Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+1°
Политика15 сентября 2004 14:25

Любят ли Батьку на Батьковщинe?

Узнав о желании белорусского президента править страной до 2011 года, наш корреспондент Владимир Ворсобин отправился в путешествие по этой республике и попытался разобраться в российско-лукашенковских отношениях
Лукашенко мечтает выезжать на российско-белорусское экономическое пространство по-своему.

Лукашенко мечтает выезжать на российско-белорусское экономическое пространство по-своему.

(Окончание. Начало в номере «КП» за 15 сентября)

В политическом омуте Белоруссии вопреки ожиданиям я не нащупал ни соперника для Батьки, ни даже жалкого соперничка, не говоря уже о какой-то интриге в руководстве этой загадочной постсоциалистической страны. Только штиль, безмолвие и Лукашенко.

Да и следующая задача - доказать непреложную истину, будто Белоруссия двумя руками за единое государство и общий рубль, хоть и казалась беспроигрышной, но почему-то не внушала оптимизма. Ну, казалось бы, иди в братский белорусский народ, который, как известно, мечтает о единой с Россией стране, единой экономике и общей валюте, и... Я пошел.

Как я искал единый рубль

Смутные сомнения в возможности симбиоза Белоруссии и России зашевелились во мне за несколько часов до прибытия в Минск. Сосед по купе, житель Бреста, владелец маленькой компьютерной лавки в Москве, после разговора под бутылочку за жизнь вдруг решил, что я еду открывать свой бизнес в Белоруссии.

- Э-э, парень, не валяй дурака, - увещевал он меня. - В этой стране заниматься бизнесом то же, что играть в «русскую рулетку». Разница в одном - если не застрелишься сегодня, не факт, что тебя не посадят завтра. Одна надежда на быстроликвидный бизнес, который можно свернуть в два-три дня и дать деру. Батька бизнесменов открыто называет «жуликами», и прокуратура не дремлет. Хотя следователи в Белоруссии умны и не берут тебя сразу за горло, а ждут, пока разбогатеешь. Потом - хап, и план по «грабежу награбленного» выполнен!

- Какой план? - вздрогнул я.

- Ты что, юродивый? - поразился он. - Ты знаешь, куда едешь? В царство планового хозяйства, где жесткий порядок и дисциплина! Это тебе не Россия...

- А как же единое государство?

Парень вздохнул и уснул.

Утром я выглянул в окно - действительно не Россия. Поезд несся по идеально чистой местности, где даже трава была аккуратно подстрижена и, по-моему, даже причесана. Минск тоже был на удивление опрятен и блестел, как отдраенный кирзовый сапог. Но мне почему-то он казался странным и нелепым. В нем не хватало...

И тут я понял - рекламы. Буржуазной, вызывающей, кричаще-банальной и, как оказалось... родной. В столице Белоруссии ее было удивительно мало, намного меньше туч транспарантов, восславляющих боевой подвиг народа в Великую Отечественную. Причем редкие щиты у дорог рекламировали только западные фирмы. И ни слова о российских производителях.

Стало досадно и больно. Обратился за помощью к ведущим белорусским экономистам. Стало хуже.

- Обидно? - без тени улыбки поинтересовался исполнительный директор ОАО «Белгазпромбанк» Валерий Дашкевич. - Россию Батька на наш рынок принципиально не пускает. Батька у нас вообще боится инвестиций, это, по его мнению, обернется потерей контроля над страной. Ведь главная заслуга Лукашенко перед Белоруссией - недопущение приватизации в 90-х. Батька тем самым защитил предприятия от разграбления. Да, заводы хирели, выпускали никому не нужную продукцию, да, годами рабочим платили какие-то гроши... Но мощности сохранились! В России все разграбили, а мы наращиваем производство, имея 7 - 8 процентов прироста ВВП в год. Самое обидное для вас, что опять-таки за счет России.

- Почему «обидное»? - удивился я.

- А потому что Россия согласно классической экономической теории является, извините, нашей колонией, - вздохнул директор банка. - Она - источник сырья и потребитель наших товаров. В России сейчас экономический подъем, потому многие из 113 наших «бюджетообразующих заводов» сейчас завалены заказами - белорусские трактора дешевле, чем западные, да и ремонтировать их на Руси научились еще в советские времена. Вот и пошли деньги из России в Белоруссию, после чего выросли зарплаты, пенсии и поддержка в массах Лукашенко. Самое интересное, что экономическая система Батьки, несмотря на кажущуюся кому-то нелепость, очень живуча и способна еще долго развиваться. Ей противопоказаны серьезные инвестиции и любые интеграции, зато она дает директорам государственных предприятий полную свободу действий, не ограниченную никакими акционерами. Правда, если директора не выполнят план, в лучшем случае их уволят...

