Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-8°
Boom metrics
Общество6 декабря 2006 22:00

Из Эрмитажа можно вынести еще тысячи сокровищ

И это даже не будет считаться преступлением
Сервиз из серебра подбросили на крыльцо питерского ГУВД. Общая стоимость экспонатов - 80 тысяч долларов.

Сервиз из серебра подбросили на крыльцо питерского ГУВД. Общая стоимость экспонатов - 80 тысяч долларов.

Сегодня в главном музее страны открылась необычная выставка - публике предлагают взглянуть на едва не утраченные раритеты. Это те самые иконы, церковные чаши и ювелирные изделия, которые были украдены из фондов и возвращены в Эрмитаж. Всего - 31 экспонат.

Пропажу обнаружили минувшим летом. Тогда же грянул грандиозный скандал: выяснилось, что к исчезновению аж 226 экспонатов была причастна хранитель фонда прикладного искусства Лариса Завадская. Пропажу оценили в 130 миллионов рублей и тут же окрестили «кражей века».

Как проходит расследование этого громкого дела, выяснили корреспонденты «Комсомолки».

Кто ответит за «кражу века»?

Лариса Завадская, хранительница коллекции, внезапно скончалась от сердечного приступа. Как раз тогда, когда в фондах началась ревизия. Но в ее квартире сыщики провели обыск и обнаружили квитанции из ломбардов и антикварных магазинов, куда сдавались похищенные вещи.

Тут же были арестованы муж хранительницы Николай Завадский и их сын Коля. Затем за решетку отправился приятель Завадского-старшего доцент Санкт-Петербургского университета Иван Соболев. Его обвинили в том, что именно он уговорил Завадских выносить предметы из эрмитажной коллекции.

Сына Завадских почти сразу отпустили под подписку о невыезде. А совсем недавно, в ноябре, свежим воздухом задышал и Иван Соболев: истек срок давности, ведь кражи, в которых обвиняют доцента, совершались в 1994 -1995 году.

- Соболева отпустили из-за пробела в законодательстве, - поясняет начальник 9-го «антикварного» отдела ГУВД Петербурга Владислав Кириллов. - В УК есть 164 статья, наказывающая за хищение предметов, представляющих особую ценность. Вот, к примеру, похищенная икона «Собор всех святых». Икону эту очень любил Николай II, она висела в его спальне. На черном рынке за такую икону дадут от 200 тысяч долларов. Но эксперты не указали особую ценность этой иконы. И все - вместо 164 статьи действует другая, где срок давности 10 лет...

Сейчас за решеткой остался только муж хранительницы Николай Завадский. В музейных кругах говорят, что Завадский рассказал оперативникам страшную правду: когда его жена пришла работать в фонд, там многих предметов уже не было. Их украли задолго до нее. Это, кстати, стало одним из доводов, когда супруги решались на хищение: если прежние пропажи никто не заметил, то, глядишь, и их пронесет...

Где остальные ценности?

Часть похищенных раритетов удалось вернуть. Ценности подбрасывали - в камеру хранения на вокзале, на помойку, - а потом звонили в милицию: мол, приезжайте и забирайте. Но в музей вернули только 31 экспонат. Остальные продолжают искать. Велики ли шансы?

- Вы поймите, сейчас эти ценности могут находиться в любой точке земного шара, - говорит Кириллов. - Но большинство явно в Москве. Петербургский антикварный рынок на 90 процентов ориентирован именно на столицу. Там достаточно людей с деньгами, которые готовы их инвестировать в предметы искусства.

- Но почему тогда 27 из 31 предмета найдены в Петербурге?

- В антикварном мире дорога репутация. И если оказалось, что человек продал или купил краденую вещь, с ним не будут иметь дела: он ненадежен. Поэтому мы не афишируем фамилии антикваров, возвращающих нам экспонаты. А в Москве Анатолий Вилков (зам. руководителя Росохранкультуры. - Прим. ред.) тоже пообещал сохранять анонимность, но потом взял и во всеуслышание объявил имена тех, кто ему сдал вещи. Естественно, антиквары обиделись.

