2015-02-04T03:29:32+03:00

Ребенок погиб в кресле у стоматолога

В Вологде 4-летний Артем скончался от укола «заморозки»
Артемка попал к зубному врачу в первый и в последний раз.Артемка попал к зубному врачу в первый и в последний раз.
Изменить размер текста:

В субботу бабушка повела 4-летнего Артемку Иванова лечить молочный зуб.

- Помогите, доктор! Внучок всю ночь мучился, прям на стенку лез - такая боль дикая. Может, посверлите?

Наталья Першина, стоматолог, проработала в поликлинике только год. Но уже научилась общаться с детьми. Она немного поворковала с Артемкой, мальчик успокоился, послушно открыл рот и дал осмотреть зубик.

- Да уж... Зуб так подпорчен, что его будет проще вырвать, - нахмурилась врач.

- А больно не будет? - спросил малыш.

- Не волнуйся, маленький, - улыбнулась доктор. - Сделаем тебе укольчик, ничего не почувствуешь.

- Да ничего! Новый вырастет! - подбадривала мальчика бабушка. - И уже не молочный, а самый настоящий. Будь умницей, потом тебя мороженым угощу.

Врач набрала в шприц лидокаин и сделала укол.

И... Артемка вдруг тяжело задышал и стал заваливаться в кресле на бок.

- Нет, - испугалась и доктор. - Боже, он теряет сознание!

Врач потрясла малыша за плечи:

- Маленький, только не отключайся!

Потом бросилась к шкафчику с лекарствами и достала нашатырь. Артем от едкого запаха даже не вздрогнул.

- Кошмар! Срочно вызывайте «Скорую»! - закричала врач.

Было понятно, что сама она не справится и нужна реанимация. Уже через десять минут вокруг кресла, в котором умирал маленький Артемка, сгрудились врачи:

- Готовьте электрошок, будем «включать» сердце! Он не дышит.

И через несколько коротких, но тягучих минут:

- Все, не успели...

Артем умер.

В понедельник провели вскрытие. Судмедэксперты тоже не смогли назвать точную причину смерти.

И врачи, и следователи считают: все дело в препарате, который дала Артемке стоматолог. Именно от него у мальчика остановилось сердце. Но что конкретно, пока все-таки не ясно: плохое лекарство, передозировка или аллергия - сказать пока трудно.

Следователи забрали ампулу на экспертизу. Вот проверят лекарство - тогда скажут точно. Но на момент подписания номера никто так и не сказал нам, какая из трех версий для следствия стала основной.

После страшного происшествия жители Вологды стали избегать «чумной» поликлиники.

- Даже с острой болью не идут, - посетовали в регистратуре. - Боятся. Хотя у нас никогда такого не было. Наша поликлиника - одна из старейших в городе. Уважаемая в народе. Была...

По городу поползли слухи, что врач Наталья Першина сошла с ума от переживаний, пыталась убить себя и сейчас лежит в психбольнице. Она и в самом деле ушла на больничный, но лежит дома, в шоке, с серьезным нервным расстройством.

- Она сильно переживает, - говорят коллеги по работе. - Не то что журналистов, даже никого из нас, друзей и коллег, видеть не желает.

На похороны маленького Артема Наташа не пришла.

Родственники Темы на кладбище были чернее земли. Мама с трудом держалась на ногах, как только гробик опустили в могилу, подруги увели женщину в машину. Сама она не могла сделать и шагу - отнялись ноги.

Бабушка поставила на свеженасыпанный холмик поминальную чашку, но не с водкой, а с соком. Рядом положила крупное румяное яблоко.

- Внук их так любил...

КОММЕНТАРИЙ ПОЛИКЛИНИКИ

Ольга РЕУТОВА, главный врач детской стоматологической поликлиники № 2 Вологды (где и произошла трагедия):

- Я здесь работаю с 1980 года, и на моей памяти таких случаев не было. Бывают у людей различные аллергические реакции, порой самые непредсказуемые. Но лидокаином мы пользуемся давно, ничего такого не было. Эту ампулу изъяли следователи, но мы уже использовали несколько ампул из этой же упаковки, все было в порядке.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Зам. главврача вологодской станции «Скорой помощи» Татьяна РАЗОВА: Это была передозировка!

- Я дежурила в субботу с самого утра. Когда мы получили вызов из поликлиники, сразу отправили бригаду. Диагноз они поставили уже в первые минуты - у мальчика был отек легких от передозировки лидокаина. Аллергическая реакция проявляется по-другому. Мы тут же выслали вторую бригаду - реанимации. Наши врачи делали искусственную вентиляцию легких, дефибрилляцию. Но спасти от передозировки лидокаина не смог бы даже гемодиализ. Наши врачи звонили из поликлиники, мы советовались. Поднимали всех специалистов. Но даже если бы мы в тот момент всю кровь Артему «поменяли», влили новую кровь - это бы уже не помогло. Мы не смогли спасти ребенка.

(Продолжение темы читайте в материале "Обезболить можно и без риска для жизни!")

Врач попала в больницу с диагнозом «психоз»

- Наталью я сам отвез в психиатрическую больницу, - рассказал нам Денис, брат врача, сделавшего смертельный укол Артемке. - Врачи поставили диагноз «реактивный психоз», накачали сестру успокоительными. У нее уже начались галлюцинации. Постоянно виделся умирающий мальчик.

- Она рассказывала, как все было?

- Это трагическая случайность. Наталья хороший врач. Она прекрасно знала, что в стоматологической практике для обезболивания используют исключительно 2-процентный раствор лидокаина. Поэтому и в этой поликлинике никогда не было 10-процентного раствора. Он в работе с детьми в принципе не нужен.

Когда Наталья пришла утром на работу, на ее столике лежала уже распечатанная упаковка с ампулами, которая осталась со вчерашнего дня после работы другого хирурга. Пачка была почата, в ней не хватало пяти ампул.

Поэтому, когда сестра делала укол Артему, она работала как с уже привычным препаратом. А лидокаин оказался 10-процентным! Фактически получается виновата врач - не взглянула на надписи на ампуле. Но у нее даже в мыслях не было, что здесь может оказаться что-то другое.

Хирург, работавший накануне в этом же кабинете, также использовал 2-процентный лидокаин. Так что есть версия о подмене лекарства в ночь с пятницы на субботу. И следователи должны сейчас эту версию проверять. Кому могло быть нужно подставлять Наталью? Не понимаю.

 
Читайте также