- А как же единый рынок и рубль? - поинтересовался я. - Ведь наши экономики, мягко говоря, немного разные.

К моему великому облегчению, «контрольный выстрел» в агонизирующую идею единого рубля сделал местный экономист-диссидент и главный редактор «Белорусской деловой газеты» Петр Марцев. Он призвал меня свыкнуться с одной простой мыслью - при Лукашенко ни единого рубля, ни единого рынка не будет. Потому что на следующий день Батька окажется бессмысленной, никому не нужной фигурой. И это знают все - даже Москва. Просто Минск делает вид, что торгуется, а Россия - что покупает.

Как я искал единое государство

Читая на ночь белорусские газеты, я подавился Батькиной цитатой:

«Многие говорят: Лукашенко не хочет приватизировать предприятия, потому что хочет удержать диктатуру. Чепуха полная. С частником всегда легче. Ему сказали - он сделает. Потому что в противном случае рискует потерять свою собственность».

А утром проснулся от какого-то странного монотонно-скрипучего звука.

Целый день он сопровождал меня в холле, догонял в лифте и добивал в номере. Нет, это была не шизофрения. Просто мне посчастливилось приехать в Минск накануне Селекторного совещания по уборке урожая, которое вел президент. Транслируется это шоу едва ли не круглосуточно по всем каналам белорусского вещания и представляет собой редкое зрелище - Александр Лукашенко в прямом эфире управляет государством. Солидно, многословно и методично Батька порол чиновников, что для местного зрителя выглядело, наверное, эффектно, но для забугорного - несколько диковато.

Меня парализовало у экрана, когда Батька в течение нескольких минут ухитрился обозвать министра «позорником», а директору одного из заводов выдать такой спич: «Ты даже с президентом торгуешься?! Это стоит 60 тысяч. А ты мне хочешь продать за 90? Анатолий Афанасьевич (председатель Госконтроля Белоруссии. - Авт.), организуйте специалистов и - туда, на завод. Вывернуть все наизнанку. Вплоть до болтов и гаек: где берет и по сколько. Материалы мне на стол. Или сразу в прокуратуру. Что это за цены такие! Это обдираловка!»

- А-а-а, из России! - обрадовался моему столбняку охранник гостиницы (Батька буйствовал в его телевизоре). - Я все смотрю - русские сегодня ходят-дивятся... А что, не нравится наш Батька? Зря. Смотри, какого жару дает этим пижонам! Однажды, сам слышал, заканчивается совещание, все расходятся, а Батька вдруг говорит: «А вас, козлов, я попрошу остаться!» Министры вернулись и сели. А потом поняли, что Батька позвал одного из них. По фамилии Козлов! Слышь, Козлов!!! - забился в веселых конвульсиях охранник и выдохнул:

- Вот бы вам такого президента!

Суеверно плюнув через плечо, сажусь в машину и лечу вон из столицы в глушь, в деревню, в колхоз - в настоящую Белоруссию, где наверняка люди мудрые, чистые и главное - пророссийские. Но чтобы зря не рисковать, еду в родной колхоз Лукашенко - «Городец».

Как назло, мне попался редкий водитель. Он был яростным диссидентом и ненавидел белорусскую жизнь, «порядки эти поганые». При слове «Батька» - его трясло. Узнав, что я журналист, он обрадовался и пообещал показать мне настоящую Белоруссию, без прикрас - нищую, жалкую и «Лукой замученную».

- Каждые выходные - субботник! - возмущался он, мчась по загородному шоссе. - Каждую осень - гоняют в колхоз! Я с тещей-колхозницей все ругаюсь - она за Батьку вступается. Получает 110 тысяч (около 50 долларов), из них 50 тысяч отдает за «коммуналку», а еще кричит: при Лукашенко порядок! Да какой это порядок?!

- Да вообще-то неплохо, - вступаюсь я за тещу водителя. - Дорога вон хорошая, кругом чисто, дома крепкие... Колхоз их строил?

- Колхоз, - нехотя согласился водитель. - Но дорога щас хуже будет, да и колхозы будут не такие образцово-показательные. Тут же Батька ездит - вот и стараются. А дальше увидишь - разру-у-уха!