- А если ценности уже вывезли за границу? Интерпол поможет?

- Когда мы находим предмет за рубежом, они его изымают и возвращают нам. Проблема в другом. Например, у нас есть информация, что сейчас в США в одной известной галерее стоит что-то, похожее на украденные из Эрмитажа экспонаты. Но у нас нет фото украденного. Есть только описание, но по нему идентифицировать предметы очень сложно. Те же иконы похожи: канон-то один. У них часто стандартные размеры, они написаны по единому образцу. И если нет фото и подробнейшего описания - все. Эти ценности уже нереально вернуть.

Экспонаты стоят 0 рублей 0 копеек

- Сначала Эрмитаж оценил похищенное в 130 миллионов рублей. Но потом эта цифра почему-то уменьшилась. С чем это связано?

- Согласно приказу Минкульта СССР от 1985 года предметы из музеев бухгалтерскому учету по стоимости не подлежат. Поэтому формально сокровища музейные ничего не стоят.

И вот вам следствие: люди, отвечающие за хранение предмета, ответственности нести не будут. Ну выговор получат. Стоимость пропажи ведь 0 рублей 0 копеек. И дело тут не в плохих директорах музеев, это сама система хранения не регламентирована законодательством.

- Что больше всего мешает поиску экспонатов?

- Отсутствие информационной базы. Музейщики сами не знают, что у них есть, а что украли. Те же часы «Брегет» несколько раз приносили в закупочную комиссию Эрмитажа. И там их не приняли! Никто не сказал: это же наше, верните.

На полный каталог уйдет 300 лет!

Расследование выявило еще одну проблему: в фондах Эрмитажа очень много неучтенных ценностей. Настоящих сокровищ, за такие на черном рынке выложат не задумываясь тысячи долларов. А документов на эти экспонаты нет. В любой момент картины, кубки или табакерки могут вынести из музея и продать. И это даже не будет уголовным преступлением: ведь по бумагам их просто не существует.

- И это в главном музее страны?! Но почему? Неужели, специально готовят ценности «на продажу»?

- Просто нет четкой системы хранения и ответственности. Что-то приняли в фонд, но забыли оформить. Какие-то документы утеряны.

Чтобы поставить все эти «дикие» ценности на учет, нужно опечатывать хранилища, а потом специальная комиссия будет все их заносить в каталог. Но такими темпами только на фонд прикладного искусства, откуда была кража, уйдет 3 - 4 года - там же 11 тысяч предметов! Это ведь процесс длительный. Вот, скажем, икону надо разобрать. Специалист по живописи должен подтвердить, что это не подделка. Затем оклад: все венчики надо развинтить, отдельно взвесить, отдать представителям пробирной палаты, которые подтвердят соответствие проб и веса. На окладе - драгоценные камни, эмаль. Значит, нужен еще и геммолог, чтобы определил, что за камни, какой чистоты. Это не 15 минут.

В Эрмитаже около 2 миллионов экспонатов. Даже если на описание и фотографирование каждого будет уходить 20 минут, то на каталогизацию всей коллекции потребуется 300 лет! А пока полного каталога не составят, ценности будут уплывать.

Подготовил Александр ГОРЕЛИК. («КП» - Санкт-Петербург»).

СВИДЕТЕЛЬСТВО ОЧЕВИДЦА

В 90-е в Эрмитаже торговали ценностями

В начале 90-х я учился в Московском университете, а заодно подрабатывал извозом на отцовской «копейке». Время было тяжелое, а рубль был, напротив, легче фантика. И, когда очередной клиент расплатился «зелеными» да еще попросил повозить его с недельку по Москве, я с радостью согласился. Клиента звали Алексис. Он приехал в Москву от одной афинской галереи, дабы пополнить экспозицию.

Я отвез Алексиса на Арбат, где в ту пору находилось много антикварных лавок. Грек скупал все подряд. А потом вдруг предложил съездить с ним в Ленинград.

