Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+3°
Общество26 августа 2007 22:00

...И тигр стерег фамильный особняк

Продолжаем прогулки по старой Москве, по памятным местам ее, где происходили события, оставившие след в истории нашего славного града

Как повелось, тихий омут, в котором кто только не водится, затаился в двух шагах от одного из самых бойких мест старой Москвы - Садовой-Черногрязской улицы. И эти два древних дуба, одному из которых все триста лет, стоящие перед старым особняком, тоже выросли в непостижимой тиши в центре города, в глухом тупичке Хлудовых.

Здесь, в покоях родового особняка, случились трагедии, потрясшие до самого основания знаменитейшую в Москве да и во всей России семью купцов Хлудовых, так много сделавших для нашего города. Больницы - детские и обычные для взрослых, - построенные Хлудовыми, и по сей день исправно служат. Разве можно оставить о себе лучшую память?

Не было в Москве человека, не слышавшего хоть краем уха о богатейшей семье Хлудовых. Удачливые торговцы, размашистые купцы, в среде самого купечества пользовались настороженным к себе отношением. Москва только и говорила о разгульных кутежах кого-нибудь из Хлудовых. А меж тем в делах все они были умелы и везучи. Бесшабашностью славился более всех остальных членов семейства Михаил Хлудов. Отец его, Алексей Иванович, любил Михаила несравненно сильнее других сыновей - и было за что: быстр в остроумных решениях и при том действовал воистину с русским размахом. Потому Алексей Иванович, создавший громаднейший капитал, составил завещание в его пользу.

А Михаил и радовал батюшку, и огорчал одновременно. Был Михаил в походе в Туркестане, где снабжал русскую армию отменным продовольствием и даже лично участвовал во взятии крупных крепостей. Награжден Георгиевским крестом. На собственные деньги в том походе он содержал лазарет. Привез из Туркестана тигрицу, жила она в его доме и пугала окружающих. А в подвале Михаил держал медведя, силой богатырской с ним мерился.

А вот с родным братом Василием отношения не сложились. Вероятно, ревность Василия сыграла тут главную роль. Похоже, это он подговорил отца изменить завещание в пользу его, Василия: как можно оставлять все достояние такому разгульному человеку, как брат Михаил... Ведь он еще и подпись отца на векселях подделывал...

Короче, Василий своего добился. Ссора между братьями разразилась непримиримая, и завершилась она трагедией.

Как-то заглянул Василий вот в этот дом в Хлудовом тупике - внешние отношения братья ради приличия все же поддерживали. Михаил велел подать кофе. Сам отчего-то не стал сразу пить, вышел ненадолго, оставив брата с женой. Супруга его, Елизавета, была сущей красавицей и в свои двадцать лет едва ли не всю Москву заставила о себе говорить. Вернулся Михаил и застал Лизу почти бездыханной. Через какой-то час ее не стало.

Следствия не было: деньги Хлудовых свое дело сделали. По Москве же слухи ползли: хотел Михаил брата извести, да только нечаянно его чашка с кофе попала в руки Лизы... Сам Михаил, и это достоверно известно, утверждал: «Хотел Василий меня отравить, а бедная Лиза по ошибке мою чашку выпила...» Так и осталась эта драма тайной семьи Хлудовых.

Но для Михаила она имела продолжение. У них с Лизой остался сынишка Леня восьми лет. Нетрудно догадаться, как отец лелеял его и как убивался, когда из школы, где Леня учился, одной из самых престижных в Москве, принесли мальчика мертвым домой. Упал он в лестничный пролет и насмерть разбился... Говорили, будто кто-то случайно столкнул его. Следствие провели, но ничего путного установить не удалось.

Михаил начал бурно пить, хотя свою жизнь и попытался поправить: женился на Вере Александровой из небогатой семьи, но уж больно она хотела замуж за Михаила и, как оказалось, расчет тайный с самого начала имела.

Под боком у почти постоянно пьяного мужа сошлась она с семейным доктором Павлиновым. Вдвоем стали они планомерно спаивать Михаила. Он сделался буйным, громил в доме все, что под руку попадалось. На люди его не выпускали уже и держали в особой комнате, обитой войлоком и с окнами, забранными надежной решеткой. Так и довели, непрестанно подставляя графинчик или бутылку, до белой горячки, пока не скончался Михаил в 1885 году, всего сорока лет от роду...

После смерти Лени он оставил деньги на строительство детской больницы. Она и теперь работает на Пироговке - это Детская клиника Первого мединститута. Согласно завещанию больница носила имя Михаила Хлудова, а в советское время упоминание о нем из названия выскребли. Еще три клиники подарили Москве другие Хлудовы - все на Девичьем поле. Варвара Хлудова, по мужу Морозова, построила тоже детскую клинику, которая и ныне носит ее имя. И слава богу.

Михаил Алексеевич оказался на удивление проницателен, когда оставлял деньги на строительство детской больницы: особый, неприкосновенный капитал он положил в банк, откуда деньги можно было брать исключительно на нужды больницы. На эти деньги клиника существовала долго - до Великой Октябрьской, после которой они подевались неизвестно куда.

Ну да уже к этому нам не привыкать.