Прошел час.

- Так вон она - давно маячит! - показывает он на покосившийся сарай, доверху набитый какими-то удобрениями.

- Или вот! - показывает на заколоченный дом в большой деревне.

Скептически качаю головой, мол, был я в Тверской области, там твои белорусские ужасы - детские сказки.

- Ну а дорога, скажешь, хорошая?! - затравленно стонет водитель.

Дорога и правда стала хуже - исчезла разметка, через каждые два-три километра дорожное полотно украшала аккуратная «заплатка».

- Был я в Тверской области... - начал я свой рассказ.

Водитель выругался.

Чтобы не обострять отношения с оппозиционером из народа, пришлось выйти для общения с жителями. Но в деревнях, кроме старух, как шаром покати, - все на уборке урожая. Старухи славили Батьку: «Ой, как говорит, шельмец! Иной раз не пойму чего, но убедительно!» - и хором жаловались на маленькую пенсию.

Проехали районный центр Шклов. Прилип к стеклу - ничего себе райончик! Магазины, школы, больницы - все а-ля «евро», заборы одинаково цивильные (made in колхоз), даже автобусные остановки с ажурными завитушками, а на табличках расписание - 9.52, 10.23 и даже 12.01...

- Показуха! - возмутился я.

- У нас все районы такие! - вдруг гордо ответил водитель. - А у вас в России что, совсем все плохо?

- А нам что, больно хорошо?! - взвилась на заднем сиденье белорусская красавица, минуту назад попросившая нас «подвезти маленько». - Я все выходные на субботнике отпахала, эти чертовы заборы выкрашивая. Да еще сказали: прийти с граблями, а потом пришлось возвращаться домой за кисточками!

На вопрос о союзе с Россией махнула рукой: «А что Лукашенко скажет, так и будет! Нам давно все равно. Хоть с Россией, хоть с Австралией. Нам бы вот зарплату прибавили...»

В колхозе «Городец» я таки нарвался на неприятности. А ведь сначала все было мирно, благородно. Мужики жаловались, что без Батьки колхоз захирел, что председатели поколачивают трудящихся (один даже умер), что платят мало, да и народ спивается...

О России они говорили отстраненно, как о Новой Зеландии. Потом нас чуть не поколотили. Прямо у помпезной, ослепительной школы обложили матом. «Да пошел ты со своим Батькой! - проворчали пьяненькие хлопцы. - Да и с Россией твоей»

Я решил узнать о России поподробнее, но откуда-то набежали старушки с причитаниями: «Вот бездельники окаянные!» - и помешали разговору.

На прощание спросил у моих спасительниц, что это за особняки у дороги.

- Батька построил для колхозников, - пояснили мне. - И там теперь живут эти лоботрясы да алкаши. Пьют и ругают Батьку.

Как я нашел единое государство и единый рубль

Точнее, их нашел социолог Минской лаборатории социологических исследований «Новак» Андрей Вардомацкий, которому я рассказал о своих скитаниях. Он молча достал волшебную папку и показал свои расчеты: «Около 60% белорусов не желают союза с Россией», «31,9% не поддерживают Лукашенко».

И самое главное: «Около половины населения Белоруссии согласятся с потерей независимости под угрозой экономических санкций».

- Вот вам и единое государство, - улыбнулся социолог. - Вам просто надо повернуть рубильник.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Белорусcия - страна азиатская

Александр ФАДЕЕВ, заведующий отделом Белоруссии Института стран СНГ:

- В Белоруссии особое общество и особая экономика. Другой такой в мире не найти. Разве что в Азии. А все потому, что в Белоруссии заводы и фабрики принадлежат не бизнесменам, а чиновникам. Получается, вся собственность страны сконцентрирована в руках одного человека - Лукашенко. Как видите, он не президент, он хозяин. Поэтому все разговоры о демократии в Белоруссии - профанация. Ее просто не может быть.

По этой же причине экономика Белоруссии неэффективна, развивается без рывков. У простого народа нет стимула трудиться на перспективу. Поэтому и бедность в стране повсеместная. Разумеется, уровень благосостояния белорусов с уровнем жителей Судана сравнивать не стоит, но на фоне соседних Польши, Румынии и России нищета в глаза бросается.

Почему у Лукашенко экономика развивается лучше, чем у Путина? Зря вы так думаете. Статистике в год референдума в авторитарной стране верить нельзя. Она фальшивая.

Александр ЗЮЗЯЕВ.