Пресс-центр "КП"5 декабря 2006 1:00

Кредитование малого и среднего бизнеса. Как выбрать «свой» банк?

Тема нашего круглого стола: «Проблемы кредитования малого и среднего бизнеса: как выбрать свой банк».

Руководитель пресс-центра газеты «Комсомольская правда», политобозреватель Н. Андрущенко:

- Издательский дом "Комсомольская правда" приветствует вас у себя в гостях. Откроет круглый стол редактор отдела экономики газеты "Комсомольская правда", член редколлегии Николай Александрович Ефимович.

Н. Ефимович:

- От имени всего нашего холдинга я приветствую вас здесь. Несмотря на пробки и большую занятость вы доехали до нас, чтобы поговорить о проблемах малого и среднего бизнеса, которые мы обсуждаем уже много лет. Несомненно, произошли достаточно серьезные изменения. Если раньше на эту тему чиновники наших экономических ведомств в правительстве не очень увлеченно говорили, то сейчас картина изменилась. Но одна из самых главных проблем – проблема, что желающих заниматься малым и средним бизнесом у нас достаточно много. Начиная от людей, которые просто имеют какие-то деньги, и, кончая теми, кто не одно дело свое уже открыл. Но, как всегда есть целый перечень проблем, которые на сегодняшний день мешают тому, чтобы мы сказали: вот малый и средний бизнес сегодня стал главной движущей силой нашей экономики, в жизни страны, в формировании нормального полноценного среднего класса. Сегодня здесь присутствуют представители самых разных структур, ведомств, журналисты. Чтобы обозначить на сегодняшний день самые горячие вопросы в этом плане. Желаю вам творческой удачи, горячего обсуждения. Все это найдет свое отражение на страницах газеты "Комсомольская правда".

Н. Андрущенко:

- Отчет о круглом столе будет опубликован 5 декабря. Тема нашего круглого стола: «Проблемы кредитования малого и среднего бизнеса: как выбрать свой банк». "Комсомольская правда" – газета народная, тиражная. Поэтому то, что интересует наших читателей, интересует и нас в первую очередь. Представлю вам моего сомодератора – Гарегина Ашотовича Тосуняна, президента АРБ, который и поведет нас по волнам нашего круглого стола.

На сайте «Комсомолки» был проведен опрос. Мы не претендуем на научный или репрезентативный анализ. Но, тем не менее, мы задали несколько вопросов нашим читателям, и вот как они ответили. Опрос висел всего 2 часа. Приняли участие более 6 тысяч человек.

Приходилось ли вам получать отказ при обращении в банк за кредитом для развития бизнеса? Нет – 66 %. Да – 33 %. Что вас не устраивает в условиях банков, предъявляемых при выдаче кредита? Высокая ставка по кредиту преимущественно не устраивает пользователей сети Интернет и читателей сайта. 1,7 % - сроки кредитования. Приходилось ли вам пользоваться услугами лизинговых компаний? Да – 12,4 %. Нет - 87,6 %. В какой из перечисленных банков вы обращались за кредитом? Когда мы задаем подобный вопрос, обычно возникают споры по поводу некорректности. Но опять же на репрезентативность мы не претендуем. ВТБ 24 49,6 % - первая строка. Именно в этот банк чаще всего обращаются за кредитом. И на последней строчке – ОПМ-Банк – 0,2 %. В «Сбербанке» 16 %, - тоже достаточное количество. Хотелось бы, чтобы люди поняли, как им можно начать заниматься бизнесом. Дадут ли ему кредит, когда, в какие сроки, какие есть условия у каких банков. А теперь слово Гарегину Ашотовичу.

Г. Тосунян:

- Во-первых, я хочу поблагодарить за приглашение принять участие в нашем сегодняшнем круглом столе руководителей «Комсомольской правды». Не первый раз мы коллеги – сомодераторы с Натальей. И я с удовольствием откликаюсь на это приглашение, потому что здесь какая-то особенно теплая атмосфера и довольно интересное обсуждение. Я надеюсь, что мы с вами еще много раз встретимся за этим уютным столом. И главное, чтобы мы действительно доходчиво объясняли, в чем суть проблем.

Я был готов, к тому, что вы скажите о затянувшихся переговорах по этой проблеме, что мы лет десять говорим об этом, так же ожидал, что будет следующая мысль, что и толку никакого, все на том же месте воз. На самом деле это не так. Я хотел бы, чтобы мы верили и понимали, что когда мы что-то обсуждаем, это не значит, что прямо на следующий день что-то изменится, это не так, конечно, но через некоторое время многие идеи, если они здравые и аргументированные, системно формулируются, излагаются, и соответственно материализуются. Очень важно помочь обществу воспринять эти идеи, довести их до власти, при этом убедить власть, чтобы она действовала не только из собственного удобства, но еще и из эффективности экономики. И когда все эти этапы проходишь, то вдруг оказывается, что это на самом деле реализуется на практике. От нас с вами очень многое зависит. И от того, насколько мы убедительны и последовательны в изложении своих аргументов. Я думаю, что и сегодняшнее наше обсуждение тоже не пройдет даром, особенно если мы будем концентрироваться на решении вопросов, а не только на плаче Ярославны, как все плохо. Мы с «Комсомольской правдой» идем параллельными курсами. Аналогичный опрос был проведен в рамках Ассоциации российских банков. И тоже достаточно репрезентативный. Около трех тысяч наших потенциальных клиентов были опрошены, вследствие чего был сделан важный анализ.

Приглашаю приступить к обсуждению и еще раз хочу сделать акцент на том, что нам, представителям банковской системы, безусловно, важны интересы наших клиентов. Потому что только за счет них, мы можем развивать свой бизнес и получать соответствующее развитие и доходы. Нужно еще объяснить нашим читателям, слушателям, что мы не являемся врагами наших клиентов и не пытаемся их выжать до последней копейки. Ибо хотим завтра тоже получать урожай. Не из каких-то благостных соображений, а просто даже исходя из меркантильного, прагматичного подхода мы в такой примитивной проекции и то в них заинтересованы. Не говоря уже о том, что мы еще и живые люди, и каждый из нас является еще и клиентом, а не только кредитором.

Н. Андрущенко:

- Я предлагаю вначале дать слово представителю государства, чиновнику. Директору Департамента государственного регулирования в экономике Министерства экономразвития и торговли России Андрею Владимировичу Шарову.

Роль государства в укреплении предпринимательского сектора экономики какова?

А. Шаров:

- Поскольку у нас собралось профессиональное сообщество, я не буду широко говорить о роли государства, потому что говорить об этом можно бесконечно долго.

Н. Андрущенко:

- Но она есть или нет? В предпринимательстве как-то сказывается?

А. Шаров:

- Абсолютно сказывается. Роль государства, на самом деле, очень важная в кредитовании именно малого и среднего бизнеса. Это уже аксиома, которая подтверждена опытом большинства стран. Посмотрите, интересная штука. Все государства мира ставят себе такую задачу, как ежегодное увеличение количества новых малых предприятий. Очевидно, что для того, чтобы начать свой бизнес, не всегда достаточно собственных ресурсов или ресурсов родственников, знакомых, друзей и так далее. И в большинстве стран действуют достаточно эффективные программы, которые способствуют кредитованию стартующих предприятий. Я хочу сказать, что Россия только начинает этот путь, но уже есть некоторые результаты. В 2005 году начата программа создания региональных фондов поручительств за малое предприятие. В 31 регионе создаются фонды, которые предоставляют недостающее залоговое обеспечение при кредитовании субъекта малого предпринимательства в банке. Если по простому сказать, допустим, тебе не хватает залогового обеспечения, приходи к нам, и если банк оценит твое финансовое состояние и сам проект как положительный, интересный, но у тебя не хватает пустяка, 50-60 % обеспечения, то тебе даст государство, фонд поддержки малого предпринимательства.

Н. Андрущенко:

- Это процент дополнительный какой-то фонд получает?

А. Шаров:

- Да, фонд получает дополнительный процент, но государство девять десятых этих процентов субсидирует. То есть ты за одну десятую той суммы, которую ты заплатишь за эти проценты, получаешь кредит, финансовый ресурс. Банк получает заемщика, государство получает созданные рабочие места и новые предприятия. Здесь находятся коллеги, я знаю, ряд банков, которые участвуют сегодня в дискуссии, активно включились в эту программу. Хочу привести цифры. Они пока скромные. Но программе один год. Выделен примерно миллиард рублей на залоговое обеспечение малого бизнеса, из них около 500 млн. рублей дала только Москва. Если мы берем мультипликатор 3 или 5, некоторые дают мультипликатор 5, это 5 миллиардов рублей кредитов. Это тех кредитов, которые бы предприниматели не получили никогда, если бы не было поддержки государства.

Н. Андрущенко:

- Подобные фонды совершенно бескорыстны? Только из какого-то совершенно маленького процента действуют? Или все-таки просят в залог квартиру, транспортные средства и прочее?

А. Шаров:

- Нет, какой залог? У тебя нет залога, именно поэтому ты приходишь сюда.

Н. Андрущенко:

- Никакого залога?

А. Шаров:

- Нет, какой-то залог есть – 30-40 % требуемого. Часть залога дается этим фондом. И это абсолютно правильно. Дармовые залоги неэффективно давать. Предприниматель должен рисковать так же, как государство, так же, как банк. Здесь риски разделяются между четырьмя субъектами: государство, гарантийный фонд, банк и предприниматель.

Н. Андрущенко:

- Если бизнес с позиции старт-ап, такому тоже дают, если человек не может отвечать другим своим бизнесом?

А. Шаров:

- Еще раз говорю, минимальное залоговое обеспечение должно быть. В разных регионах по-разному. Где-то просят 20 %, чтобы было необходимого обеспечения, где-то 30 %, где-то 40 %. И больше ничего. Но что очень важно, не чиновник, не фонд отбирают проекты, а банк отправляет потенциального заемщика. Если после того, как банк оценил по своей системе этого заемщика, а у него хватает обеспечения, вот тогда банк отправляет заемщика в этот фонд. У фонда техническая работа состоит в том, чтобы проверить, действительно ли это малый предприниматель и так далее. То есть проверить технические моменты. Но фонд не оценивает, надо ли вообще кредитовать, давать ли деньги под этот проект или нет. Это не его дело. Эту работу проводит банк. В некоторых продвинутых регионах предприниматель в фонды не ходит, ходит только в банк. Он даже субсидию получает в банке, в одном окне. Подобная схема действует в Чувашии. Это то, к чему мы должны стремиться.

Н. Андрущенко:

- Несколько регионов назовите?

