2015-02-04T03:34:34+03:00

Анастасия Заворотнюк: Любовь Полищук поддержала меня во время развода [АУДИО]

«Прекрасная няня» рассказала «КП» о трогательной дружбе с актрисой, ставшей для нее мамой не только в сериале, но и в жизни
Поделиться:
Комментарии: comments70
Полищук и Заворотнюк - две главные звезды первого сезона «Моей прекрасной няни».Полищук и Заворотнюк - две главные звезды первого сезона «Моей прекрасной няни».
Изменить размер текста:

Сегодня будет предано земле тело замечательной, любимой народом актрисы Любови Полищук. У нее была яркая жизнь, за которую она многое успела сыграть - и в кино, и в театре. Последние годы она очень тяжело болела.

Так случилось, что последней ее работой стала роль мамы Вики Прутковской в нашумевшем сериале телеканала СТС «Моя прекрасная няня». А для Анастасии Заворотнюк этот сериал стал первой звездной работой, принесшей ей популярность. Помогала ей стать звездой именно Любовь Полищук. Ее уход стал большой потерей для молодой актрисы. 28 ноября, когда стало известно о смерти Полищук, после съемок, ночью, наплакавшаяся Настя дала интервью «КП».

«Мы очень скучали и ждали Любу на съемки»

- Настя, вы познакомились с Любовью Полищук на съемках?

- Мы с ней познакомились еще на читке сценария и сразу друг другу понравились. Мы работали с ней целый год на «Няне». К сожалению, второй год, когда стали снимать новый большой блок, она из-за болезни уже не принимала участия в съемках. Хотя мы рассчитывали, что она вернется.

И она вернулась! Снималась последняя свадебная серия, и она пришла! Для нас это была огромная радость. Я считаю, сериал очень много потерял без Любови Григорьевны. Я знаю, что и она очень скучала по сериалу. За время, что лечилась и в Израиле, и в Москве, все время смотрела нас по телевизору, передавала всем приветы. Я приезжала к ней в больницу. Часто мы с ней созванивались. Она необыкновенно мужественная женщина. И даже чувствуя себя очень плохо, всегда блестяще выглядела. И над собой посмеивалась.

Вот я пришла к ней в больницу и вижу, что ей нездоровится. А она, хохоча, рассказывает, мол, знаешь, тут шла, а ноги-то не держат, и вот как споткнулась! И все она так смешно рассказывала, что мы с ней вместе хохотали! А в душе у меня все сжималось от нежности к ней, ужас брал от мысли, как она проходит через такое, что она переживает, как ей тяжело, больно!

И тем не менее у нее хватало сил, чтобы не жаловаться, не рыдать. Хотя я никого не сужу, может быть, кому-то легче и поплакаться. Но мужество, с которым Любовь Григорьевна все это переносила, вызывало у меня несказанное уважение, восхищение.

- А вы знали, что у нее такое серьезное заболевание?

- Да. Она от нас это не скрывала. Только сначала - первые две недели - молчала о том, что ей делают какие-то очень серьезные анализы..

Обычно Люба никому не давала грустить. На съемочной площадке у нее не закрывался рот: постоянные анекдоты, байки, истории из жизни нон-стоп. И все рядом с ней начинали хохотать, что-то вспоминать, рассказывать. От нее мы получали такой заряд радости и оптимизма невероятный. А эти две недели она как-то отмалчивалась, была сама не своя. И мы стали расспрашивать ее, что случилось. Она ответила, мол, да не знаю, такая странная история, говорят, что вот такой диагноз... (Как сообщили медики, у актрисы был рак позвоночника. - Ред.)

- В театре, говорят, ей сделали какой-то специальный стол, на котором она отлеживалась во время антрактов, такие сильные у нее были боли. И даже приходилось задерживать начало спектакля.

- Вы знаете, то, как она лежала и мучилась от боли, видели буквально несколько человек. Все остальные видели блестящую Полищук, которая прыгала, скакала, залезала куда-то, оттуда ныряла. Я просто смотреть на нее не могла, потому что сразу же «кололась» и начинала смеяться! Это нужно видеть! Сколько она всего придумывала. Импровизировала на ходу, фонтанировала идеями! Заражала своей энергетикой! За счастье было вместе с ней играть. Да и «кололись» мы обе - она от меня, я от нее. Если мы встречались с ней глазами - это был просто аут. Несколько дублей - и все запарывали. Смехопанорама. И все вокруг смеются. И когда на съемки должна была прийти Полищук, все в группе старались пойти посмотреть, потому что знали: сразу начнется шоу. Она сама была - человек-театр.

Приносила свои рецепты

- Зрители заметили, что в сериале вам много и часто приходилось есть. Еда была настоящая?

