Общество

Ломоносов ошибся: Сибирью прирастает Китай

Пока китайские теплицы кормят весь Иркутск. А скоро будут кормить всю Россию?

Пока китайские теплицы кормят весь Иркутск. А скоро будут кормить всю Россию?

Наш полуторамиллиардный сосед продолжает освоение бесхозных российских пространств. После Дальнего Востока настала очередь Сибири. Корреспондент «КП» Дмитрий Стешин попытался оценить масштабы китайской экспансии. Единственное, что внушает надежду: китайцы пока не определились, как лучше поступить с Сибирью - заселить или колонизировать...

Окончание. Начало в номере «КП» за 11 апреля

Китайские огурцы у ракетных шахт

В последние годы овощами Иркутск кормят китайцы. Крупнейшее парниковое хозяйство Хомутово находится всего в 17 километрах от города, на землях бывшего совхоза. Несмотря на властные запреты, местные жители все равно сдали китайцам свои земельные паи по 60 тысяч рублей за 8 гектаров. А потом подались на заработки в Иркутск. Парни пошли в охранники и вахтеры, а мужики подались в таксисты, накупив на китайские деньги потрепанных «японок».

Ехать одному в Хомутово мне отсоветовали знающие люди: земли эти уже номинально китайские, языка русского новые хозяева и работники не знают. А если и знают, то могут сразу его «забыть» - к чему им любопытные журналисты? Пришлось взять с собой переводчика из «Общества дружбы» Николая Ян-Е.

Китайское хозяйство расположилось с умом, в долине с микроклиматом, между огромными безлесыми холмами. Земли тут выдающиеся: джип еле-еле ползет по совершенно черноземной грязи.

Наш провожатый смотрит на это бесхозное богатство с каким-то благоговением:

- Я был в Китае, и там - пустыня! Леса вырубили, начались бури. Вдоль водоемов все засажено. Только по берегам есть тропинки в метр шириной, не больше. А здесь...

Здесь сотня гигантских теплиц едва покрыла треть пустующих хомутовских земель. Стоит все это добро копейки. Каркасы из обрезков доски, отопление теплиц - бочки с углем и дымоходы из кровельного железа. Семена голландские или китайские - сто штук посадил, сто штук взошло. Трактора не нужны, пенсии и отпускные платить не нужно. Вот и получается, что китайский огурец стоит в два раза дешевле отечественного. А у огурцов патриотов нет, поэтому в Иркутске, не стесняясь, пишут на ценниках в овощных лавках: «Хомутово».

Несмотря на раннее утро, трубы над теплицами уже дымят. В теплицах возятся чумазые китайцы в драных пуховиках. Один человек на одну теплицу. В месяц работник получает всего 3000 рублей. Никакой русский за эти деньги работать не будет. Но переводчик говорит, что это очень много по китайским меркам:

- Самый навороченный мобильник в Китае стоит 3300 юаней (9000 руб. - Прим. авт.). Дороже просто нет. Ужин в ресторане на троих с выпивкой - 80 юаней. Здесь китаец поработает, привезет 12 тысяч юаней - он миллионер! У нас побегал два дня - уже можно завод открывать...

Единственное, что не нравится китайцам в Хомутове, - наша ракетная база и хранилище самих ракет. Китайцы умудрились обосноваться аккурат между этими двумя секретными объектами. Случайно так получилось или нет - пусть разбираются компетентные органы. Но когда по Александровскому тракту везут на боевое дежурство или, наоборот, с дежурства ядерный щит Родины, военные перекрывают эту единственную дорогу к плантациям. Ни огурцы увезти, ни удобрения привезти. И это не самая главная проблема. Из-за военных встают на прикол сотни лесовозов с отборным кругляком, предназначенным для Китая. Это немногий экспортный товар в Иркутской области.

Лесной тупик

В Китае своего леса уже нет, а тот, что еще остался, примерно 95 миллионов гектаров, рубить категорически запрещено. Сведя на нет свои леса на северо-востоке, китайцы получили в отместку от природы два взаимоисключающих природных явления - засухи и наводнения. Поэтому лес наши соседи теперь предпочитают добывать в Иркутской области. Южнее Байкала им ловить уже нечего - все вырубили и вывезли в Поднебесную. Скоро такая же участь ждет и Иркутскую область. Уже сейчас вся деловая древесина вдоль Александровского тракта вычищена. А чтобы масштабы бедствия не так бросались в глаза, лес по обочинам шоссе не тронут. Лесные ширмы стыдливо прикрывают вырубки, и если быстро ехать на машине, то не особо и заметно. В тех местах, где внаглую лес вырубать не решились, некогда реликтовая тайга теперь напоминает картину «Утро в сосновом лесу» Шишкина: от дерева до дерева метров 10. Это хищники аккуратно выбрали самые «вкусные» стволы. Сколько леса вывозят из области - неизвестно. Я слышал разные цифры. В 2005 году по документам было заготовлено 16,5 миллиона кубов, а железная дорога вывезла 21 миллион. Главное, система по вывозу кругляка отлажена китайцами идеально. Они же и контролируют цены. В среднем кубометр кругляка стоит 60 долларов. В конце прошлого года, зимой, когда встали лесовозные дороги-зимники, китайцы цены на лес опустили до 50 - 40 баксов по всему Забайкалью.