А. Шаров:

- Из успешных регионов я могу назвать Кемеровскую область, Ленинградскую, развивается этот процесс хорошо и в Москве. Но это самый большой фонд, 500 миллионов. И сейчас мы усилили этот фонд, добавили еще где-то 200 миллионов, итого - 700 млн. На мультипликатор 5, это 3,5 млрд. кредитов. Для Москвы это, конечно, немного, но это первый год работы программы. И наша задача состоит в том, чтобы в каждом без исключения субъекте Российской Федерации был такой капитализированный фонд.

Н. Андрущенко:

- А структурно такой фонд принадлежит кому?

А. Шаров:

- Этот фонд создается в разных формах. Это может быть ОАО со 100% участием. Это может быть фонд как некоммерческая организация. Здесь достаточно большой выбор. Банки это не волнует. Если есть ликвидное залоговое обеспечение у этого фонда или живые деньги, либо реже – ликвидная недвижимость, то поручительство такого фонда признается. А у нас задача, чтобы в каждой точке в 80 с лишним регионах Российской Федерации был такой фонд.

Но интересно, что происходит дальше. Возьмем американский опыт. Американцы тоже создавали такую систему, и она очень успешно действовала порядка 15 лет, пока банки не раскачались. Теперь банки эту систему перекупают. Государство вообще уходит из этой системы, а фонды остаются уже как частные фонды. Это очень важно, показательно.

Мы развитие системы видим именно так. Наша задача – развить до той степени, когда мы можем спокойно отдать фонды.

Н. Андрущенко:

- Чтобы банки перестали кредитовать малый и средний бизнес?

А. Шаров:

- Наоборот. Чтобы эти фонды уже действовали абсолютно как частные фонды. Поскольку они уже будут капитализированы, будет наработанная кредитная история, появятся и клиенты.

Еще очень важный момент. Многие банки прекрасно отдают себе отчет, что тот клиент, который взял кредит через этот фонд и вернул его, а потом еще раз воспользовался услугами, и т.д., банк его будет кредитовать уже как своего клиента. Мы считаем, что те банки, которые сейчас быстрее смекнут, что называется, будут лидерами в этом сегменте бизнеса и кредитования малого бизнеса.

Существует еще несколько программ. Я могу рассказать о них в ходе дискуссии.

Второе направление – не совсем кредитование, но это все-таки доступ к финансовым ресурсам. Мы создаем в России сейчас примерно 15 венчурных фондов. Общая капитализация будет пока скромная, где-то порядка 7 млрд. рублей. Венчурные фонды создаются на паях. Четверть средств дает федерация, четверть средств дает регион, а 50 % дает частник. Управляют фондами частные управляющие компании, которые имеют все необходимые лицензии ФСФР. Банки могут выступать здесь и в роли инвесторов этих фондов, и в роли инвесторов тех предприятий, которые фондами отбираются, в надежде на быстрый рост капитализации этих компаний, могут и выкупать эти компании и так далее.

Я бы хотел привлечь внимание коллег, не упустите эту очень важную нишу бизнеса. Почему? Потому что эти 15 фондов будут потом наполняться российской венчурной компанией, а капитал составит уже 15 млрд. рублей.

Таким образом, создается достаточно устойчивая система финансирования инновационных проектов, в которых банки тоже могут принять участие. Но это не типичное кредитование. Это, скорее, инвестиции в растущие малые компании.

Про программу субсидирования ставки я не буду говорить, это достаточно традиционно. Это удешевление кредитов для малых предприятий.

Еще одно очень важное направление. В следующем году одним из приоритетов финансирования будет финансирование старт-апов. Мы будем давать деньги в региональные фонды поддержки малого предпринимательства для того, чтобы выдавались небольшие ссуды, небольшие кредиты стартующим предприятиям под символические проценты. За счет массового предложения средств, но при ограничении размера этих средств мы рассчитываем на то, что поможем созданию сотен и тысяч новых предприятий.

Н. Андрущенко:

- Ориентировочно, порядок цифр каков?

А. Шаров:

- На следующий год в бюджете заложено 3,5 млрд. рублей. Мы привлечем еще где-то 3 млрд. рублей субъектов Российской Федерации, итого 6,5 млрд., Из них я не могу назвать цифру, потому что мы софинансируем региональные программы. Но мы будем стремиться к тому, чтобы финансовая компонента составляла где-то 20 % от этой цифры.

Н. Андрущенко:

- А кредит можно будет взять от 100 тысяч рублей или от скольких?

А. Шаров:

- Это все будет индивидуально проработано на уровне регионов.

Н. Андрущенко:

- Планка есть?

А. Шаров:

- Почему я говорю это в среде банков? Это не конкуренция банков, потому что суммы будут небольшие. Но это выращивание клиентов для банков, потому что сегодня предприниматель взял 200 тысяч рублей или 60 тысяч взял на то, чтобы купить машину, которая месит тесто. Это было в Кемеровской области. 10 рабочих мест было создано, люди начали лепить пельмени, продавать. Сейчас это хороший средний заемщик, у которого уже целый пельменный цех, он развивается. Вот что такое 60 тысяч рублей на старте. Мы готовы софинансировать столько, сколько готовы регионы найти денег на старт-ап. Все будет зависеть здесь от региональной власти. Эти направления могут способствовать росту кредитования малого бизнеса в стране.

Н. Андрущенко:

- И будет ли разбюрократизирован процесс получения кредита? Или это у каждого банка своя история?

А. Шаров:

- Мы будем, конечно, выставлять определенные требования на участие в программе для того, чтобы кредит был достаточно быстрым, с одной стороны. С другой стороны, мы вместе с банками будем работать над внедрением систем оценки, скоринговой системы оценки заемщиков для того, чтобы снизить издержки банков, ускорить процедуру выдачи кредитов. Но я хочу сказать, что по той программе, что проводил РосБР по гарантии правительства Российской Федерации, средний срок выдачи кредита составил 8 дней. Наверное, это не много. Будем стремиться к тому, чтобы срок сокращался.

Н. Андрущенко:

- Гарегин Ашотович, как вам такая позиция государства?

Г. Тосунян:

- Конечно, надо было бы в первую очередь у банков спросить, насколько они чувствуют эту поддержку. Здесь отсутствует РосБР. Я должен сказать, что недавно у меня была беседа с их руководством. Действительно как говорит РосБР, сделан огромный рывок. Причем что интересно, они сработали в 60 регионах, реализуя специальную программу под гарантии государства. И что очень важно, здесь сработали две цели. Во-первых, было направлено на сам малый бизнес, это было его главное предназначение. А во-вторых, сама схема предусматривала выбор агента на уровне регионального банка, и через него происходило осуществление этой программы.

Фактически, эти региональные точки роста в лице самостоятельных банков, не путем поглощения и растворения в своей филиальной сети, а путем самостоятельных агентов выступали, и так же нашли поддержку со стороны Ассоциации российских банков.

Мы даже приводили этот пример при подготовке материалов Президиума Госсовета, как один из примеров банкизации страны, имея в виду вхождение в региональную структуру, и в том числе участие государства в реализации программы банкизации.

Но я должен сказать, что действительно динамика явно есть. Динамика на уровне, по крайней мере, понятных, логичных процедур. Особенно я хочу выделить пример Москвы и Ленинградской области. На международной конференции представитель Ленинградской области рассказывал о том, как они реализуют эту логику. Ничего изобретать не надо, это давно пройденный этап, который реализован во многих странах. Они как раз излагали его на примере Финляндии. Приводили сравнительные цифры. Потому что это и близко, и по количественным параметрам соизмеримо. Модель работает. Вопрос бюрократизации с точки зрения самого банка, с точки зрения аппарата. Конечно же, в любой системе могут быть эксцессы коррупции, бюрократии. Но рассматривать уголовно-правовую сторону, бюрократическую сторону – отдельный вопрос, и здесь действительно нужно отметить саму мотивацию участников всего процесса, насколько они заинтересованы в конечном публичном результате или в каком-то завуалированном результате. Это отдельная тема, она касается не только сферы кредитования, а всего нашего общества. Но если говорить с точки зрения логичности выстраивания этой цепочки, то кроме Ленинградской области, а может быт даже в первую очередь, я бы хотел привести пример Московский. Вышегородцев, руководитель Департамента малого и среднего бизнеса, система уполномоченных банков правительства Москвы заключила договор и работает по этой 500-миллионной программе, плюс еще будут выделены дополнительные средства.

Действительно, пытаемся вычленить все процедурные нюансы, чтобы в самой схеме была минимизирована возможность злоупотреблений. А они, безусловно, будут, никто этого не оспаривает. Жизнь есть жизнь. Не будет какой-то оазис справедливости, абсолютной порядочности. Надо просто, чтобы сама схема была бы логична, прозрачна. И чтобы она вызывала доверие у участников рынков и понимание, в каком месте нужно апеллировать к нарушениям. Когда процедура понятна, то ты знаешь, где происходят нарушения и куда нужно обращаться.

Почему я привел особо Московский пример? Чтобы не только свое представление закладывать в механизм, а чтобы еще и поинтересоваться у участников: а как вы считаете сделать удобным? Понятно, что участники заинтересованы в своей выгоде, но здесь на балансе интересов выстраивается оптимальная схема. В этом смысле мы с МЭРТом хотя и работаем, но я думаю, степень проработанности программ федеральных вполне заслуживает некоторого более глубокого, совместного изучения и отработки. Ибо на федеральном уровне есть некое представление о том, что мы скажем, как, а вы потом работайте по этой схеме. Это неправильно. В первую очередь должен быть обеспечен этот механизм на самом проектном уровне документов, на самом уровне отработки. Учет мнения самих участников рынка. Я думаю, что будет вполне логично, если мы сейчас предложим одному из гостей нашего круглого стола, активному банку на рынке розничных продуктов ВТБ 24 высказаться.

Н. Андрущенко:

- Вице-президент и начальник управления кредитования департамента обслуживания клиентов малого бизнеса, Евгений Александрович Немеринский.

Е. Немеринский:

- Я хотел сам попросить слово после выступления Андрея Владимировича и сказать о следующем. Что на самом деле у обывателей, у предпринимателей складывается мнение, что власти, чиновники говорят о механизмах, которые потом объявляются с экранов, со страниц газет, но не реализуются. На самом деле в подтверждение слов Андрея Владимировича я хочу сказать, что данная схема, данные механизмы реализуемы, работают. И на сегодняшний день ВТБ 24 уже за 2006 год заключил соглашения с 17 субъектами федерации по механизмам поручительства. И по данной схеме через территориальную сеть ВТБ 24 предоставлено кредитов более чем на 500 млн. рублей.

А. Шаров:

- Причем я хочу отметить, мы вам об этом не говорили, не договаривались, не просили вас, не навязывали никаких правил. Вы взяли эту федеральную схему и с субъектами федерации сами ее отработали по своим стандартам и дали кредиты те, которые вы считаете нужным. Вот что самое главное.

