2018-02-21T15:11:04+03:00

Звания, награды и пропуск в высший свет можно просто купить, не выходя из дома. Окончание

Ордена тщеславия...
Поделиться:
Комментарии: comments28
Телеведущий Николай Дроздов свято верит, что вручает ордена настоящим меценатам.Телеведущий Николай Дроздов свято верит, что вручает ордена настоящим меценатам.
Изменить размер текста:

Окончание. Начало в номере за 22 мая с. г.

В первой части публикации мы рассказали, что в России образовался уже целый бизнес - вручение различными «благотворительными» фондами своих орденов и медалей. Чаще всего за «спонсорскую» помощь. То есть за деньги. Этот бизнес несколько лет назад организовали две дамы с Рублевки. И теперь он разросся до фантастических масштабов. В нем принимают участие известные чиновники, артисты, спортсмены и писатели.

«Добрые ангелы»

Искренне стараясь понять национальное своеобразие российской благотворительности, которая никак не может обойтись без продажи орденов по прайсу, без пышных торжеств в храме Христа Спасителя и пьяных банкетов, я все старался отбросить пуританскую щепетильность и быть проще. В конце концов хотят люди стать, например, «Ангелами года», платят люди за это деньги... К чему читать мораль? У нас свободная страна...

В этом мне старался помочь телеведущий Николай Дроздов, председатель Попечительского совета фонда «Меценаты столетия».

«Мы делаем очень хорошее и доброе дело, - успокаивал он меня, - и приглашаем на церемонии людей не случайных, а действительно достойных. Их отбирает специальная комиссия. Эти хорошие люди действительно тратят свои деньги на благотворительность...»

Глубоко уважаемый мною Николай Николаевич был так крепко и так чистосердечно в этом убежден, что спорить не хотелось.

Да, я прятал за пазухой камень. Да, я мог поведать телеведущему, восторженно рассказывающему «о миссии меценатов в наш жестокий век», что интернет-блоги переполнены вот такими рассказами о его фонде:

«Ребята, счастье привалило! Мне по факсу пришло письмо:

«Уважаемый Сергей Николаевич!

Организационный комитет и секретариат Первой национальной премии «Добрый ангел» имеет честь повторно сообщить вам, что ваша кандидатура представлена на соискание звания лауреата премии «Добрый ангел» в номинации «Серебряный орден «МЕЦЕНАТ».

Поздравляем вас с выдвижением на соискание высокой общественной премии и выражаем глубокую признательность за вашу благородную деятельность. Мы уверены, что с вашим участием лучшие традиции меценатства получат дальнейшее стремительное развитие в нашей стране».

Получил также свидетельство о регистрации своей кандидатуры и еще одно письмо, где говорится о том, что я отдаю «много сил бескорыстному служению людям» и имя мое может войти в «Золотую книгу нации»...

Смех состоит в том, что я НИКОГДА не участвовал НИ В КАКИХ благотворительных акциях. Однако шлют не просто на меня - шлют на фирму, причем как раз на ту, у которой последние полтора года только нулевые балансы.

По-моему, это попытка развести на «бабло»...

Я не стал огорчать дорогого телеведущего еще и потому, что держал в уме один вариант. Вдруг уважаемый Дроздов абсолютно прав! Да, деньги в его фонде собираются неуклюже (примерные расценки: серебряная «Звезда мецената» - 750 тыс. руб., орден «Рубиновый крест» - 500 тыс. руб., золотой орден «Меценат» - 200 тыс. руб., серебряный орден «Меценат» - 115 тыс. руб.), но если они действительно тратятся на благотворительность...

Звезда для мумии вождя

Все мои попытки добиться от «наградных» фондов хоть какой-нибудь финансовой отчетности бездарно провалились. То есть меня внимательно выслушивали, вздыхали и советовали все-таки поверить, что благотворительная помощь оказывается (на какую сумму, знает только бухгалтерия, но подготовит она отчет, «может быть, через месяц»). Затем, конечно, интересовались, не хочет ли кто-то из «Комсомолки» получить орден?

- Сколько стоит наградить? - вздыхаю я.

- Для вас бесплатно, - отвечают они. С большим значением в голосе.

Это было щедрое коммерческое предложение...

К счастью, выручил Интернет. На своих официальных сайтах фонды неблагоразумно помещают много интересной информации...

Например, любопытно было почитать отчетность фонда «Национальная слава», где перечислены благотворительные программы. Цитирую:

«- Оказание помощи инвалидам войн (ВОВ, чеченская, афганская);

- оказание помощи актерам театра и кино России;

- оказание помощи детско-юношеской школе олимпийского резерва по тхэквондо;

- оказание помощи воспитанникам МОУ «Мытищинский детский дом - школа музыкального воспитания».