- У меня друзья в Эрмитаже, - доверительно сообщил Алексис. - Нужен сопровождающий. Плачу долларами.

В Эрмитаже у Алексиса действительно были друзья. И не где-нибудь, а в реставрационных мастерских. Когда мы вошли туда, меня поразила огромная, во всю стену картина со смытой местами до полотна краской.

- Это «Даная» Рембрандта! - с гордостью сообщил бородатый художник Митя. И уже персонально к Алексису: - Ну что, будем смотреть?

Они отошли в угол, и Митя расставил на столе несколько предметов. Хорошо помню: там были серебряные табакерки, шкатулки и фарфоровые безделушки. Алексис придирчиво рассматривал каждую вещь и торговался. Потом Митя с иностранцем куда-то вышли и вернулись уже с черным пакетом.

Дальше мы отправились на Мойку в какую-то коммуналку обмывать сделку. В самый разгар попойки Митя вдруг хлопнул себя по голове:

- Мы тут сидим, а у меня «Даная» не заперта! В шесть Эрмитаж закроют!

Все кинулись спасать «Данаю». На нетвердых ногах наша компания влетела в музей, и ровно в шесть комната реставраторов была опечатана и сдана на охрану. Черный пакет Алексис взял в Москву. Когда он улетал в Грецию, я его предупредил, что чемодан с иконами и безделушками из Эрмитажа могут задержать на таможне. На что грек усмехнулся:

- У меня там тоже друзья! - и показал толстую пачку долларов.

Юрий СНЕГИРЕВ.

МНЕНИЕ СКЕПТИКА

Сергей Ф., коллекционер, антиквар:

- Обнаруженная пропажа - капля в море. Слухи о гигантских масштабах воровства в Эрмитаже ходят не один год. Подтвердить их, естественно, никто не может, но они есть.

У разных людей я видел дома эрмитажные предметы. Это были люди честные, они приносили домой вещи для работы, а потом возвращали назад. Но сам факт, что они спокойно носили туда-сюда экспонаты и не считали это чем-то необычным, всегда вызывал у меня удивление. Да я за некоторые из тех предметов такие деньги отдал бы! Только я с краденым боюсь иметь дело. Ужасно боюсь. Но не все же боятся...

САМЫЕ ГРОМКИЕ ПРОПАЖИ

Эти раритеты не найдены до сих пор

Картина Ивана Айвазовского «Солнечное затмение в Феодосии». Похищена из Русского географического общества в 1994 году. Примерная стоимость 1,5 миллиона долларов.

Коллекция графических работ Павла Филонова. Украдены из Русского музея в 1978 - 1979 году. Преступники подменили подлинники копиями. Восемь работ возвращено, остальные в розыске. Точное количество пропавших рисунков до сих пор не известно, скорее всего, речь идет о десятках. Примерная цена каждой работы - от 20 тысяч долларов.

Картина Жана Леона Жерома «Бассейн в Гареме». Дерзко вынесена среди бела дня из Эрмитажа в 2001 году. Страховая стоимость - 1 миллион долларов, хотя эксперты считают, что эта цифра сильно завышена, произведения Жерома стоят дешевле.

Римские монеты 37 - 41 гг. н. э. и две медали 177 - 192 гг. Похищены из Золотой кладовой Эрмитажа в 1994 году. Примерная стоимость -200 тысяч долларов.

КСТАТИ

За последние два года в музеях Петербурга это уже четвертая крупная кража.

В 2005 году из Эрмитажа была украдена ваза польских мастеров XIX века из временной экспозиции «Русский кабинет». Экспонат стащили прямо со стола в выставочном зале. В то же время из Кунсткамеры пропала редчайшая китайская ваза и статуэтка «Бегущий бог». Эти экспонаты впоследствии нашли на Украине. Воры пытались сбыть эти ценности на Запад.

А в июне 2005 года в музее Штиглица похитили картину голландца Герида Ван Хонхорста «Портрет Фридриха V», датированную 1650 годом. Эта кража пока так и не раскрыта.