Е. Немеринский:

- Полностью подтверждаю, что власть никоим образом не влияет и не диктует, кому выдавать кредит. Проводится финансовый анализ. Приходит человек с улицы, предприниматель, или он уже является клиентом банка. И предлагается проведение финансового анализа, принимается решение, и далее ему говорят: вы можете обратиться в фонды для того, чтобы, если у вас не хватает обеспечения, он выступит за вас поручителем. Данная схема работает и достаточно успешно. До конца года остался месяц. Но по тем заявкам, которые мы имеем на сегодняшний день, более 500 млн. рублей уже предоставлено предпринимателям по данной схеме. Если до конца года все это реализуется, будет около миллиарда рублей, именно через данные схемы предоставлено предпринимателям в региональной сети.

Г. Тосунян:

- Вы в регионах работаете?

Е. Немеринский:

- Да. Те регионы, которые вы назвали: Чувашия, Кемерово, Ленобласть, достаточно активно работаем. Могу сказать, что буквально вчера со стороны ВТБ 24 было подписано с Воронежской областью, а затем и Тула. Также работаем в Архангельской области, в Пермской.

Где-то это только на старте, где-то это уже реализуется достаточно хорошо. Опять же, это только первый год, и мы очень надеемся, что в следующем году это будет развиваться.

Г. Тосунян:

- Можно полагать, что та динамика, которая есть в рознице, вы знаете, что за последние два года розница, имею в виду и потребительское кредитование в том числе, удваивается в год. Это проникновение, в том числе и в регионы, может двигаться такими же темпами? Потому что понятно, в чем здесь разногласие. Когда люди говорят: это хорошо все на страницах печати и в ваших устах, а где на практике? Просто проблема в том, что мы на самом деле начинаем с очень низкого старта. Много информации не доходит до людей, те, кто не имеют опыта обращения за подобного рода кредитами, потому что не знают процедур, они кажутся недоступными. Но если с этого низкого старта мы обеспечим высокую динамику – удвоение в год, то, наверное, через некоторое время пойдет обратная волна, когда люди уже по существу начнут интересоваться и участвовать в процессе. Есть надежда на то, что эта динамика будет гиперболической?

Е. Немеринский:

- Надежда у нас всегда есть, без нее бы не работали.

Говорить об удвоении или утроении я бы не брал на себя такую смелость. Но то, что динамика достаточно серьезная, это действительно так.

Г. Тосунян:

- Это понятно, если динамика роста 20-30 % в год, то это мы долго будем дорастать. Пока мы начали с нулевого старта, именно ежегодное удвоение, утроение нам нужно, чтобы добиться какого-то эффекта в обозримом будущем. Иначе только правнуки увидят. Если здесь нет такой динамики, значит желательно ее достичь.

Исполнительный вице-президент Ассоциации российских банков, Владимир Григорьевич Киевский:

- У этой позиции есть своеобразный показатель. Он не совсем отвечает на тот вопрос, который вы поставили, но опосредованно можно судить. Если в 2002 году мы проводили исследование по такой графе как число обратившихся за кредитом и число получивших кредиты, то треть из обратившихся только получали. На 2006 год вместо трети 82% с лишним, а за полугодие выросло до 92 %.

Н. Андрущенко:

- То есть отказников уже меньше и меньше.

В. Киевский:

- Но здесь есть разные причины. В том числе и банки, усиливая свою деятельность как консультантов на этой стадии, очищают немножечко список от совсем уже людей неготовых. А с другой стороны это говорит о том, что субъекты малого предпринимательства, в частности, руководители предприятия, так же учатся, как и банки. Банки учатся выдавать кредиты, а субъекты малого предпринимательства учатся получать кредиты. Это непростая наука.

Г. Тосунян:

- Давайте некоторые цифры приведем. Надо к этим цифрам относиться осторожно. Минимальное количество дней в 2004 году было 6 дней, максимальное – 38. В 2006 году якобы, я говорю с оговоркой, 3,5 дня минимальный, 11,5 максимальный срок. Думаю, чуть-чуть приукрашено. Обратившись за кредитом, в 2005 году 34 тысячи человек, имеется в виду малый бизнес, получили кредит 28 тысяч. То есть 82 % в 2005 году якобы получили кредит. А в 2006 году уже за первое полугодие 25 тысяч человек, получили кредиты 93 %. Речь идет о том, что есть довольно существенная динамика.

Н. Андрущенко:

- Это по Москве?

Г. Тосунян:

- По федеральным округам, по 104 банкам. Цифры смехотворные, если брать по количеству обратившихся и получивших. Здесь важна динамика, а не масштаб. Масштаб пока грустный. Когда мы берем в сравнении с западными странами, где объем, удельный вес малого бизнеса, в том числе и в производстве ВВП составляет 50, 60, иногда 70 %. А у нас он составляет проценты. Средний слой, то, что обеспечивает государству устойчивость, это и есть малый и средний бизнес, а не 12 или 15, даже 30 крупных компаний, которые имеют 70 или 90 % ВВП.

Н. Андрущенко:

- Наверное, люди настолько осознают то, что это нереально, что они даже не решаются обращаться в банки. Давайте это все популяризировать, в том числе через наш круглый стол в «Комсомолке». Чтобы человек пришел, взял кредит и начал развивать свое производство, свою семью, а в том числе и страну. ВТБ 24 абсолютно согласно с Минэкономразвития, все работает успешно. А есть кто-то из банков, кто считает, что нужны какие-то доработки в этот проект?

А. Шаров:

- Может быть, какие ожидания банков? Что мы еще не сделали на уровне правительства, на уровне нормативных актов? Какими мерами можно помочь радикально?

Н. Андрущенко:

- Шаповалов Михаил Викторович, начальник управления развития бизнеса Департамента кредитования малого и среднего бизнеса «МДМ-Банк».

М. Шаповалов:

- Мы недавно в малом бизнесе. На начало года портфель банка был просто мизерным, небольшая сумма. На сегодня это порядка 140 миллионов долларов - это выданы кредиты от 1 тысячи долларов. Охват не просто достаточно узкого сегмента малого бизнеса, захватывает сегмент и микрофинансирования. Я хочу поблагодарить и правительство, и те субъекты, которые активно приняли участие в этой программе фонда поддержки малого бизнеса, гарантийные фонды и так далее.

Но вместе с тем у банков проблема стоит иногда не только в залоговом обеспечении текущего бизнеса. Прежде всего идет оценка самого бизнеса и того проекта, который предприниматель реализует. И я могу сказать, что чаще всего банки не находят именно общего языка с предпринимателями. Уровень финансовой культуры достаточно невысок. Мне казалось, что участие государственных структур именно в повышении этого уровня было бы достаточно полезным делом в плане развития этого процесса кредитования малого бизнеса.

А. Шаров:

- В следующем году мы начинаем масштабную программу. То, о чем вы сказали, совпадает полностью с репрезентативным опросом, который мы проводили вместе с ВЦИОМ и с «Опорой России». На первом месте предприниматели России в причинах закрытия дела ставят собственную некомпетентность. Поэтому в следующем году вместе с регионами будет реализовываться образовательная программа для субъектов малого предпринимательства. Но это не традиционное образование в нашем понимании, а предпринимателю будет даваться сертификат определенного номинала. И часть средств выдает предприниматель, часть средств оплачивает государство. Пожалуйста, если есть нужда и желание подучиться на коротких курсах, узнать как работать с банками, получить дополнительные знания по бухгалтерскому учету и финансам, есть такая возможность. Не 72 часа, не 500 часов, не три года, а короткие курсы, пожалуйста, государство берет на себя затраты предпринимателя. Это очень удобно, это те знания, которые помогают брать кредиты в банке и работать, такие курсы будут организовываться примерно при 200 бизнес-инкубаторах, которые сейчас строятся более чем в 60 регионах страны. То есть человек четко будет знать, что по такому-то адресу он придет и за какую-то символическую плату может прослушать курс о том, как ему вести бизнес, как сделать маркетинговое исследование, как подать заявку в банк и так далее. Я думаю, если эта программа года три-четыре поработает, уровень знаний и навыков в том числе в финансовой сфере здорово вырастет.

Г. Тосунян:

- Я хотел бы чуть-чуть добавить в части того, что касается уровня финансовой культуры. Во-первых, когда Андрей Владимирович говорит, что банки считают необходимым, в каком направлении способствовать в кредитовании малого и среднего бизнеса, то прежде всего, это отдельная тема, не затронуть нельзя. Это вопрос ресурсов. Все-таки ресурсы и условия резервирования по выдаваемым кредитам – являются очень сильно сдерживающим фактором.

Очень важно, у многих, к сожалению, в том числе у наших читателей есть такое ощущение, что малый бизнес – это бизнес, который берет кредит на короткое время. Как раз, очень важно развивать уровень малого и среднего бизнеса, который работает долго, который работает с привлечением основных фондов, оборудования. То есть это не лавочный бизнес по купле-продаже, а бизнес более высокого уровня.

Я хотел обратить внимание на то, что сказал коллега о финансовой культуре. Мы, когда готовили президиум Госсовета, как вам известно, 14 ноября под председательством Президента прошел президиум Госсовета, мы очень тщательно готовили доклад. Готовили его сначала с Андреем Козловым, а потом к великому сожалению пришлось без него. В основу положили программу банкизации, о которой вы уже слышали.

24 ноября был подписан перечень поручений президента, которые мы предложили, я сошлюсь на некоторые позиции. Он для вас будет интересен. Перечень поручений: правительству, Центральному банку, Ассоциации российских банков разработать целую систему мер, реализовать комплекс мер по повышению уровня капитализации, конкурентоспособности, совершенствованию системы рефинансирования. В следующем пункте: рассмотреть вопрос по вовлечению в банковский оборот средств пенсионных накоплений граждан, в том числе путем их размещения в ипотечные ценные бумаги. Изначально нас пытались ограничить только ипотекой, но мы сумели убедить, что нужно в целом вовлечь в оборот пенсионные накопления. Принять решения, предусматривающие сокращение административных издержек банков при выполнении ими вмененных контрольных функций, в том числе путем оптимизации объема и сроков представления банками всех видов отчетности.

Мы были услышаны. Но это не значит, что завтра все станет прямо идеально. Это значит, что есть импульс на высшем уровне управления государством в сторону того, чтобы, с одной стороны, способствовать этому пониманию, что кредитное дело нужно эффективно развивать всеми имеющимися возможностями, а с другой стороны, давать соответствующие стимулы и возможности для кредитных организаций.

Г. Тосунян:

- Павел Абрамович Сигал, вице-президент Общероссийской общественной организации «Опора России», которая является защитницей среднего и малого бизнеса.

