боссом.

- Коллектив стал нездоровым, - грустно подытожил Роде.

Немец справедливо опасался, что его самого прикончат сразу же после выполнения заказа. Да и убийство вице-мэра кардинально меняет отношение к нему того самого Уголовного кодекса, по которому он пристреливал «Скорпион». На него объявят волчью охоту с облавами и флажками, как на опаснейшего террориста. Явка с повинной в Управление ФСБ стала для Виктора Роде единственным шансом уцелеть.

Как стать столяром

Немца надо было спасать. Управление ФСБ по Томской области решилось на полноценную защиту свидетеля. Такого нет, увы, в наших законах. Предусмотрены лишь полумеры: опознание преступника через зеркальное стекло, свидетельствование под псевдонимом, новый паспорт на другое имя. Но чтобы так - спрятать человека и ежедневно годами его охранять...

Чекисты укрыли Виктора на конспиративной квартире. Два года (год шли разработка и следствие, и еще столько же - судебный процесс) с киллером днем и ночью в однокомнатной «хрущевке» находились вооруженные офицеры. Раз в месяц разрешали пообщаться с семьей, за которой тоже присматривали.

Роде варил на всех супы и каши, чекисты таскали для него домашние лакомства. Чтобы не озвереть от скуки, оперативники приволокли штангу, гири и литературу.

Год спустя, когда опасность стала несколько спадать, Роде привезли в столярный цех. Он быстро освоил ремесло и даже стал зарабатывать на собственное содержание. Потом, когда все закончилось, он открыл собственную мастерскую.

Чужой среди своих

Прячась у чекистов, Виктор Роде продолжал общаться с главарями «бригады», но уже под контролем оперативников. Теперь все обсуждения подготовки покушений записывались на диктофон.

Вообще явка с повинной Роде оказалась для УФСБ подарком фортуны. К банде Игоря Рожина присматривались давно, но подступиться к ней было очень сложно. В группировке «служили» несколько бывших милиционеров, которые наладили эффективную систему безопасности. Да и среди действующих сотрудников Томского УВД у Рожина, вероятно, имелись друзья.

Чекисты однажды сильно обожглись, предоставив милиции видеозапись «разборки» рожинцев с азербайджанцами. Пленка зафиксировала все: сбор вооруженной рожинской «пехоты» у общежития, где проживали кавказские конкуренты, инструктаж бойцов самим Юричем, штурм общаги и возвращение победителей. Рожинцы до полусмерти избили с десяток человек, а некоторых в упор расстреливали резиновой картечью.

В милиции внимательно просмотрели «кино» и всех «актеров» во главе с Рожиным задержали. Но через день отпустили. За недоказанностью. А пострадавших кавказцев «бригада» в два дня выкинула из города, чтобы не было свидетелей. Говорят, Юрич самодовольно бродил по коридорам УВД, ласково здороваясь с обитателями некоторых кабинетов. (Пикантная подробность: УФСБ и УВД в Томске находятся в одном здании, только подъезды разные.)

Теперь запахло уже не уголовщиной, а террором и политическим убийством. И полковник Владимир Панасенко, возглавляющий в УФСБ отдел по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом, резко ограничил круг посвященных в детали операции. «Утечка» исключалась.

Берегись автомобиля

Полковник Панасенко задействовал в операции всего полсотни человек (против 150 бандитов). Наступил момент, когда тянуть уже было нельзя: вот-вот загремят новые взрывы и начнутся убийства.

Ночью из Новосибирска прилетели десять «альфовцев». А утром одновременно были взяты семь лидеров группировки.

Игоря Рожина полковник Панасенко брал лично.

...Рожин, увидев несущийся навстречу джип, был несколько обескуражен: кто посмел? И тут его выдернули из машины.

Брали очень жестко - в секунду сломали Рожину пальцы на руке и «разнесли» физиономию. С сотрясением мозга, в наручниках некогда всемогущий Юрич покорно лег на асфальт у ступенек УФСБ. Рядом лежала шеренга его подельников.

Последняя гастроль Танцора

Но среди арестованных лидеров группировки не оказалось Романа Исаенко. Танцор (так его в отчетах называли опера) успел спрятаться в Москве. Справил себе новые документы и, превратившись в Сашу Морозова, спокойно попутешествовал по Испании, Польше, Дании, а затем осел в Санкт-Петербурге.

Чекисты разыскивали его три года. А «Саша Морозов» мирно обитал в уютной квартирке на Литейном проспекте. Подвела Рому любовь-злодейка. Девушка, к которой Исаенко пылал нежной страстью, отправилась навестить его в Питере. Чекисты - следом (ее телефон с санкции прокурора прослушивался). И вместо любимой Рому нежно обняли опера.

ПОСЛЕ ПРИГОВОРА

Иногда они возвращаются

Исаенко не склонен считать себя преступником-рецидивистом. Утверждает, что просто он так «искал себя», пытался самореализоваться как личность. В «зоне» он слывет чудаком: читает Конфуция, предельно вежлив со всеми, но держится особняком. Для познания тайн Востока время есть - сидеть ему девять лет. Возможно, он себя все-таки найдет.

Игоря Рожина посадили на четырнадцать лет. Несмотря на все улики, своей вины он не признал:

- Я - человек маленький, на рынке бананами торговал.

И презрительно наблюдал, как на суде его кореша валили вину друг на друга.

Вряд ли они выйдут из колоний другими людьми - больно уж хищные и сильные личности. Да и условия «охоты» все те же: остались и коррупция чиновников, и воровство на армейских складах, и «отмытые» криминальные деньги...