Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-6°
Boom metrics
Общество29 августа 2007 22:00

Экс-любовница Евдокимова Инна: Я не претендую на наследство Миши

Только после смерти известного юмориста Михаила Евдокимова общественность узнала про его гражданскую жену мулатку Инну и их общего сына Данилу.
Источник:kp.ru
- Миша никогда бы не бросил жену. Я всегда это знала, но жила сегодняшним днем.

- Миша никогда бы не бросил жену. Я всегда это знала, но жила сегодняшним днем.

Только после смерти известного юмориста Михаила Евдокимова общественность узнала про его гражданскую жену мулатку Инну и их общего сына Данилу. Сразу же поползли слухи, что Инна, которую Евдокимов скрывал, будет претендовать на его наследство и у нее, дескать, ужасные отношения с официальной женой юмориста. Инна отмалчивалась и ничего не комментировала. Она и сейчас скрывается от прессы, предпочитая держаться в тени. Корреспондентам НТВ из программы «Чистосердечное признание» (выходит по воскресеньям в 19.40) удалось уговорить Инну на откровенное интервью, которое канал предоставил только «КП».

«Приносил утром кофе в постель»

- С Мишей мы познакомились четыре года назад. Я пришла поужинать с друзьями в ресторан. Там за соседним столиком сидел Михаил Сергеевич. Обменялись телефонами, стали созваниваться, - рассказывает Инна. - Не скажу, что это была любовь с первого взгляда. Он - тогда уже знаменитый человек. Мне 23 года. Мне было интересно с ним. Встречались практически каждый день. Сначала просто виделись, по ресторанам ходили, позже завязался уже роман наш, любовь пришла.

- Как вы его называли?

- По-разному. И по имени-отчеству, и Миша, и в шутку - «папа», потому что он взрослее меня был.

Я постоянно ездила с ним на гастроли. Два года мы провели в разъездах. Помогала ему, естественно. Он любил, чтобы я была рядом перед концертом. Ездили на Алтай, ходили в горы. Там красиво! На гастролях разъезжали по городам, смотрели достопримечательности, вечером у него концерт и - следующий город. Мишу везде любили, везде встречали с большой теплотой. Где бы он ни появлялся, возле него находились только добрые люди.

- Вы ему готовили?

- Нет. Мы кушали всегда в ресторанах - в гостиницах же готовить негде было. А в Москве, когда мы вместе жили, Миша всегда завтрак готовил. Сначала он приносил мне кофе в постель, а потом уже за стол садились. Михаил Сергеевич все сам готовил. Пельмени - это любимое его блюдо было. Он делал фарш, сам лепил, сам варил пельмени.

Любил хозяйничать на кухне. Я не умею готовить. Когда сын родился, за Данькой ухаживал, кормил его из бутылочки.

- Главное у вас что было?

- Любовь, конечно! То, что мы вместе были. Всегда!

- То есть эти два года засыпали и просыпались вместе?

- На гастролях в основном да. Когда же временно расставались и он уезжал к семье, я тосковала по нему.

Ничего нельзя было изменить. Он был женат, у него там - дочка. Я знала о жене, поэтому старалась этот вопрос не затрагивать. Он бы никогда не бросил жену, об этом я знала точно.

«Знал, что будет сын»

- Но, зная, что у него есть жена, вы решили рожать...

- В первую очередь я рожала для себя. Очень хотела ребенка, а тут случайно получилось - узнала, что беременна.

Миша и до этого хотел ребенка. Но я не планировала. Когда же сказала, он очень сильно обрадовался. «Это будет мальчик», - сказал он. Я говорю: «Почему мальчик? Я хочу девочку». «Нет, - говорит, - девчонка у меня есть, будет сын». Во время моей беременности где-то с четырех месяцев до девяти он каждый день покупал коллекцию маленьких машинок. Сыну. Мы все бережно храним, это все папины подарочки.

До беременности я постоянно с ним летала на гастроли. А ожидая малыша, перестала. Боялась потерять ребенка, потому что у меня была однажды угроза выкидыша. Но мы каждый день созванивались, я узнавала, как у него дела.

- Как он ухаживал за вами во время вашей беременности?

- В это время шла предвыборная кампания, поэтому Миша в основном был на Алтае, а я в Москве. Когда он прилетал, всегда был у меня.

Даня родился ночью, Мише позвонили. Он был на Алтае, но сразу же на следующий день прилетел с друзьями. Такой счастливый был! Привез букет цветов, мягкие игрушки, льва большого. Взял сына на руки, сказал, что сильно малыш похож на него, мол, копия. Меня успокаивал: ничего, вырастет, будет похож на маму. Но Даня пока не меняется, копия папы!

Мы вместе выбирали сыну имя. Мне нравится имя Даниил. Но сына все Даней зовут. И Миша тоже его звал Даня, Данечка.

От ребенка Михаил Сергеевич не отходил. Когда приезжал, ходил гулять с ним. Погремушки привозил, играл с ним. Кормил из бутылочки, готовил кашки. Очень любил сына!

- А фамилию сыну свою дали?

- Я даже не думала об этом. Просто пошла и дала свою фамилию. Миша уже губернатором был, я даже не задавала никаких вопросов. Дали сыну отчество Михайлович.

«Миша предчувствовал смерть»

- Материально Евдокимов вас обеспечивал?

- Конечно, он помогал. Не обижал. Даньку баловал.

- А вас баловал?

- Меня? Естественно. Подарки преподносил. Если он куда-то без меня ездил, то постоянно что-то привозил. Ни разу не пришел без цветов, было очень приятно.