П. Сигал:

- Я являюсь президентом центра микрофинансирования. Часто так получается, когда собираются разные профессиональные сообщества – банковские, страховое и другие, обсуждают проблемы поддержки малого бизнеса, но представительство реального малого бизнеса очень скромное. Мне как вице-президенту «Опоры России», которая является самой массовой организацией малого бизнеса, мы объединяем 260 тысяч членов по всей России, приходится затрагивать целый ряд вопросов, в том числе и болевые точки. Поскольку о том, как у нас все хорошо и сладко, тут говорят коллеги, и будет еще дальше сказано. Прежде всего, я хотел бы кратко прокомментировать тот опрос, который проведен на сайте газеты "Комсомольская правда". Данные очень интересные и удивительные. Я рад, что читатели «Комсомольской правды» являются в основном клиентами ВТБ 24. На самом деле в российских регионах это совсем не так. И могу сказать, что средний и малый бизнес в российских регионах из крупных банков – «Сбербанк» и некоторые другие крупные банки там, где они развились, и региональные

средние и мелкие банки, которые охватывают до 80 % реального малого и среднего бизнеса. Это первая поправка.

Вторая. Гарегин Ашотович начал говорить о тех смехотворных цифрах, я их дополню. Действительно, в России доля малого и среднего бизнеса в ВВП, по разным оценкам составляет 12-15 %, тогда как в развитых странах она гораздо больше.

В России существует порядка 5 миллионов малых предприятий или ПБОЮЛ. Когда мы видим цифры, что 66 % не получают отказы, а некоторые говорят, что сейчас якобы 90 % обратившихся в банк получают кредиты, то надо понимать, что наверняка в эту статистику входят те, которые уже полностью оформили и подали пакет документов, поработали с банком, и банк по каким-то причинам им отказал.

Там может быть действительно 80 и 90 %. На самом деле наша статистика обратная. 70 или 80 процентов либо не обратились в банк, зная, что им все равно не дадут, либо на уровне первичных переговоров с банком поняли, что им это недоступно.

Г. Тосунян:

- Если они только в уме подумали, что хорошо бы получить кредит, но при этом не обратились, или если они на уровне бомжа пришли и сказали: вообще говоря, хочу кредит. А ему сказали: ты хоть что-нибудь, заявку хотя бы удосужься подать, конечно, таких банк не оформлял и не учитывал в своей статистике.

П. Сигал:

- Я не просто это говорю. Я говорю про тех, которые провели первичную проработку вопроса с банком. Мы же проводили свои опросы. Из тех, кто хотел бы получить кредит, обращался в банк хотя бы по телефону, кредит получили, цифра получается как минимум обратная. 20-30 процентов из них имеют положительную динамику.

Теперь далее. Очень удивительная цифра – 65 % якобы называют основной проблемой в работе с банками высокую ставку по кредиту. По нашим данным, это совсем не так. Это принципиально не так. Сейчас банковская ставка и крупных, и средних банков более-менее устраивает предпринимателей. И не это главная проблема.

Главная проблема – отсутствие нужных залогов. Это реальность. И вторая проблема – те цифры якобы по ускорению выдачи кредитов, мягко говоря, идеализированы. На самом деле срок значительно больше.

Я неделю назад получил кредит во «Внешторгбанке», у меня не совсем маленький бизнес. Я являюсь его постоянным клиентом, беру третий кредит, и то, оформлял полтора месяца.

Особенно эта проблема характерна для крупных банков. И еще об одной проблеме я бы хотел сказать, которая присутствует, особенно, что касается крупных банков и программ льготного кредитования.

По нашим данным процент коррупции там очень значителен. Для средних региональных банков эта проблема стоит не очень сильно. А для «Сбербанка», для «Внешторгбанка» и для других крупных банков, причем не только центральных, но и региональных, вы не поверите, по данным наших анонимных опросов она доходит до 50-60 %. То есть 50-60 % получивших кредит в этих структурах говорили, что да, мы благодарили тех, кто нам помогал.

Н. Андрущенко:

- Структуры – это коммерческие банки, что ли? Кому они взятку предлагают?

П. Сигал:

- Низшему звену банков. Я не говорю, что президентам банков. Низшее и среднее звено. Особенно страшная проблема, когда возникает программа льготного кредитования. Делаем благое дело, но в России это часто трансформируется в очень неприятную вещь.

Н. Андрущенко:

- То есть службы собственной безопасности работают плохо в этих банках?

П. Сигал:

- Тут дело не в службе собственной безопасности. Сейчас действительно и МЭРТ много делает, и система бизнес-инкубаторов, и венчурных фондов для бизнеса старт-ап.

Здесь еще не указали в этом плане Татарстан. Программы очень нужные и важные. Они действительно развиваются. Но в рамках России пока это мизер. Говорится о нескольких миллиардах рублей, когда речь должна идти о десятках миллиардов долларов. Вот такие основные проблемы и основные узловые моменты у малого бизнеса.

И еще одна проблема – отсутствие длинных кредитов. Малый бизнес практически длинные кредиты взять не может. Максимум, на что может рассчитывать малый бизнес, это 1-1,5 года. За это время реальное производство не поставить. Магазин-то не раскрутишь, не то, что производство. Это колоссальная проблема. Почему? Малые и средние банки, которые являются основными партнерами малого бизнеса, не имеют длинных денег. А в больших банках получить кредит малому бизнесу очень проблематично. Тут получается разрыв. Если те системные задачи, которые ставит сейчас и АРБ, и правительство, и другие заинтересованные структуры, будут решаться, то мы, решая эти системные проблемы, сумеем продвинуться намного больше, чем реализуя очень важные, но все-таки локальные задачи.

А. Шаров:

- По поводу денег, миллиардов долларов. Представьте себе, что такое найти в бюджете России 3,5 миллиарда. Наверное, это сделать можно. А теперь представьте, что такое в дотационном регионе найти 70 миллионов не на крупный проект – строительство дороги, моста, завода, - а на поддержку малых предпринимателей, которых тысячи.

Кто за малого предпринимателя вступится? Это все равно, что бедным отдать деньги.

Вот теперь представьте, как в регионе тяжело эти 70 миллионов взять с какого-то крупного проекта и дать малому бизнесу. Это очень важный естественный ограничитель. Схемы должны быть прозрачны и отработаны бизнес-сообществом. Я знаю, что по программе гарантирования, которая сейчас запускается, там взять-то не с чего. Там же банк принимает решение.

И второе. По поводу аффилированности. Да, когда 10 миллионов рублей, конечно, раздать друзьям – тоже малым предпринимателям, это да. А когда тебе дали 100 – нет в регионах столько малых предпринимателей – друзей ни у одного чиновника.

Из зала:

- Есть.

А. Шаров:

- Речь идет о малых предпринимателях. Не о строительстве дороги, не о запуске спутников в космос. Тебе говорят: ты раздай 200 миллионов долларов по 300 тысяч рублей. Нет столько друзей. Проблема увеличения предложения, когда схема еще нормальная, она тоже снимает эту проблему коррупции.

Г. Тосунян:

- Никогда не бывает такого рода проблемы, чтобы не найти родственников и не разделить. Поэтому не на этом пути борьба идет с коррупцией. Я согласен, что это другая тема и совсем в другом русле мы должны рассматривать. Потому что это проблема не только ведомств, фондов или банков. Это проблема общества в целом, это проблема выстраивания другой ментальности.

А. Шаров:

- Я привожу конкретный пример. Мы устанавливаем требования, что мы даем микрозаймы только тем, кому меньше года. И тут же нам регионы, потому что денег много, говорят: слушайте, а давайте не меньше года, а давайте тем, кто два-три. У них все знакомые давно работают. А зачем? У него уже репутация, он уже клиент в банке. И начинается вот эта перетяжка. Поэтому я и в шутку, и всерьез сказал, что если схема правильная, то под эту схему можно расширять предложение. А если она неправильная, то, сколько хочешь туда закачай.

Г. Тосунян:

- Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы. Ларин Евгений Александрович.

Е. Ларин:

- На примере Москвы. Было правильно отмечено по поводу того, что схема поручительства, схема выдачи и предоставления поручительства за малый бизнес прорабатывалась банками, и были учтены по максимуму запросы и интересы банков. Разумеется, все это решалось в процессе круглых столов. И была разработана определенная схема работы и взаимодействия с банками. И схема предоставления этих поручительств.

Эта схема действительно рабочая, банки выдают кредиты под поручительство Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы. И уже есть определенное понимание у банков, что в некоторых случаях действительно поручительство фонда помогает кредитовать те предприятия, которые ранее были исключены из потенциального списка клиентов банка.

Хочу выступить в защиту банков в связи со сроками кредитования. Тот же «ВТБ-24» абсолютно спокойно кредитует до 5 лет. И у «Банка Москвы» аналогичная программа. И среди тех заявок, которые поступают в фонд на поручительство, самое интересное, как раз доминируют длинные кредиты. Подавляющая часть тех кредитов, которые выданы «ВТБ-24» под поручительство фонда, это как кредиты от 3 лет и выше.

. Хотелось бы сказать по поводу финансовой культуры заемщиков. На данный момент фонд содействия кредитованию малого бизнеса выполняет эту образовательную функцию. Мы являемся неким органом, который доходчиво объясняет клиентам, что им надо, какой банк им лучше выбрать, сориентироваться по программам банка. У кого какие условия, кто какие документы запрашивает. В некотором роде наш банк занимается не только чисто голой выдачей поручительств, но и фактически помогает малым предприятиям в получении этих кредитов.

Вопрос о процентных ставках. Когда мы отбирали банки в эту систему, мы оттачиваем схему кредитования под поручительства фонда. Уже сейчас малые предприятия реально имеют альтернативу. У нас реально есть заемщики, которые, допустим, не получили кредит в одном банке, в другом, а получили в третьем. И это как раз к вопросу о малых предприятиях, у которых есть просто идея.

И о малых предприятиях, у которых есть действительно желание эту идею воплотить. Очень много людей сидят на кухне и думают: вот было бы хорошо… Но не у всех хватает желания, сил воплотить эту идею, попробовать обратиться в разные учреждения. К опросам, которые говорят о том, что столько-то отказов, я могу сказать, что на самом деле банки сейчас повернулись к малому бизнесу реально. И кто-то к этому пришел через развитие розничного кредитования, поработав с физическими лицами.

Кто-то пришел, это касается средних банков. Потому что в принципе понимает, что крупный бизнес весь разобран. Есть сегмент среднего бизнеса. И для того, чтобы банку выживать, у него другой альтернативы просто нет.

Г. Тосунян:

- Просто выгодно, поэтому банки и идут.

Н. Андрущенко:

- Евгений Александрович, назовите основные факторы, почему отказывают?

Е. Ларин:

- Одна из причин – есть идея, но человек не может ее воплотить даже на бумаге. Нет четкой проработки. Вторая причина – отсутствие достаточного обеспечения. Она решается через нас, в регионах тоже. Тот человек, который хочет достичь чего-то и хочет организовать бизнес, он это сможет.