- Хоть плачь, хоть топай ногами, но ни на копейку китайцы цену не подняли, - жаловался мне Игорь, водитель личного лесовоза и мелкий спекулянт лесом.

- А летом они цену чутка поднимают, знают, что тяжело и очень по горючке затратно возить лес по нашим болотам. Че хотят ироды, то и делают! - Игорь пересунул с уха на ухо замызганную бейсболку с иероглифами и закурил «Парламент».

В его родной деревушке работы нет.. Раз в год леспромхоз выделяет деревенским делянки на хозяйственные нужды. Народ рубит, Игорь вывозит и продает.

- А сколько ты в натуре леса положил, кто там в тайге разбираться будет, - говорит мне Игорь. Он же и растолковывает мне всю нехитрую «лесную кухню».

В окрестностях Иркутска есть свыше 30 так называемых тупиков - площадок, на которых лес складируют, а потом грузят по вагонам. Я был на таком тупике в Жилкине. Штабеля лиственницы толщиной в два обхвата. Ровненькие, как будто их точили на токарном станке. Бревна аж светятся изнутри теплым янтарным светом. По тупику ходит китаец с «мобильным офисом». Это дипломат, в котором лежит огромный калькулятор, пачка баксов и какие-то бумаги. На случай, если лес абсолютно «левый», китаец на капоте джипа тут же состряпает всю необходимую документацию. Для этого в дипломате у него имеются чистые бланки и полотняный мешочек с разнообразными печатями.

Самое дикое, что китайцы берут только кругляк, полуфабрикат. Это продуманная торговая политика их государства. Во-первых, разделка леса - это рабочие места для китайцев. Если русские займутся разделкой леса, могут потом постепенно вспомнить, как мебель делается. Зачем китайцам конкуренты? А во-вторых, кругляк - это простор для махинаций с кубатурой. В среднем на 10 вагонов кругляка набегает один лишний вагон бесплатного леса. В сутки из Иркутска в Китай уходят 400 вагонов кругляка. Сорок вагонов мы по-братски дарим соседям. Почему?

«Хватит жевать сопли!»

Так уж вышло, что мой визит в Сибирь совпал с очередным разносом, который устроил «лесным чиновникам» ВВП. Меры не заставили себя ждать, и в Иркутской области появился целый заместитель главы, ответственный только за лесопереработку. На столе Виктора Долгова немым укором лежала свежая газета с выступлением Владимира Путина. Слова «хватит жевать сопли» и «прекратить вывоз бревен» были жирно подчеркнуты красным маркером. Новый чиновник пришел в высокое кресло не с улицы, а с должности генерального директора одной известной лесозаготовительной компании. С лесозаготовкой я был знаком слабо, но название этой фирмы запомнил хорошо. Такое количество компромата в наших газетах сливали только на Березовского да на эту компанию. Поэтому на все острые вопросы Виктор Долгов отвечал однообразно, «мол, я человек здесь новый, пока ничего не знаю и не скажу», и все время поглядывал в газету-шпаргалку.

По словам чиновника, ситуация с переработкой леса в регионе странная. Есть, например, в Иркутской области лесоперерабатывающий комбинат, вот только загружен он едва ли не наполовину. Зато по другую сторону границы коптят сразу два китайских целлюлозно-бумажных комбината, и визжат сотни лесопилок. Чиновник пожаловался мне, что не идут инвестиции в лесоперерабатывающую промышленность. Собственно, про то, что «инвестиции не идут» и их «надо привлекать», все мы слышим уже лет пятнадцать. Но что-то же можно сделать? Взгляд чиновника опять упал на газету и остановился на фразе: «Хватит жевать сопли».

И тогда я вкрадчиво сказал:

- А я знаю, как привлечь инвестиции. У вас в приемной будет очередь из инвесторов. Честное слово!

Глаза у чиновника округлились.

- Все очень просто: нужно запретить экспорт кругляка в прибайкальском и приморском регионах. Вообще запретить. Пусть полежит пока на складах, он же не испортится, правда? Тем более сухое бревно стоит дороже сырого - чистая прибыль! А китайцы пока лесопилки поставят. И наши лесозаготовители подсуетятся. Китайцы, конечно, возмутятся. Но что нам китайцы? Они о нас думают? Вот и мы будем думать в первую очередь о себе!

Но Виктора Долгова моя незатратная новаторская идея совсем не вдохновила. Он начал что-то толковать о таможенном учете, лесной бирже, штрих-кодах на бревнах... В общем, странно поняли в Иркутской области карт-бланш президента, хотя он очень прозрачно намекнул - «хватит жевать сопли».