- О, да! Это было очень смешно. Она в кадре с таким удовольствием ела, что, глядя на нее, все начинали есть. Но мало кто видел - как только заканчивался дубль, она быстренько незаметно все выплевывала и говорила мне, мол, терпеть не могу эти сладости, мне бы мяса какого-нибудь, еды настоящей! А ее постоянно в кадре заставляли поглощать сладкое и мучное. Я-то очень люблю конфеты и все подтрунивала над Любой. Говорила, что ей повезло: она не сладкоежка.

- А вы и она реально готовили в кадре?

- Нет. Готовили реквизиторы. Хотя я знаю, что у Любы муж замечательно готовит. Она просто взахлеб рассказывала, как готовит Сережа. Она его очень любила, хвалила его, гордилась им. Я была рада, что у нее такая замечательная семья...

Люба нам приносила рецепты каких-то диковинных блюд. Помню, однажды принесла испеченный мужем торт. И сказала мне: «Знаю, ты не ешь мучное, тебе нельзя, у тебя фигура, но вот это просто должна съесть!» И мы накинулись как сумасшедшие, разодрали этот торт, это было что-то невероятно вкусное!

- А на диетах Любовь сидела?

- Нет. У нее потрясающая фигура от природы, так что ей не нужно было никаких диет. Она блестяще выглядела!

Даже в последний день, когда она пришла на съемки свадьбы, она стояла с прямой спиной. Конечно, похудела, но такая красивая, если бы вы знали! У нее кожа просто мраморная, такие пальцы длинные, глаза искристые, невероятные какие-то. Ноги идеальные. Уникальной красоты женщина, такой магии! Просто сейчас нет сил, невозможно думать, что ее нет, просто слезы текут!

- Наверное, на Полищук мужчины заглядывались?

- Все! Да вы что! Все вокруг замирали и понимали: да, это Женщина! Она так взмахнет, пойдет, что-то глазом так по роли сделает в сторону мужчины - и все! Смотришь - не оторваться!

Мистический сон

- Чему вы у Полищук как у актрисы научились?

- Очень многому! У нее было чему учиться, поверьте! Я сначала в кадре стеснялась, закрывалась, но смотрела на нее и училась этой свободе, раскованности, незажатости. И я у нее такие фишки подмечала, которые сейчас и не расскажешь: их так много, этих тонкостей Ну, например, в одной сцене я должна была чихать. И Люба мне посоветовала нос сильно накрасить красным, как у алкоголика. И сказала мне, мол, когда чихаешь, глаза к носу своди, чтобы все понимали: уж так ты обчихалась, просто ничего уже не контролируешь, даже глаза съезжаются. И я все сделала, Люба радовалась.

Клоунаду она любила. Фактически я рядом с ней прожила маленькую, яркую жизнь. И, конечно, в памяти все это навсегда останется. То, что мы, может быть, последнее время нечасто с ней виделись, никак не влияло на нашу дружбу. Она - мама. И я всегда ее так называла. И в обыденной жизни тоже. И это не были просто слова. Это, поверьте, дорогого стоит! Я ее очень любила!

Знаете, она мне снится очень часто!

- Снятся, наверное, съемки?

- Нет, мне снится жизнь! Недавно приснилось, что я прихожу к ней домой. Она с мужем. И мы поговорили, а потом она говорит: «Ты знаешь, тебе пора. Тебе нужно уходить, иди. А я - побуду здесь». Это было словно прощание. После этого мы с ней уже не разговаривали больше. Очень жалею об этом, очень!

- В вашем сне есть некая мистика!

- Да. Отчасти.

- Вы делились с ней секретами?

- Конечно, делились! Мы говорили обо всем на свете. Очень много и по личной жизни, и по профессии. У нас не было закрытых тем.

- А что вы с ней обсуждали?

- Ну, это наше женское. Пусть оно нашим и останется.

Обожала смешные прически

- Люба обожала делать смешные разнообразные прически, это хлебом не корми! Говорила: «Давай здесь хвостик сделаем!» - и могла сама себе что-то там заколоть. Совершенно не боялась быть потешной. А некрасивой просто быть не могла - ее красота через любой грим видна. Мы гримировались с Любовью Григорьевной вместе. И она никогда не устраивала истерик, что у нее нет персональной гримерки, что рядом с ней кто-то еще сидит. Она очень демократична - не могу про нее сказать «была», в прошлом времени.

Одевалась всегда неожиданно, ярко. Не черно-белого формата женщина, знаете. У нее все цвета радуги. Радуга и внутри, и в глазах, и в игре, и на ней.