Г. Тосунян:

- Евгений Александрович говорит о консалтинговой функции, которую реализует департамент. У некоторых может возникнуть вопрос: что, такая идиллия? Чего это вдруг чиновники решили заниматься консалтингом, продвижением этих идей, информированием населения. У них очень простая мотивация. Она мне гораздо более понятна, чем любые другие аргументы. Правительство Москвы вместе с МЭРТ сказало: если вы эти 500 миллионов соответствующим образом освоите, и мы увидим результат, на будущий год получите удвоенную сумму. Есть программа мотивации самого ведомства показать, что эта программа пойдет. А это соответствующий статус ведомства, вновь пришедшей команды. Всегда должна быть мотивация, ее нужно понять и на ней выстраивать соответствующие взаимодействия. Вопрос относительно консалтинга реализуется не только нашими уважаемыми ведомствами. АРБ в сентябре приняла решение и уже зарегистрировала, с нового года запускает кредитное агентство, которое будет предлагать потенциальным клиентам банков наиболее выгодные кредиты, анализируя, кто из банков какие условия предоставляет. И через сайт, через сеть агентство будет говорить: коллеги, вот здесь такие условия, заявка в такой форме может быть заполнена. В том числе через такие механизмы развития инфраструктуры финансового рынка мы будем информировать, и затягивать клиентов на банки, давая им возможность расширять клиентскую базу.

Е. Немеринский:

- Я хотел сразу оппонировать, но сейчас хочу поблагодарить Евгения Александровича, своего тезку и коллегу. На один вопрос он ответил по поводу длинных кредитов. Повторюсь, они вполне доступны не только в нашем банке, до 5 лет. Даже человеку, на сегодняшний день не обслуживающемуся в банке, пришедшему с улицы, можно получить кредит до 5 лет. В исключительных случаях, если мы видим, что интересный проект, то высшим коллегиальным органом банка принимается решение о финансировании и на семь, и на девять лет. Такие прецеденты уже есть.

Я бы хотел помочь в ответе господину Ларину по поводу, почему отказывают. Сначала опять же о том, что говорил Павел Абрамович. Не согласен со статистикой. У нас 7 клиентов из 10 получают кредит. Три, которые не получили, остаются в базе данных, мы в них заинтересованы. Мои коллеги банкиры с этим согласятся и подтвердят.

Мы прорабатываем вопрос, почему отказали клиенту. Или на сегодня недоходный бизнес, или нет полного пакета документов. Причины анализируются, дальше клиент остается в базе данных, мы через определенное время на него выходим.

Основная причина, почему мы отказываем на сегодня, это недоходный бизнес клиентов. Мы - не ломбарды, мы не делаем акцент на залоге. Об этом говорит даже то, что на сегодня «ВТБ-24» предоставляет беззалоговые кредиты. Подобные же продукты есть и в других банках, которые реализуют программу. Это кредиты 50 % без обеспечения.

Залог – не главное. Главное – финансовый анализ, определение доходности, платежеспособности клиента. Если он не в состоянии платить, конечно, он кредит не получает. Но он остается в базе данных банка, чтобы через определенное время выйти на него, отработать и предложить снова кредит.

П. Сигал:

- Я верю в вашу статистику. Я просто еще раз подчеркну, что наша статистика по совокупности, что дает предприниматель, несколько не соответствует вашей. Поэтому давайте как-то тут думать, почему это так. Вы говорите, что у вас 7 клиентам из 10 обратившихся дают, а у нас данные, что их меньше. Вы говорите, что длинные деньги легко получить, а у нас данные, что трудно. Вот в чем проблема.

Г. Тосунян:

- Кирилл Владимирович Тихонов, банк «Траст». Директор Дирекции развития бизнеса и продаж Блока по развитию малого и среднего бизнеса.

К. Тихонов:

- Немного слов о самом банке «Траст». Программа кредитования малого и среднего бизнеса была запущена в апреле прошлого года. На сегодня удалось реализовать эту программу в 47 регионах. Была проделана крупная работа, объем финансирования превысил 1,6 млрд. рублей. Это начало.

Что касается причин отказа банков, у меня есть персональное мнение. Прежде всего, могу основываться на статистике нашего банка, говорящей о том, что, когда мы начинали работать, мы сразу выстраивали систему контроля отчетности, чтобы можно было держать руку на пульсе. Количество отказов было большое, порядка 40 %. Когда мы проанализировали причины отказов, поняли, что основной причиной является отсутствие обеспечения. Два месяца назад мы запустили такой продукт как беззалоговое кредитование. На сегодня статистика у нас такая, что отказы составляют 25-30 %. В большей степени из-за финансового положения заемщика. Потому что кредитование малого и среднего бизнеса это риск, мы идем на многие допущения, когда принимаем заявку от клиента, рассматриваем и анализируем бизнес. Естественно, вся методика построена на реальной оценке доходности бизнес. Если мы понимаем, что предприниматель работает в ноль или минус, ни один банк не согласится рисковать собственными средствами.

Н. Андрущенко:

- А как риски распределяются между государством, заемщиком и банком?

К. Тихонов:

- В нашем случае пока мы несем свои собственные риски по данному проекту. Я согласен, что программа интересная, но мы запустились не так давно. Сейчас основная задача – масштабирование бизнеса на федеральном уровне. Потому что наша стратегия заключается в том, чтобы основной упор делать на развитие в регионах. В 2007 году мы будем изучать возможность участия. В том числе изучим опыт «ВТБ-24».

Н. Андрущенко:

- Видите, теперь конкуренты ссылаются не на «Сбербанк», а на «ВТБ-24».

К. Тихонов:

- На самом деле мы часто пересекаемся на уровне здоровой конкуренции. Скорее, нас можно назвать коллегами-партнерами. Потому что все мы делаем одно дело и обсуждаем наши проблемы вне банков. Мы поддерживаем нормальные дружеские отношения. Это не мешает нам работать и развиваться каждому в своем банке. На самом деле порядка 12 % - доля предпринимателей в ВВП составляет. В Японии цифра – 90 %. Почему так? У меня есть предположение, что, наверное, в нашем государстве роль предпринимательства еще недостаточно популяризируется, нет такого пиара, что этим заниматься престижно, чтобы у молодежи был стимул идти развиваться именно в этом направлении.

Могу сказать на своем примере, что я до работы в банке начинал как предприниматель, но в свое время принял решение, что надо развиваться как банкир. Из статистики можно одного предпринимателя вычеркнуть. Это надо более популяризировать, работать на более крупном уровне.

Н. Андрущенко:

- Поэтому хочется все риски обозначить. Как они видятся и какие есть?

Г. Тосунян:

- Мартынов Владислав Владимирович. Он имеет даже заявленную тему: «Позитивные тенденции кредитования малого бизнеса». «БИНБАНК», начальник управления кредитования малого и среднего бизнеса.

В. Мартынов:

- Коротко подведу к основным проблемам и позитивным изменениям, которые происходят при кредитовании малого и среднего бизнеса. По статистике мы видим, высокая ставка по кредиту. Естественно, направление правильное – субсидирование процентных ставок со стороны государства.

Правильный и эффективный шаг со стороны государства. Вторая важная проблема для заемщика – недостаточность залогов. Здесь взаимодействие с фондами. «БИНБАНК» активно взаимодействует как раз с фондом содействия кредитованию малого бизнеса. Это эффективный способ продажи своего продукта, удобный продукт для заемщика. Здесь распределение рисков у нас получается практически равномерно. В процентах фонд несет 50 %, правда, ответственность у него субсидиарная. Качество клиента определяется самим банком.

Следующая проблема для малого предпринимателя – скорость рассмотрения заявок. Поскольку деятельность малых предпринимателей специфична. Ни для кого не секрет, низкая прозрачность этой деятельности. Банки эти проблемы решают самостоятельно.

«БИНБАНК» разработал скоринговую систему, позволяющую быстро анализировать заемщика, в течение 24 часов принимать решение, видеть полную картину заемщика, знать, какой срок, какая будет сумма, на что способен сам клиент. Но с другой стороны, есть другая проблема. Скорость рассмотрения заявки. Банк рассмотрел заявку за один день и принял решение. Почему проходит много времени до выдачи кредита? Это элементарно: клиент не готов предоставить все документы по этому кредиту, подтвердить данные. И здесь уже проблема сбора документов у заемщика.

Н. Андрущенко:

- Сколько в вашем банке нужно предъявить документов, чтобы получить кредит?

В. Мартынов:

- Список намного короче, чем список для кредитования крупных клиентов. Порядка 10 документов. Есть перечень документов, которые подтверждают правоспособность заниматься этой деятельностью. Или работаете ли вы с другими банками, брали ли у них кредит. Это нужная информация. И риск на себя банк брать не будет. Это нецелесообразно.

Г. Тосунян:

- Вчера президент одного банка мне говорит: пришел клиент, мы требуем по списку ФСФМ, он обиделся, развернулся и говорит: вы что, идиоты, зачем вам такая информация нужна? А я обязан с него взять то, хотя сам понимаю, что не нужно мне. Но мне навесили. Я потребовал, он развернулся, написал заявление, что уходит из банка, не будет обслуживаться. В некоторых случаях 80 % того, что банк требует, это не их желание узнать размер обуви тещи. Это требования, которые навязываются надзорными органами.

В. Мартынов:

- Возможно, есть подготовленные клиенты, которые кредитовались уже по несколько раз, представляют, какой список документов запросит любой банк. Но есть проблема регистрации тех же залогов. Регистрация недвижимости у нас занимает 30 дней. Это вопрос больше к государству о сокращении сроков. Или создание льготных условий для малого и среднего бизнеса по регистрации залогового обеспечения.

Н. Андрущенко:

- Очень важная тема.

А. Шаров:

- По регистрации недвижимости у нас есть административный регламент, где срок установлен 15 дней. Создайте судебную практику обжалования конкретных действий чиновников. Банки большие и сильные, а малых предпринимателей много. За год-полтора сделаем так, чтобы этот регламент исполнялся.

Г. Тосунян:

- Мы подготовили такие законодательные инициативы.

В. Мартынов:

- Банк технологически готов быстрее обработать заявку, принять взвешенное решение, но здесь уже торможение идет за счет бюрократических вопросов.

А. Шаров:

- Есть даже такие цифры, как 30 секунд на какое-то действие. За пару лет, если займетесь, регламент будет работать так, как он написан. Но уже есть юридическая основа требовать этого.

Г. Тосунян:

- Ледовский Александр Владимирович и Владимир Юрьевич Гераскин. Компании «Мастердент» и «Поликлиника Цена Качество».

Н. Андрущенко:

- Это, скорее, средний бизнес.

Г. Тосунян:

- Там клиенты малые и беззубые.