Они всегда останутся китайцами

Хоть и говорили мне местные демографы, что количество смешанных русско-китайских семей пока еще меньше статистической погрешности, такие пары в городе есть. Как мне объяснили, искать их нужно в китайских ресторанах. Ресторан - это капиталовложения в будущее, владелец ресторана, как правило, окончательно связал жизнь с Россией. И нет надежнее якоря, чем жена. Потому что ехать в Китай русские девушки, как правило, отказываются.

Таксист, с которым мы отправились в тур по китайскому общепиту, в будущее смотрел с оптимизмом. По его словам выходило, что русским с китайцами не смешаться никогда:

- Все наше спасение в гениталиях, - убеждал меня водила, крутя баранку. - Не подходит наш аппарат китаянкам по размеру! А китайцы русских баб не особо интересуют. Я не просто так треплюсь, это мои личные наблюдения...

В первом ресторане меня ждал культурный шок. Вход в него располагался на одном крыльце с городской налоговой полицией. Вот только на двери налоговиков висела табличка: «Закрыто! Вход со двора».

Хозяин не пожелал с нами говорить, и только в третьем китайском кабаке нам улыбнулась удача. Семья для китайцев - тема табуированная, и Ян согласился на интервью, только узнав, что мы в некотором роде земляки: он учился в Питере в начале 90-х, а я в нем вырос. Русскую жену Ян обнаружил... среди подружек невесты на свадьбе своего же генерального директора-китайца! К нам подсела украинка Алена Ван-Ли. У нее, наоборот, муж - китаец, а сама она с Украины. Выяснилось, что большинство китайских бизнесменов боятся нестабильности в России и вкладывать деньги в нее не хотят. Поэтому вопрос о превращении жуткой Шанхайки в «витрину китайского капитализма» диаспорой даже не рассматривается. У моих собеседников растут русско-китайские детишки, свободно говорящие на двух языках, но родители не видят их будущее в границах России. Алена так и сказала, обозначив свой статус главы семьи:

- А куда он пойдет с российским дипломом? Нет, учиться будет только в Китае.

Похоже, не зря смеялся над Россией Альфред Кох: «Поймите, наконец, Россия никому не нужна!» Я убедился в этом еще раз. На прощание я не смог удержаться от маленького «теста на лояльность», кстати, вполне законная процедура во многих цивилизованных странах:

- Ян, а если какое-то злодейское государство нападет на Россию, ты пойдешь воевать?

Ян с жаром отвечал:

- Конечно!

Но следующим вопросом я загнал собеседника в ступор:

- А если у нас с Китаем опять испортятся отношения? Причем сильно?

Ян долго молчал, но по нему было видно - он лихорадочно думает. Ян был на грани «потери лица», но я не мог не задать этот вопрос. И получил на него прямой ответ:

- Китаец всегда остается китайцем...

КОМПЕТЕНТНО

Николай КУРЬЯНОВИЧ, депутат Госдумы, член Совета безопасности, коренной иркутянин: С ними нужно дружить по-татарски!

- При попустительстве федеральных властей, которые постоянно оглушают общественное мнение лозунгами о стратегическом партнерстве с Китаем, идет быстрое заселение нашего жизненного пространства. Причем это делается методами, которые присущи только китайцам. У военных это называется «просачиванием». Я знаю, что каждый китаец, осевший на сопредельных территориях, получает разовые вознаграждения, когда приезжает в Китай на национальные праздники. Эта политика идет от самых верхов руководства КНР. С китайцами, конечно, нужно дружить. Как в татарской поговорке «дружи с собакой, но палку не бросай», потому что конечная цель наших соседей - заселение российских территорий.

МНЕНИЕ

Виктор ДЯТЛОВ, профессор Иркутского государственного университета, историк, социоэтнолог: Через 20 - 30 лет новые сибирские губернаторы будут ездить в Харбин, а не в Москву!

- По Байкалу проходит какой-то стык, а может быть, и потенциальный разлом России. Иркутская область - последняя на востоке область сплошного хозяйственного освоения и развитой инфраструктуры. Но я бы не рассматривал китайцев здесь в категориях угроз. Я бы рассматривал их в категориях вызовов. Я абсолютно убежден, что миграция китайцев в Сибирь неизбежна. Причем во все увеличивающихся масштабах. Они придут сюда не потому, что в Китае много народа, а потому, что китайцы нужны России.

В больших масштабах с запада в Сибирь уже никто не поедет, это точно. Поэтому более-менее реалистичные источники трудовых ресурсов для нас - это Центральная Азия и Китай.

Массовый приток мигрантов - это не просто приход рабочих рук. Это приход людей со своей культурой и языком, образом жизни, стилистикой поведения. Наше общество станет другим неизбежно. Оно станет обществом мигрантов.

И вполне возможно, что через 20 - 30 лет избранный губернатор Благовещенска свой первый визит нанесет не в Москву, а в Харбин. Что ему эта Москва, которая требует только налоги? Москве все равно. Вы не поверите, все программы по исследованию китайской миграции в Россию финансировались Западом. Я сам работал по программе Фонда Карнеги...