Не была пресной. Терпеть не могла, когда сцена идет скучно. Ей все придумать надо, не сиделось на месте. Не могла спустя рукава даже одну маленькую сценку сыграть. Единственное, что ее могло вывести из себя, - это бездарность. Со стороны актеров, режиссеров, да кого угодно! Но если видела, что не может ситуацию изменить, сдерживалась. Она командный игрок, делает так, что лучше для общего дела.

- А в актерской профессии она не разочаровалась? Ведь ей выпадало в жизни и некое забвение, и простой в творчестве...

- Да что вы! Какое может быть разочарование - она жила этим! Ей было и тяжело, и сложно. Но она это любит, это ее жизнь, счастье!

- Вроде бы она сына отговаривала идти в актеры?

- Не знаю. Леша такой талантливый, зачем же его отговаривать! Он снимался у нас в «Няне». Когда Леша снялся в сериале «Офицеры», она так радовалась за него, говорила: вот, он такой молодец, здорово это сыграл! Но при этом не уходила в такие «муси-пуси», все очень достойно, искренне. Я видела, как она любит своих детей, ими гордится. А уж как мои дети Любу любили! Они приходили на съемки и просто обожали ее, называли только «мама Люба»! И все время ее передразнивали. И ко мне обращались ее фразой с ее интонацией: «Доню». Потому что мы с ней всегда так друг друга называли - я ее мамой, она меня - доней.

«Поддержала меня во время развода»

- С Сергеем Жигуновым у Полищук какие были отношения?

- Ой, самые нежные, очень хорошие! Они друг друга «роднуля» называли.

- А когда стали писать, что у вас роман с Жигуновым, Полищук вам что говорила?

- Говорила: держись, как ты держишься, нормально, держись!

- А не корила, мол, может, все это тебе не надо, ни к чему...

- Нет. Она старалась принять и понять. Говорила: «Так сделала. Ну и ладно, хорошо». Она умная и мудрая женщина.

- А когда у вас был развод с мужем, вы ей об этом рассказывали?

- Да. Она очень меня чувствовала в этом смысле. Поддерживала меня. Говорила, что это надо просто выстоять. Понимала, что мне тяжело.

- Но не отговаривала, мол, зачем разбивать семью?

- Да что вы! Зачем же?!

- Что же, она сразу так категорично была за развод?

- Не сразу. Мы с ней поговорили, она выслушала, поняв всю ситуацию, поддержала мое решение. Психологически помогала.

«Никто себе не позволял думать, что она уйдет»

- Вы чувствовали, что конец близок?

- Никто себе не позволял думать, что она уйдет. И она как будто не позволяла думать о плохом. Я ее видела незадолго до трагедии, и она только и говорила о работе, о делах: вот, у меня скоро там съемки, еще будет проект, я уже хочу выйти на съемочную площадку, должна выйти! То есть столько было в этом уверенности, мощной попытки заставить себя поверить, стоять, бороться. Наверное, были какие-то тяжелые моменты, но, видимо, они выпали только уже на долю самых-самых близких. Я имею в виду мужа, детей - Лешу и Машу. Им надо крепиться. Потому что она - такой стержень их семьи, всей их жизни. И это такая потеря!

- Последняя ваша встреча. Что в ней запомнилось?

- Я много что запомнила. Не хочется сейчас об этом. Запомнилось, что она очень много смеялась. Я видела, что ей там больно, там больно, а она - смеялась! И очень прямо держала спину...

Анна ВЕЛИГЖАНИНА

КСТАТИ

Марк ЗАХАРОВ: Полищук падала на два матраса!

О том, что страшная болезнь легендарной актрисы началась после ее памятного падения на съемках фильма 1971 года «12 стульев», говорят давно. Все помнят, как в сцене танца Андрей Миронов поднимает Полищук на руки, а затем с флегматичным видом роняет. Падение сопровождалось звоном битого стекла, при этом зритель не видел, куда и как упала Полищук, - камера концентрировалась на лице Миронова.

Смерть Любови Григорьевны всколыхнула новую волну разговоров: мол, вот оно, эхо стародавнего падения, тогда-то у Полищук и начались проблемы с позвоночником.

Режиссер фильма Марк Захаров рассказал нам следующее:

- Я стоял в полутора метрах от этого трюкового падения и все прекрасно видел. Это потом кто-то придумал веселую историю, что забыли положить матрас и грохнули актрису на голый пол. Но это всего лишь театральная байка! Она была в духе Любы Полищук.

На самом деле этого, конечно, не было, не бывает так в кино. Мы неоднократно и очень тщательно репетировали этот трюк, там лежали два матраса! Это же так всегда - услышал звон, не знаешь, где он. Ведь Люба попадала в жуткую автомобильную катастрофу, где ей выбило диски позвоночника. И вот уже после этого у нее и начались проблемы со спиной.

Марина БАХТИЯРОВА

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также