А. Ледовский:

- У нас есть опыт получения кредита компанией, которая работает на рынке уже десять лет. Сейчас мы получили приятный опыт старт-апа. Это поликлиника «ЦК». К сожалению, из того, что здесь звучит благостного, возможно, в отношении малого бизнеса, может, принимается. Я не услышал цифру размера среднего выдаваемого кредита. Но говорят о 300 тысячах рублей. Это примерно размер потребительского кредитования, в котором банки уже получили достаточно большой опыт. И после этого они пошли в систему кредитования. У них есть скоринговая система, отработан алгоритм, они могут принимать эти решения. А когда приходит средний бизнес, которому для развития нужно уже не 100 тысяч долларов, иногда не один миллион долларов, то здесь просто идет прямой разговор: что у вас есть в обеспечение? Проект? Какой? Вот такой. Проект интересный. Но обеспечение у вас на 100 % есть? Есть. Получайте кредит. Причем тогда отношение к документации, которая у вас есть, более лояльное. Некоторые банки просто рассматривают проект, не будучи специалистами, они говорят: нет, здесь должно быть по-другому, мы вам на этом основании пока отказываем. Доказывать банку, что этот проект состоятельный, колоссальная трата времени. Ликвидные залоги – в основном недвижимость и оборудование.

В Москве московская недвижимость интересна, заключают. Если вы выходите в регионе, как наша компания сейчас, мы приобретаем недвижимость в регионах, строим клиники, поликлиники, здесь уже банки относятся с большой настороженностью и принимают с таким дисконтом, оценка недвижимости абсолютно не отвечает рыночной оценке этого объект. Поэтому я должен сначала прийти, купить за свои деньги объект в этом регионе, предложить его банку, пройти все процедуры, потом сказать: я готов вам предоставить залог. Банк мне оценивает его не по той цене, по которой я его покупал, а существенно занижает.

Я понимаю, банк не хочет рисковать. Закладывается наперед, что банку незачем возиться с этим объектом. Он хочет продать его очень быстро и получить в случае чего возврат денежных средств. Поэтому та ситуация, которая описывается с малым бизнесом, она абсолютно не работает в среднем. Сегодня, чтобы получить кредит, у нас в организации работают пять человек кредитного отдела, не считая бухгалтерию. Это для компании, которая активно развивается и работает на рынке недвижимости, с именем, с брендом, у которой есть достаточно большой опыт кредитования и кредитная история. Я несу издержки по ведению штата.

По поводу документации. Кроме бухгалтерской документации… это все выписки из банков. И каждый банк что делает. Если ты работаешь с несколькими банками, банк говорит: вы у меня кредитуетесь? Нет. Открывайте счет.

А. Шаров:

- Государство чем может помочь?

А. Ледовский:

- Это не претензии к банкам. Банки здесь становятся заложниками другого элемента. Они говорят: мы бы вам и выдали кредит, но если я сейчас проанализирую вашу финансовую отчетность, все сделаю, но попрошу залог, я сто процентов должен отдать в резерв.

Г. Тосунян:

- Первое – резерв, который тут же удорожает. Второе – то, что не только они, но и мы инициировали два законопроекта. Это внесудебная реализация залога. В случае банкротства выведение из конкурсной массы залога. Так, как работают у нас залоги, это фактически не залоги. Умрет банк, пока получит тот залог, под который он выдал кредит. Поэтому мы вынуждены перестраховываться, и эти риски отражаются и в процентной ставке, и в долготе принятия решений, и так далее. Эти законопроекты тоже находятся в работе.

А. Ледовский:

- На сегодня темп развития нашей компании, хотя мы являемся крупнейшей на своем рынке, он абсолютно зависит от той ресурсной базы, которая на сегодняшний день у нас сформирована. Если мы имеем возможность, как в случае с ипотекой коммерческой недвижимости, выйти и получить этот рынок, мы получим дополнительную возможность для развития и для увеличения своих возможностей.

Г. Тосунян:

- Пусть ваше участие на рынке недвижимости будет обеспечено недвижимостью зубов, которые вы чините, но не другими сегментами рынка. Каждому свое.

В. Гераскин:

- Я бы хотел обратиться к Андрею Владимировичу с предложением. Я сужу о медиках как об объектах малого предпринимательства. Все мы знаем, что в ближайшие годы готовится реформа здравоохранения. В частности, часть предприятий будет выведена либо в государственные муниципальные автономные некоммерческие организации, либо автономные учреждения будут, или формы будут изменены. В любом случае количество работающих на государство людей в той или иной мере сократится.

Вопрос – каким образом этим людям устроиться на работу? Куда они пойдут дальше? Сегодня у них нет никакого экономического образования. Сегодня МГСУ готовит первый раз экономический факультет. Для чего они могут взять кредиты? Врач-стоматолог решил открыть свой кабинет. На что он возьмем кредит? Оборудование ему дадут в рассрочку. На ремонт наскребет деньги сам. Или он помещение в аренду возьмет. А на аренду кредиты вряд ли дадут. Потому что на сегодня обеспечения никакого. Ликвидность стоматологического оборудования нулевая. Под что он возьмет кредит? Под рекламную кампанию – раскрутить свой бренд. В результате он садится в частную компанию. Берет своих пациентов, принимает их в левую.

Предложение – если мы рассматриваем государственное регулирование экономики как способ создания предпосылок для развития малого предпринимательства, то дайте этим людям, которые там работают, возможность более льготных условий. Потому что сегодня в стоимости выхода на рынок основную затрату составляет недвижимость. Первый фактор стоимости. Второй фактор – отсутствие государственного планирования постройки этой недвижимости. Если я сегодня буду бегать по рынку и хочу найти помещение, соответствующее нормам СанПИНов и СНИПов, для стоматологии, у меня везде только торговые помещения.

Чем отличается? У меня вот здесь окно, а вот здесь 18 м стенка. А открыть я могу сегодня по СанПИНу только кресло к окну. Значит, мне надо покупать огромное количество площади на один станок. Ни в Государственном департаменте по поддержке малого предпринимательства, ни в Комитете здравоохранения, ни в Министерстве здравоохранения, сколько раз мы ни говорили с Зурабовым на эту тему, - бесполезно, никому не нужно. То есть мы не создаем инфраструктурный элемент, куда потом человек возьмет кредитный ресурс. Сегодня его некуда брать. Под оборудование – неликвидная позиция, банк не берет, под рекламу не дает, под аренду не дает. Так сделайте, может, льготы в секторе экономики, усиленную позицию влияния государства, как перепрофилирование данных людей в экономический сегмент, подготовьте к этому.

У нас раньше в любом институте, нефтегаза допустим, была экономика нефтегазовой промышленности или экономика строительства, факультеты были. У нас в медицине не было никогда таких факультетов. И поэтому у нас медициной управляют либо экономисты, ничего не понимающие в медицине, либо медики, ничего не понимающие в экономике. А вы потом жалуетесь, что они не могут к вам прийти и предложить документы правильные.

Н. Андрущенко:

- Спасибо, Владимир Юрьевич. Андрей Владимирович, ответите?

А. Шаров:

- Короткую реплику, но она касается не только медиков, - людей любых профессий, которые захотят начать дело либо по своей инициативе, либо по инициативе государства, государство их сократит. Мы будем вносить инициативу в приложение к Закону о малом бизнесе. Она позволяет муниципалитетам и субъектам Российской Федерации, так же как это сделано в большинстве европейских стран, часть недвижимости, которая могла бы продаваться на рынке, и однократно бюджет бы получал деньги, оставлять целевым назначением для сдачи в аренду субъектам малого предпринимательства. При этом, чтобы не возникало всяких регулирующих структур, привлекать общероссийские организации, чтобы там действительно проверяли, действительно ли это предприятие является субъектом малого предпринимательства.

С другой стороны, рынок коммерческой недвижимости у нас растет, и неизбежно цены будут, я надеюсь, понижаться. И третье – это программа старт-ап. Это не только кредитные деньги, это и грантовые деньги на начало бизнеса – до 300 тысяч рублей.

300 тысяч рублей стоматологу на что хватит?

В. Гераскин:

- На 70 процентов оплаты одного стоматологического кресла. Средняя стоимость одного кресла – 12 тысяч долларов. Это не считая рентгена, ресепшена… У нас есть два раздельных входа для детей и взрослых. Я не могу лечить взрослых и детей одновременно. Потому что, оказывается, они в моей поликлинике заражают друг друга, а на улице, в магазине – нет.

А. Шаров:

- В таких специализированных профессиях их путь будет, видимо, устраиваться в частной компании, потом оперяться потихонечку и выделяться, составляя вам конкуренцию.

С. Силинг:

- У нас достаточно в регионах заемщиков ваших коллег-стоматологов, которые получают 250-300 тысяч рублей, организовывают рабочее место…

Г.Тосунян:

- Даже если это лукавство, это в пределах допустимого. Поэтому давайте друг у друга соринку в глазах не искать. Господин Силинг Сергей Александрович говорил о том, что у нас в стране лизинг недопонимают, и слово ему даже не дают за нашим столом. Давайте ему дадим слово. Он руководитель лизинговой компании, директор филиала в Москве ООО «Глобус-Лизинг».

С. Силинг:

- Общаясь сегодня, слушая выступления предыдущих выступающих, может быть, своим заявлением в какой-то степени вызову огонь на себя, но, в принципе, морально готов уже к этому. Лизинг, получается, лишен всех тех проблем, о которых сегодня говорили. Лизингу не нужны залоги, лизинг это долгосрочная финансовая операция, у лизинговых компаний нет централизованных никаких нормативов. Единственный был недостаток у лизинга до последнего времени, что лизинговые компании не работали с малым бизнесом. Здесь все относится точно так же, как и к банкам. Лизинговой компании тоже гораздо выгоднее работать с крупными, средними сделками, но не с малыми. Но когда конкуренция растет, когда лизинговая компания бьется за любого клиента, сейчас как в нашей компании, так и практически во всех крупных компаниях, есть, как минимум, одна программа работы с малым бизнесом. То есть, выделено специальное направление. Поэтому, когда к нам в компанию приходят клиенты, я не понимаю, почему они не ходят к вам за кредитами. Объясните мне, в чем тут проблема?

Г. Тосунян:

- Просто слово «кредит» гораздо более понятно, хотя и оно мало доступно в нашем обществе, чем слово «лизинг», – оно вообще чуждое. И хорошо, они еще настолько не поняли, настолько не часто слышат «лизинг», чтобы еще и вас в качестве врагов рассматривать в нашем обществе. А кредитные организации – у них есть такой образ мистера Твистера, они ассоциируют и сразу ненавидят. Вы просто менее известны. Но вы тоже – одна из форм кредитования. И, слава богу, что вы лишены тех регулятивных наслоений и сложностей. Так что не говорите так громко, что у вас все в порядке, скоро и вас зарегулируют. Потому что микрофинансовый центр, кстати, - вот сейчас речь идет о том, чтобы дополнительным законодательством зарегулировать микрофинансовый рынок кредитования. Как только его зарегулируют, - мало того, что сегодня проблемы с кредитованием малого бизнеса, на микрофинансовом уровне мы сразу его приглушим. Но потом будем развивать.