К счастью, в этом коротком и туманном списке был один конкретный адрес (о месте нахождения школы тхэквондо в фонде сказать затруднились) - Мытищинский детский дом. На сайте было даже вывешено благодарственное письмо от этого учреждения.

Его директор Н. А. Чиркова сильно удивилась, узнав о фонде.

- Никогда не слышала, - сказала она. - Я много благодарственных писем подписываю. Заколки для девочек недавно привезли - просили подписать... Нам одна женщина на счет каждый месяц крупные суммы переводит без всяких писем... Настоящие меценаты просто приходят и спрашивают, чем помочь. Без всякой огласки. Вот ремонт у нас делают... Хотя подождите. (В трубке слышно, как она листает какие-то бумаги.) Да, действительно, 30 августа нам привезли одежду на 92 тысячи рублей. Но по документам - не от фонда, а от частного лица...

На сайте премии «Добрый ангел» информации было еще меньше. Там сообщалось, что высшая награда сообщества - орден с бриллиантами «Золотая Звезда мецената» - была вручена 15 апреля 2006 года мумифицированному телу северокорейского диктатора Ким Ир Сена и в настоящее время экспонируется в мавзолее этого достойного человека. И что такой же награды удостоился лишь один из ныне живущих - мэр Москвы Юрий Лужков.

Выяснилось, что «МЕЦЕНАТЫ СТОЛЕТИЯ», «ангелы», последние 2 года помогают московскому Институту пластической хирургии и косметологии, оплачивая операции для детей. Но какие именно суммы выделяются на благотворительность, в фонде мне сообщить отказались.

Зато в распоряжении «КП» оказалась отчетность фонда за 2004 год, которая, по-моему, все объясняет, в том числе и удивительную убежденность уважаемого Николая Дроздова.

Он прав, благотворительность действительно ведется.

Из 28,715 млн. рублей пожертвований за год фонд израсходовал чуть больше половины - 19,334 млн.

115 тысяч действительно достались детским домам, садикам и школам.

54 тысячи разделили между собой ветераны, инвалиды, храмы и приходы.

А теперь внимание!

На рекламу потрачено 1,573 млн., на административно-управленческие расходы - 4,055 млн.

Самым разорительным для фонда оказалась кампания «по поиску и чествованию в торжественной обстановке меценатов и благотворителей - людей, которые по велению своей души всегда готовы оказать материальную и моральную поддержку социально незащищенным слоям населения». Это стоит 11,217 млн. рублей.

Но все это ерунда по сравнению с тем, как тратят (ну или зарабатывают) «меценаты» сегодня. Это большой размах! Это великие люди! Жалкий романтик Остап Бендер со своими «Нью-Васюками» на их фоне выглядит как бесхитростный идеалист.

Новый проект «меценатов» - золотые памятники по всей стране. 16 городов, 16 архитектурных комплексов во славу «делающих взносы». Их имена (разумеется, небесплатно) будут высечены на золотых табличках. И купить на них место может любой...

Золотые памятники

Фонд «Меценаты столетия» уже возвел «экспериментальный» монумент в городе Новозыбково Брянской области, Абакане (Хакасия). Другой (если верить сайту фонда) скоро появится в Москве.

Как бы ни относились к такому роду бизнеса зануды вроде меня, надо отдать должное профессионализму менеджеров. Если они смогли убедить власти ставить в честь меценатов в городах памятники, то это, мягко говоря, талантливые люди с большими связями. Тем более что от их предложения человеку с деньгами да еще и скучающему по славе очень трудно отказаться.

Реклама на сайте фонда цепляет душу:

«Уникальнейшая возможность оказать поддержку важнейшему Национальному проекту современной России предоставляется сегодня вам, ибо оказание помощи своей стране - дело чести гражданина. Принимая непосредственное участие в проекте, оказывая финансовую помощь, вы становитесь лицом новой России, идущей по пути созидания, добра и милосердия! Решением отборочного комитета ваше имя будет золотом высечено на памятной табличке, установленной в основании архитектурно-паркового комплекса. Впоследствии табличка с вашим именем будет появляться в основании каждого из вновь построенных комплексов. Кроме того, все благотворители, оказавшие финансовую поддержку в строительстве архитектурно-паркового комплекса «Добрый ангел мира», будут награждены».