На рождение сына Михаил Сергеевич подарил нам машину. Он говорит: «Спустись, я тебе кое-что покажу». Спускаюсь, во дворе стоит «Субару». Я любитель рулить, давно вожу. Поэтому очень сильно обрадовалась, тем более что машина большая, и коляска, и сиденье помещаются. Для Даньки было удобно.

- Самый приятный его подарок?

- То, что у нас Данька родился!

- Случалось, что ругались?

- Были моменты. По бытовому плану и по воспитанию ребенка. Но через минуту опять мирились.

Например, когда Даня родился, я его всегда оберегала. Данюшка был еще маленький, я его не хотела беспокоить - режим, кормление через каждые два часа. Тяжело, конечно, с маленьким ребенком куда-то ездить. Но по настоянию Миши мы полетели на Алтай. Последний раз перед его смертью были с сыном на Алтае. Такая получилась проникновенная поездка. Мы прилетели, и Мише вдруг захотелось показать сыну сразу же все. Он брал маленького ребенка, и в пять-шесть часов они поднимались в горы на машине. Естественно, я ругалась!

Миша очень сильно любил Алтай. А может быть, предчувствовал свою смерть? Потому что у него были такие моменты, когда ему все хотелось рассказать, все Дане показать, словно торопился, боялся не успеть! И все говорил, дескать, когда же Даня пойдет? Десять месяцев было Даниле. Он к тому времени уже разговаривал немного, папу узнавал, называл его папочкой.

Миша перед смертью все хотел, чтобы сын побыстрее пошел, и ему удалось это увидеть! Даня там, на Алтае, на его глазах пошел! Быстро-быстро побежал от меня к нему! Миша был растроган, очень рад, счастлив! Все, о чем мечтал, сбылось.

- Если посмотреть на все годы, прожитые с ним вместе, кем он был для вас в жизни?

- Всем: папой, мужем, братом, нянькой - всем! Он был очень добрым. На свете много мужчин. Но таких, как он, думаю, очень мало. Вряд ли на моем пути встретится такой человек, как Михаил Сергеевич. Тем более так, как он меня любил, вряд ли кто-то будет любить еще!

- А как он любил?

- Он был очень чувственным человеком, мне было хорошо с ним. Невозможно объяснить, почему два человека так сильно любят друг друга! Думаю, любят не почему-то, не за что-то. Мы любили вопреки всему!

- Когда вам сообщили, что он погиб?

- В этот же день с утра. Мне позвонил близкий друг Михаила Сергеевича, крестный нашего сына. Да, на похороны я летала. Я сильно переживала, но у меня есть Даня, мне дальше нужно как-то жить ради него. Конечно, мне не хватает Миши. Тяжело. Но ничего - есть маленькая копия его! Даниле особенно не хватает папы. Миша погиб 7 августа, а Дане 11 августа исполнится годик. Он помнит отца по фотографиям, смотрит фильмы с его участием. Мы садимся в машину, и Даня просит включить песенку «Баня». Это любимая песня Михаила Сергеевича. И Данина тоже.

«Папа на небесах»

- Даня, ты папу помнишь? - спрашивает Инна у сына.

- Да! - выкрикивает малыш, показывая пальчиком на фотографию.

- А как его зовут?

- Миша.

- А где у тебя папа?

- На небе!

«Я не ищу встречи с его семьей»

- Как Евдокимов реагировал на ситуацию, что у него жена есть и вы?

- Переживал, но мне это особо не показывал. Говорил, мол, так случилось, но с Галиной Николаевной никогда не разведусь. А я никогда не настаивала - жила сегодняшним днем. А что будет завтра, не думала.

- Он не хотел сам рассказать жене о вас?

- Я точно не уверена, но вроде Галина Николаевна узнала только после его смерти. Когда Миша погиб, ей сказали, что есть я и наш сын Данила.

- На вас это как-то отразилось?

- А как это на мне может отразиться? Галина Николаевна лежала в больнице. У нас с ней никогда не было никаких конфликтов. Мы просто не встречались. Я думаю, нам нечего с ней делить. Была такая ситуация: писали все газеты, что я претендую на наследство. Я не претендую и не претендовала!

- А квартира, в которой вы живете, это Евдокимов вам подарил?

- Он мне не дарил. Это квартира родителей. Живу с родителями.

- Кто вас поддерживает со стороны друзей?

- Поддерживают как? Материально? Я справляюсь сама. На жизнь зарабатываю. Данька ни в чем не нуждается, у него есть все. Друзья мои помогают, родственники.

- А к вам как относились его друзья?

- Хорошо относились. Один его близкий друг крестным стал Дани. Сейчас мы общаемся. Не часто получается, но приезжает, с праздниками поздравляет.

- Дочка Евдокимова общается с вами?

- Пока нет. Может, когда подрастет, захочет познакомиться с братом. А Данила захочет познакомиться с сестрой. Посмотрим. Я, конечно, хотела бы, чтобы они знали друг о друге. Виделись. Думаю, Данилке было бы очень приятно. Потому что Аня могла много рассказать ему о папе.

- Вы не пытались с Аней связаться?

- Я думаю, Данька чуть-чуть подрастет, будет у него желание - позвонит.

- А сами будете пытаться?

- Нет, не буду. Я не хочу настаивать. Когда Аня сама решит, признает брата, тогда, пожалуйста, пусть общаются. А так...

- Кто из родственников Михаила Сергеевича признал вашего ребенка?

- Из родственников мало кого видела. Кроме его брата, никого и не знаю. Я была на вечере памяти Михаила Сергеевича, мы здороваемся с его родными. Больше ничего.

- Как сейчас у вас личная жизнь устроена?

- Сейчас я много работаю. Данюшка с бабушкой сидит. В выходные он, конечно, со мной. Гулять ходим. Сейчас для меня главное - сын.