Н. Андрущенко:

- Давайте все-таки в интересах читателей и людей действовать. Лизинговые деньги интереснее получать, чем в банке?

С. Силинг:

- Глядя на вас и ваш опыт, в лизинговой компании меньше времени потребовалось для того, чтобы объединиться. У нас был «круглый стол» в Москве, 50 лизинговых компаний присутствовали, мы знаем те проблемы, которые грозят. Они не столько нам грозят.

Н. Андрущенко:

-Сергей Александрович, чем привлекательнее лизинг, чем кредит в банке, для бизнесмена?

С. Силинг:

- А) не нужен залог, б) лизинг – это длинные деньги, в) нет никаких централизованных нормативов. Мы подходим к лизинговому получателю с позиции здравого смысла. Больше над нами не довлеет ничего.

Что касается процентов. Средняя температура по палате – это удорожание объектов лизинга не больше, чем на 10 процентов в год. Но это уровень инфляции. Я здесь не вижу, что может отпугивать хоть крупных бизнесменов, хоть средних бизнесменов.

Н. Андрущенко:

- А есть процентная ставка по лизинговым деньгам?

С. Силинг:

- Она же очень разная. По недвижимости. Я считаю, что и программы лизинга недвижимости в лизинговых компаниях тоже и доступны, и интересны. Зачем вам брать кредит под недвижимость, когда вы эту недвижимость можете взять в лизинг? Вам не нужны никакие залоги. Приходите к нам, и мы купим для вас эту недвижимость. Вы не хотите ее выкупать, или вы не уверены, мы купим то, что вы хотите, или подберем то, что вы хотите, и передадим вам в аренду.

Н. Андрущенко:

- Юридические лица могут к вам обращаться, или физические только?

С. Силинг:

- Если мы работаем в рамках Закона о финансовой аренде, то только юридические. Но никто не мешает, и это не является противозаконным, если мы не укладываемся в Закон о лизинге, мы отказываемся от налоговых льгот и работаем с физическими лицами.

Г. Тосунян:

- Дай бог, чтобы развивался ваш сегмент рынка. Как минимум, это определенный ликбез нашего населения, наших потенциальных клиентов. Увидят какие-то издержки, а они, естественно, есть, мы сейчас полемизировать не будем, это одна из форм кредитования, и она будет развиваться. Кстати в АРБ есть комитет по лизингу. Так что ваши лизинговые организации специально вступают в АРБ и через комитет лоббируют, в том числе, залоговое законодательство. И в этом смысле нам нужно сейчас не полемизировать в этом плане, чтобы показать, что кредитование лучше.

М. Шаповалов:

- Известно, что при любом крупном банке всегда существует аффилированные лизинговые компании. И в этой связи я хочу выделить преимущества банков, которые работают именно с малым бизнесом. Потому что здесь мы работаем в прямой связи с лизинговой компанией и в состоянии оценить риски, например, со специалистами банка, который непосредственно работает на местах, а реализовывать схему лизинга через свою лизинговую компанию. В этом плане я считаю, что преимущество банков ничуть не меньше, потому что банк в результате все равно выдает кредит и зарабатывает средства.

Г. Тосунян:

- Российский Микрофинансовый Центр, Риго Мартович Овчиян, заместитель директора.

Р. Овчиян:

- Одно маленькое замечание. Лизинг - это не панацея для малого бизнеса. Потому что лизинговые операции могут быть полезны малому предпринимательству только в том случае, если малый предприниматель вовлечен в сферу производства и в сферу услуг. Большая часть малого и, особенно, микробизнеса занята в торговле. Лизинговая компания в данном случае не может помочь предпринимателю, если тот, например, держит сеть ларьков и ему надо купить товар.

Г. Тосунян:

- Ларьки он может взять в лизинг, а потом за счет кредита купить товар.

Р. Овчиян:

- По поводу цифр. Здесь звучала цифра 300 тысяч рублей - микрокредит. Мы определяем микрофинансирование, микрокредитование именно как финансовую услугу до 300 тысяч рублей, которая предоставляется: а) социально незащищенным слоям населения, б) субъектам малого предпринимательства, которые не имеют доступа к традиционным банковским ресурсам. По состоянию на конец 2005 года средняя сумма займа, которая выдавалась по России не банковскими микрофинансовыми организациями, составляла 1700 долларов. И спрос на эти услуги до 300 тысяч рублей на сегодняшний день только в нише микрокредитования составляет 10 миллиардов долларов США. Этот спрос покрывается в совокупности банками и небанковскими микрофинансовыми организациями на не более чем 30 процентов. Можно говорить, что микрофинансовые организации более гибкие с точки зрения обеспечения, и процентные ставки в микрофинансовых организациях значительно выше, чем в банках. Но когда в микрофинансовую организацию обращается предприниматель, который неоднократно обращался в банк, и банк ему отказывает, единственный способ для него получить финансирование – это обратиться в микрофинансовую организацию.

Случай из практики. Строительный кооператив обращается за получением займа. Обеспечения ликвидного у него нет. Микрофинансовая организация выдает ему заем под залог ягнят. Кредит успешно возвращается. Банковский сектор сейчас перенацеливается на работу с малым предпринимательством. Нельзя забывать про микрофинансирование на микрофинансовом секторе, как элементе, который выполняет традиционный банковский сектор.

А. Шаров:

- Мы поддерживаем любые лизинговые региональные программы по удешевлению стоимости и первоначального взноса, и процентов, и т.д. Поэтому здесь мы не делаем разницы, берет ли предприниматель кредит в банке, или он пользуется лизинговой схемой. Кстати говоря, схема гарантийных фондов тоже работает по лизинговым платежам. Что касается корректировки нормативной правовой базы, которая бы позволяла удешевлять кредиты, в том числе вопросы залогов, которые коллеги поднимали, - мы получили положительную позицию Центробанка по корректировке постановления 254-п, позволяющее предъявлять более мягкие требования к малым и средним предприятиям именно с точки зрения залогового обеспечения. И второе. Там очень важная вещь – это увеличение в пять раз нормативов по однородным ссудам. Я надеюсь, что эта позиция, которая высказана пока лишь в письме Центрального банка, будет закреплена в нормативных актах. Значит, мы сможем сделать кредиты для малых предпринимателей более доступными, и в том числе для среднего бизнеса.

«Росбанк», Коротченков Игорь Владимирович.

И. Коротченков:

-Я занимаюсь маркетингом в департаменте по работе с малым и средним бизнесом. В старом фильме советских времен при проверке, которую производили финансовые органы, одному из людей сказали: «У тебя вскрылась недостача 100 тысяч рублей. Что ты будешь делать?» Он подумал и говорит: «Родственникам позвоню. Помогут». Я хочу это подвести к тому, что, в принципе, всех родственников не хватит, когда вы начинаете заниматься своим бизнесом, и это практика уже показала. Нужно выбирать свой банк. Если вы хотите начинать свой бизнес, - многие, не имея никаких залогов и занимаясь старт-апом, что должны делать? Банки, как правило, не кредитуют этот бизнес, либо кредитуют в очень ограниченных размерах. Я мыслю себе так, что люди, которые начинают заниматься бизнесом, уже что-то из себя представляют. Во-первых, они должны быть грамотные, активные, иметь собственный небольшой капитал. Здесь роль государства – помочь им. Будучи сегодня на конференции по микрофинансированию, я понял, что, наверное, надо начинать в рамках микрофинансовых организаций. Почему? Потому они заинтересованы в помощи для начала бизнеса.

- Н. Андрущенко:

Игорь Владимирович, я и хотела, чтобы вы рассказали представителю государства, что именно нужно. Сформулировано, по сути, ничего не было. Андрей Владимирович Шаров спрашивал, практически молил вас: что нужно от государства?

-И. Коротченков:

Представитель государства может лоббировать, в том числе совместно с АРБ, наши интересы в правительстве и в Центральном банке. Он доложил, что эти усилия не проходят даром, и мы двигаемся.

Н. Андрущенко:

-И большего вам не нужно? То, что делает МЭРТ, достаточно для банков вполне?

-И. Коротченков:

Жизнь многогранна, и, получив что-то хорошее, мы хотим большего. До сих пор у нас так и не определено, кого мы относим к категориям малого бизнеса. Сейчас, говоря о малом бизнесе, каждый банк представляет его себе по-своему. Закон не принят, и даже тот проект закона, о котором мы сейчас говорим, о малом бизнесе предполагает отталкиваться от количества работающих. Поверьте, для банков это не самое главное. Для банка более важно его финансовое положение, его обороты. А количество работающих – не самое главное. Я хотел бы пройтись по тем болевым точкам, которые сегодня здесь уже озвучивали. Выбирая банк, бизнесмен, предприниматель выбирает его наиболее близко к месту ведения своего бизнеса. Мы, как банк крупный, универсальный, имеющий развитую филиальную сеть, понимаем его, понимаем его заботы и стараемся приблизить оказание самой банковской услуги наиболее близко к месту ведения бизнеса. Мы давно работаем уже с этими категориями бизнеса, порядка 10 лет. «Росбанк» имел многочисленную армию клиентов – по нашим оценкам, порядка 45 тысяч, которых сейчас можно смело отнести к категории малого и среднего бизнеса. Сейчас, начиная современную историю, когда пошли специализированные программы кредитования, мы постарались предоставлять не только залоговые кредиты, но и беззалоговые. Так, например, в августе этого года мы запустили на рынок уникальный достаточно продукт – это кредитование руководителя малого бизнеса. Особенно когда кредитуется физическое лицо, являющееся руководителем. Здесь банк не проверяет целевое использование, залог не требуется. … здесь, конечно, меньше, чем в программах кредитования, по которым предусмотрен залог. Но я думаю, что 15 тысяч долларов на срок до двух лет поможет любому предпринимателю начать собственное дело. Даже, наверное, и в стоматологии, о которой мы сегодня здесь слышали. Второй момент. Мы разработали специализированный овердрафт для индивидуального предпринимателя, который недавно запустили. Безусловно, банки овердрафт давно выдают лицам, но есть особенности, во-первых, в системе налогообложения малого бизнеса, в системе расчетов, которые он проводит. Поэтому здесь есть свои особенности, и именно, адаптировав овердрафт для индивидуальных предпринимателей и малых предприятий, мы его тоже недавно запустили. Причем у нас есть авансовый овердрафт для тех клиентов, которые только планируют переходить к нам на обслуживание. Поэтому не обязательно иметь счет сразу, открытый в банке. Мы готовы работать и с теми клиентами, которые работают с другими банками. Что касается востребованности наших банковских услуг, я могу сказать, что темпы роста предоставления кредитных услуг были довольно высоки. По сравнению с 2005 годом, у нас выдача кредитов утроилась. Это уже не 10, 20 и не 30 процентов. На сегодняшний день портфель составляет более 7,5 миллиардов рублей по специализированным программам, и получили кредит более 6,5 тысяч заемщиков. Это говорит о том, что кредиты востребованы, удовлетворяют многих. Но я понимаю, что не всех. И в этой связи Фонд содействия кредитованию малого бизнеса г. Москвы действительно хорошую инициативу в свое время внес. Мы также вошли в эту программу. Хотя пока, честно говоря, ни одного кредита не выдали, но здесь речь шла о согласовании и притирке наших юридических неких аспектов. Первая заявка уже есть, и, я думаю, мы еще темпы наберем, и сотрудничать продолжим. Смысл такой, что там действительно нужно отлаживать еще сам пилотный проект. Нужно утрясать юридические тонкости. И вот там, мы рассчитываем расширить количество тех заемщиков за счет тех, у кого не было достаточно залога. Теперь государство помогает, мы надеемся, что объем кредитования по Москве у нас увеличится. В Москве высока банковская конкуренция. Для сравнения могу сказать. Если год назад у нас портфель, доля Москвы составляла 22 процента, то сейчас она составляет 15 процентов. Она упала за счет более активной работы в регионах. Потому что у нас, в «Росбанке», наиболее сильные позиции это Сибирь, Дальний Восток.