Тут вполне уместен интимный вопрос: куда на самом деле пойдут деньги? Ведь в любом фонде клянутся, что каждый «жертвующий» может проследить путь своей «помощи». И хотя, по словам менеджеров, таких случаев они не припомнят, с ними трудно спорить. Не пойман, значит...

Но мне удалось созвониться с одним из основателей фонда «меценатов» - Александром Московским. Когда-то вместе с художником Никасом Сафроновым он открыл этот фонд... По словам обоих - из самых благих побуждений.

Теперь Московский живет в Ростове. Его уволили после скандальной истории с награждением ветеранов войны на 60-летие Победы.

«Я должен был раздавать награды бесплатно, - говорит Московский, - но директор фонда Олег Олейник вдруг приказал взять с ветеранов по 1,5 тысячи рублей. Поверьте, это была не моя инициатива, мне даже документы на этот счет из Москвы прислали. А когда начался скандал, сделали меня крайним... На деле фонд стал просто коммерческой фирмой. Руководство ездит на дорогих иномарках, тратит много денег совсем не на благотворительность...»

Никас Сафронов когда-то был настроен к «наградителям» еще жестче. Еще год назад он рассказывал журналистам, что именно он предложил нынешнему руководству «меценатов» перебраться в Москву из Сочи (они там занимались мебельным бизнесом), что именно он познакомил их с VIP-персонами, и даже как-то заявил, что «любой проходимец - директор заброшенного завода, председатель разорившегося колхоза - может купить себе награду фонда и стать членом «меценатов». По большому счету, никакой благотворительностью эти люди не занимаются - просто продают награды, используя авторитет известных деятелей страны. Покупают недвижимость, иномарки, нанимают охрану. А знаменитости - вроде приманки».

Но сейчас ссора окончена, и Никас настроен примирительно.

«Однажды я попросил за одного человека, но фонд ему в помощи отказал, - рассказал мне Сафронов. - Я и вспылил. Потом ко мне подошли - показали бумаги, выяснилось, что фонд людям все-таки помогает. Хотя, знаете, я в эти цифры особо не вникал. Мне все советовали помириться. Зачем ссориться с людьми?

Что ж, ссориться действительно незачем. В конце концов надо во всем видеть хорошее. Города украсят золотые ангелы. При продаже орденов «председателям колхозов» позабавится элита (надо же где-то общаться высшему свету). Заодно хоть что-то перепадет нуждающимся...

А лучше постараться забыть это наивное, бесполезное в наше время слово «фальшь». И убить в себе чувство брезгливости.

Владимир ВОРСОБИН

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

И на груди его сияла... индульгенция

Успех всегда измерялся деньгами и славой. Ну, с деньгами-то у наших буржуа и многих чиновных шишек проблем нет. Жизнь удалась! Как на том плакате. Со славой вот бывает туговато, особенно - с доброй.

Что и говорить, обидно: ты крутой и богатый, а народ тебя не уважает. Но есть выход - записаться в меценаты. Какая блестящая сделка! Сбросил «карманный лимон» (а то и половины хватит) в какой-нибудь подвернувшийся фонд-распределитель, а тебе взамен не пустые благодарности, а сразу звездищу на грудь или даже золотую статую при жизни. И по ТВ покажут среди достойных господ. Почет, престиж, известность...

Правда, это именно тот случай, когда, перефразируя известное выражение, иная благотворительность - хуже воровства. Дело даже не в том, что человек цинично, как индульгенцию, покупает ордена «за бескорыстие» или «за честь». Кстати, в приличном обществе такую квазинаграду и к пиджаку-то прикалывать неудобно. Разве что «поприкалываться» ею среди знакомых.

Хуже то, что пользы от этакого меценатства - ну никакой. Нуждающимся достаются крохи, зато процветают дельцы-посредники.

А ведь у нас спустя век с теплотой помнят истинных пожертвователей - Третьякова, Морозова, Мамонтова, Цветаева... Они тоже увековечили себя - в основном табличками с именами на выстроенных за их счет музеях, больницах, училищах. Тех, что стоят и поныне.

Не хочу сказать, что сегодня среди богатых россиян совсем нет щедрых и скромных, дающих деньги на благие дела. Но хочется, чтобы их было больше, а пожертвования - адресными. И без треска в прессе, без банкетов в храмах божьих.

Во многих странах благотворительность не облагается налогом, а расход денег строжайше контролируется спецорганами. Это делает меценатство и эффективным для бедных, и привлекательным для богатых. При этом любой дар, хоть скамейка в парке, обязательно подписан: «Сооружено на деньги такого-то».

И, думается, за эту скамеечку человека будут уважать больше, чем за липовый орден у него на груди.

Андрей БАРАНОВ

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также