2018-04-02T12:34:45+03:00

Гия Канчели, композитор: Мое любимое кино? конечно, «Мимино»!

Завтра 70 лет автору музыки к любимым народом комедиям Георгия Данелия («Мимино», «Кин-дза-дза», «Не горюй!»)
Поделиться:
Комментарии: comments1
Гия Канчели не чувствует, что уехал за границу.Гия Канчели не чувствует, что уехал за границу.
Изменить размер текста:

День рождения - хороший повод рассказать про одну встречу с маэстро: воспоминанию этому уже, как хорошему грузинскому вину, несколько лет.

...Ранняя весна, Питер с запахом талой Мойки. После репетиции премьеры ставшей знаменитой во всем мире симфонии «Стикс», где солировал Башмет, а дирижировал Гергиев, мы бредем, разговаривая о концерте, о кино, о жизни. Потом в какой-то кафешке композитор заказывает жареную картошку с мясом, раскладывает на столе большую нотную тетрадь с рабочими инструментами - ластиком, линейкой, ручкой... Потом, рассчитываясь за обед, как настоящий грузин, слегка заигрывает с официанткой. А я ловлю себя на мысли, что от встречи с этим седым дедушкой в уютной замшевой телогреечке с грустным лицом остается удивительное ощущение неповторимого колорита жизни, которым были пропитаны знаменитые грузинские короткометражки советской поры...

- Вы теперь и в Россию, и в Грузию в гости приезжаете. А там у себя, в Бельгии, в Антверпене, не скучаете по грузинскому вину?

- Я много лет уже не пью ничего. А предпочитал всегда кахетинские вина.

Но, кстати, в Антверпене есть так называемый «русский магазин», где можно купить и «Боржоми», и, конечно же, грузинское вино.

- На родину не тянет?

- Да я не чувствую, что уехал. Я умею физически находиться в одном месте, а душевно, всем сердцем, мыслями, оставаться дома. Знаете, что очень мне облегчает жизнь? Я воспринимаю это как работу в Доме творчества. Сейчас для меня Берлин и Антверпен - это как бы Дома творчества, просто они чуть дальше обычного.

- А что вы делаете, если вдруг захочется лобио - без него какая грузинская кухня?

- Со мной жена. Она прекрасно готовит грузинские блюда. Приправы из Грузии привозим.

- А давно вы уехали оттуда?

- В 91-м году меня пригласили в Берлин писать музыку. Через год надо было возвращаться в Тбилиси, но там как раз начиналась гражданская война. Вообще к тому, что у нас происходило, у меня было резко отрицательное отношение, к этому национализму, который у нас как бы не существовал и вдруг начал вовсю расцветать.

Я решил переждать, а в это время как раз мне стали заказывать музыку. Написал за эти годы в два с половиной раза больше сочинений, чем за тридцать лет у себя на родине. Но тогда я мог себе позволить три года писать одно сочинение, параллельно работая в кино и в театре...

- А с Данелия по-прежнему дружите?

- Последняя картина, которую он снимал до моего отъезда, - «Паспорт». Потом я приезжал, и мы с ним работали над фильмами «Орел и решка», «Фортуна»... Я для Данелия - как боксерская груша. Он на мне тренируется в течение всей своей жизни.

Данелия всегда знает, что за музыка ему нужна. Но не сразу приходит к этому. Только после многочисленных встреч.

При советской власти он мог записывать несколько сценариев, пока искал то, что ему надо. Сейчас таких возможностей уже нет. Зато сегодня он может дома работать на синтезаторе. Но всегда, пока своего не добьется, он не отстанет.

- До драк не доходит?

- Я же знаю, ради чего на это иду. Я все его фильмы очень люблю. Особенно «Мимино». Мне кажется, Данелия обладает каким-то особенным качеством - теплоты, чистоты, мягкого юмора.

- И как он передает вам свои ощущения - он же не знает нот?

- На слух. Говорит: «Возьми эту ноту». Беру. «Сейчас возьми следующую». Беру опять. Он говорит: «Я тебе только что сказал, что она не годится - возьми другую». Беру другую. Так и работаем.

Вы знаете известное изречение Михаила Глинки о том, что музыку пишет народ, а мы только аранжируем. Вот и у нас - музыку пишет Данелия, а я только ее аранжирую.

- С каким фильмом больше всего мучились?

- «Кин-дза-дза». Там странноватая музыка. Данелия притаскивал на запись какой-то старый ржавый замок с заржавевшим ключом. И во время записи то открывал, то закрывал его. Потом все это художество накладывали на музыку скрипача, которого мы пригласили на запись. Режиссер заставлял скрипача издавать такие звуки, что тот был в ужасе и все спрашивал: «Зачем вы меня позвали?»

- Что это мы все про Данелия, а о себе вы когда рассказывать будете?

- В нашем дуэте обычно он любит обо мне рассказывать. Не хочу нарушать эту традицию...

P.S. Поздравляем маэстро с юбилеем и желаем: ему - здоровья, нам - его новых чудесных мелодий.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также