- В. Киевский, АРБ:

В настоящее время на рынке малого предпринимательства сложилась новая ситуация по сравнению с тем, что было 5-6 лет назад. Прежде всего, повысилась роль государства, и это мы отмечаем. Тезис о том, что не мешайте малому бизнесу, он сам вырастет, я абсолютно считаю его неприемлемым и достаточно неправильным. Роль государства в становлении развития субъектов малого бизнеса здесь огромная. И Андрей Шаров здесь показал, и должен сказать, что вопросы госгарантий, вопросы субсидирования процентной ставки, вопросы бюджетной поддержки необходимы. Но здесь бы я хотел поддержать господина Гераскина Владимира Юрьевича по поводу сегментации развития и среднего, и малого предпринимательства. Вероятно, мы стали уже на ступень выше, и речь должна идти не просто о развитии предпринимательства в стране. Худо-бедно, но эту задачу мы выстраиваем, и вектор определили правильно. Вопрос стоит о создании собственно экономики малого предпринимательства. А здесь вопросы очень серьезные. Прежде всего, вопросы кооперации труда между крупными производствами, средними производствами и малыми производствами. С тем, чтобы часть технологических функций выходила на уровень кооперации с малым предпринимательством. Вторая позиция. Сейчас на рынке появились крупные игроки. Несколько лет назад этого не было. Несколько лет назад мы говорили о том, что кредитование субъектов малого предпринимательства - это ниша выживаемости малых и средних банков. Сейчас это кардинально изменилось. На рынке появились крупные игроки – это и МДМ банк, и «Росбанк», ВТБ банк, и ВТБ-24, и ряд других банков. Следовательно, здесь очень серьезно складываются взаимоотношения между крупными, средними и небольшими банками в регионах. Полагаю, что можно было бы рассмотреть возможности так называемых агентских отношений между крупными московскими банками, идущими в регионы, и сотрудничества с банками региональными, финансово устойчивыми, экономически перспективными. За счет комиссионных можно было продвигать услуги, не скупая банки, не открывая филиалы, а использовать (в хорошем смысле слова) небольшие, малые и средние банки в регионах. И, наконец, третья составляющая. Изменились типы кредитования. Их можно разделить на три части, мне кажется. На две группы банков. Это банки, которые вообще не кредитуют малое предпринимательство. Банки, которые кредитуют только под залог. И банки, которые достаточно гибко относятся к кредитованию, и кредитуют все больше и больше без соответствующего залога, под поручительство, и не только под поручительство гарантийных государственных и других фондов, но и за счет поручительства физических лиц. Вчера на Совете по развитию малого и среднего предпринимательства при Председателе Совета Федерации, - обсуждался вопрос кредитования субъектов малого и среднего предпринимательства в сельском хозяйстве, выполнение одной из национальных программ. Там очень остро стоял вопрос о широкой сети развития кредитной деятельности. Мы, по сути дела, должны стоять за то, чтобы строить соответствующую кредитную экономику страны. И последнее. Это вопросы, связанные также с новыми явлениями. И здесь представители микрофинансовой организации говорил, что есть очень серьезные позиции по развитию. Это действительно так. И банки не являются здесь противниками микрофинансовых организаций. Наоборот, мы являемся союзниками по ряду моментов. Не всегда банку эффективно кредитовать того или иного клиента. Он с удовольствием будет передавать, и уже сейчас передает это микрофинансовым учреждениям. Каковы препятствия к расширению кредитования? Наши исследования показывают: на первом месте – отсутствие надежных заемщиков. Это было четыре года назад – мы проводили исследования, - так оно и осталось. Но на второе место через четыре года неожиданно вышла такая причина: высокие апелляционные издержки. Это говорит о том, что банки уже готовы к материальному сотрудничеству с микрофинансовыми организациями, уступая часть своего клиентского портфеля, идут по пути сотрудничества.

-Н. Андрущенко:

Представляю вам «Импэксбанк», заместителя директора департамента малого и среднего бизнеса Закабунина Дмитрия Владимировича. Какой совет вы можете дать читателям «Комсомолки»? Как выбрать свой банк?

-Д. Закабунин:

Как выбрать банк для заемщика? Наверное, надо не полениться и обратиться в банки, которые присутствуют в регионе, которые декларируют, что оказывают услуги малому бизнесу. Оценивая своих коллег-конкурентов по городам от Калининграда до Петропавловска, где у нас есть филиалы, я, наверное, не знаю более-менее серьезного населенного пункта, где бы не было несколько банков, которые участвуют в кредитовании малого и среднего бизнеса. И набор, как теперь принято говорить, стандартных продуктов крайне широк – залоговых, беззалоговых, до семи лет, до 30 дней. Можно выбрать в любом случае какой-то продукт, если вы, конечно, кредитоспособны. Если приговор, что вы некредитоспособны, то вам, наверное, ни один банк не поможет, ни одна микрофинансовая организация.

-Н. Андрущенко:

Начиная с какой суммы, с какого имущества человек считается кредитоспособным?

-Д. Закабунин :

Кредитоспособность измеряется теми рисками, которые оценивают банки при анализе заемщика. Однозначно не отвечу, но отсутствие залога не является признаком некредитоспособности. Старт-ап, по-моему, тоже не везде является признаком некредитоспособности. Допустим, для нас такие принципиальные вещи – это наличие налоговых претензий к заемщику. Если это есть, то мы, наверное, не будем его кредитовать. У нас есть ряд отраслей, которые мы не кредитуем. Но я не думаю, что там малый бизнес сильно занят. Это все производства табака, алкоголя, оружия и т.д. Для нас это тоже достаточно принципиально. Наверное, вот основные причины. А дальше – состояние финансов. Главное, чтобы заемщик мог указать свои финансы банку.

- Н. Андрущенко:

Компания «Росгосстрах», которая занимается страхованием, и финансовых рисков в том числе. Директор управления по работе с финансовыми институтами Наумов Юрий Викторович.

- Ю. Наумов:

Я тут единственный представитель страховых компаний. Я здесь больше для банков, нежели для читателей «КП». Из всех банков, которые здесь присутствуют, мы работаем со всеми. Мы страхуем и автотранспорт, и недвижимость, корпоративные залоги, в основном крупные. А в малом бизнесе у нас неиспользованная ниша. С одной стороны, оптимизация продукта в последнее время дошла до того, что банки уже и не страхуют залоги для малого бизнеса. Но есть тут определенное лукавство, и если дальше эту тему развивать, то мы скоро столкнемся с теми проблемами, которые сейчас возникают при потребкредитовании. Каждую неделю наша пресса дискутирует на тему дефолта – будет он или не будет. То стремление сейчас раздать деньги, которое все больше и больше давит, ведет к тому, что продукты настолько оптимизированы, что проблема даже не столько в том, что очень многие не получают, а просто до многих не доходят продукты. К сожалению, сети банков не такие крупные и разветвленные. В основном это крупные города-миллионники и чуть поменьше. Такая компания, как «Росгосстрах», может помочь в этом отношении по реализации продаж. Это сейчас очень важно для малого бизнеса. Мы все знаем, что чем ближе продукт к потребителю, тем он более востребован. У «Росгосстраха» три тысячи центров территориальных по стране. Ни одна сеть банков, кроме Сбербанка, даже близко рядом с этим не стоит. 223 центра урегулирования убытков. Это тоже важно. Мы готовы через свою сеть продавать или, по крайней мере, предлагать те продукты, которые делают банки. В основном мы работаем с банками на принципах разделения комиссионного вознаграждения. Тем самым мы заинтересовываем банки страховать у нас то или иное имущество, или залоги. Что касается малого бизнеса, может быть, здесь на первое место должно выходить не комиссионное вознаграждение, как при крупных каких-то лотах, а, скорее, возможность объединения страхования и банков для продаж, для увеличения, для популяризации, для вовлечения все больше и больше предприятий в сферу банковских услуг. Я сам не так давно занимался кредитованием малого бизнеса, и могу сказать, что далек предприниматель от всех чаяний банков в этой области. И чем больше областей, районов и населения будет охвачено, тем лучше. Вы только задумайтесь. 20 миллионов физических лиц являются клиентами «Росгосстраха». Агенты работают, они продают им все. Конечно, ни один агент, ни одно страховое представительство не сможет квалифицированно продать тот или иной продукт. Это и не требуется от него. Но дать листовку, рассказать, навести, подсказать – не вопрос. Такую же, кстати, работу банки проводят с фондами. Когда они договариваются о том, что мы обучим представителя, мы посадим своего человека, вы посадите у нас. Это происходит. Страхование и банки во всем мире тесно связаны, объединяются, конгломерируются. Поэтому я призываю банки более плотно работать со страховыми компаниями, и в первую очередь я себя рекламирую, именно в направлении малого бизнеса. Теперь буквально несколько слов по той теме, которая была заявлена здесь в сценарии. Это страхование финансовых рисков. Тема новая, молодая, она не очень развита – я имею в виду в отношении нашего сегодня предмета разговора, да и в мире. Но у нас она только начинается. Программа МЭРТ это, наверное, первая ласточка, где страховые компании призвали разделить немножко риски банков. Мы начали тоже заниматься этой программой. Тут основная проблема – это то, что страховые компании должны принимать риски, и риск-менеджмент банков не такой понятный для страховых компаний, кредитная процедура. Поэтому в первую очередь страховые компании начинаются со своих дочерних компаний. Поскольку понятно, что страховой компании и банку легче взаимодействовать именно со своей дочерней структурой. Мы тоже начали с этого. У нас есть свой дочерний «Русь- банк», и мы именно программу МЭРТ, когда страховая компания выдает гарантию (не ст