Политика28 февраля 2006 1:00

Максим Соколов, публицист, обозреватель газеты «Известия» - специально для «КП»: Русская полуторка

ПолитЧутье

В установочном докладе замглавы администрации Президента РФ В. Ю. Суркова, прочитанном перед слушателями ВПШ, автор ориентировал «единороссов» на то, чтобы во избежание отката страны в хаос «обеспечить доминирование партии в течение минимум 10 - 15 предстоящих лет» и укреплял их дух зарубежными примерами -«японская ЛДП около 40 лет доминировала и до сих пор является основной партией Японии. И шведские социал-демократы находились у власти непрерывно с 1932 по 1976 год. Ничего, нормально».

С тем, что задача восстановления страны требует устойчивой и преемственной власти, а партийная (и правительственная тоже) чехарда не очень желательна, кто бы спорил. Христианские демократы правили в ФРГ с 1949 по 1966 год, и стране это только пошло на пользу - в отличие от послевоенной Франции, где правительственная чехарда в конце концов уничтожила Четвертую Республику. Последовавшее же затем длительное правление голлистов подняло Францию. В этом смысле рецепт простой - ищите де Голля или Аденауэра, и стабильность дастся вам. При наличии сильного лидера и программы, воспринятой обществом, партия может долго сохранять власть.

Бывают, однако, иные случаи вроде вышеприведенного японского. Можно вспомнить еще итальянскую полуторапартийную систему, продержавшуюся 47 лет (1946 - 1993), когда у власти бессменно находилась ХДП, а менялись только младшие братья по коалициям. Отличие от Франции и Германии - и большее сходство с Россией - заключается в том, что полуторапартийная система не требует ни популярного лидера, ни привлекательной программы, работая в режиме сговора элит, согласных с тем, что нельзя допускать к власти внесистемные силы (в случае с Италией - коммунистов). С каковым сговором избиратели смиряются, отзываясь на подкупательную тактику. Это не говоря о сращивании партий и бизнеса. В 1993 г., когда в Италии полувековая система рухнула, на каждом заборе красовалась надпись «Христианские демократы - воры», что говорило о тесном взаимодействии политиков и предпринимателей.

Что-то из этой практики можно воспроизвести, но примеры успешной работы полуторапартийной системы показывают, что нужны еще дополнительные условия. Италия была слабым звеном НАТО, и позиция старшего брата была простой: «Все, что угодно, только не коммунисты». Кто у нас старший брат? Японская модель связана с особенностями японской культуры, где искусство договариваться гарантируется страшным для японца понятием «потерять лицо». В России таким понятием мало кого испугаешь.

Хороша нынешняя Россия или плоха, но ничего подобного названным предпосылкам у нас не наблюдается, отчего и перспективы русской полуторки могут вызывать сомнения.