Общество

Александр Солженицын: Пророк умер в своем Отечестве

Читайте: Renowned Russian writer Aleksandr Solzhenitsyn dies

Александр Исаевич Солженицын, писатель, Нобелевский лауреат, которого называют "совестью нации", умер в ночь с воскресенья на понедельник. Ему было 89 лет, последние 5 лет он очень сильно болел, практически не передвигался и не выходил из дома. Но - продолжал работать.

Даже свой последний день он провел за письменным столом. А когда он умирал, вокруг него были родные люди - жена, сын, невестка…

Вдова Солженицына: "Александр Исаевич успел порадоваться новым книгам…"

Мы позвонили вдове Александра Исаевича с соболезнованиями:

- Наталья Дмитриевна, примите искренние соболезнования коллектива «Комсомольской правды». Не хочется даже верить в эту смерть...

- Большое спасибо за звонок!

- Главным делом жизни Александра Исаевича все последние годы было 30-томное собрание сочинений. Что с ним будет?

- Десять дней назад вышли в свет 8-9 тома. Александр Исаевич успел их посмотреть и порадоваться. В этом году выйдут еще по графику 2-3 тома. Я буду продолжать работу над собранием, обязательно завершу начатое им. Осталось еще очень много неопубликованного.

- Дай Вам Бог сил, Наталья Дмитриевна.

Александр СОЛЖЕНИЦЫН: "Россия не даст себе скатиться в пропасть"...

Евгений ЧЕРНЫХ, обозреватель KP.RU

11 декабря Александру Исаевичу исполнилось бы 90. В Рождественский пост большая дружная семья отметила бы юбилей в своем кругу, его любимыми постными пирогами с капустой, яблоками… В Троице-Лыково, на окраине Москвы.

Помню, как начиналась в 70-х кампания травли в прессе. Сначала пошли оскорбительные письма о литературном власовце с подписями, требовавшими расшифровки – «член СП СССР, республики…» Эти пасквили незнакомых широким массам литераторов вызывали усмешку. Но потом замелькали широко известные имена.

Я, наивный студент журфака ЛГУ, отправился тогда в главную ленинградскую библиотеку, заказал старые журналы «Новый мир» с его несколькими рассказами еще хрущевской оттепельной поры, повестью «Один день Ивана Денисовича». Это все, что было напечатано в СССР. Журналы выдали. Но «Крохоток»,«Матренина двора», «Случай на станции Кречетовка», «Ивана Денисовича» я не нашел. Страницы были аккуратно вырезаны.

А потом и самого автора выдворили из СССР. Казалось, навсегда.

Осень 89-го. Вовсю бушует перестройка. На волне гласности начали возвращаться наконец книги опального классика. Даже знаменитый «Архипелаг ГУЛАГ» стали печатать. Тогда я взял интервью у Виктора Астафьева. Человека, первым в пору гласности прорвавшим завесу молчания вокруг Солженицына. Выступая по Центральному телевидению, он с горечью сказал, как много потеряет наше поколение, если еще один великий русский писатель умрет на чужбине, как умер там другой нобелевский лауреат - Бунин.

«Присутствие в мире Александра Исаевича, его работа, его честь были хоть какой-то – слово вот поизносили! – путеводной звездой, - сказал в интервью «Комсомолке» писатель-фронтовик. - Ну не звездой, так луной, освещающей нас. Чтобы мы не совсем уж в темные углы-то тыкались, на бревна не натыкались. Уж если он в изгнании, преследуемый не только нашими доблестными борцами, но и всякими репортерами, клеветниками международными, имел мужество много и плодолтворно работать! Не дал себя отключить".

«Солженицын возвращается!» – озаглавили мы то большое интервью. Но уже в номере заголовок пришлось менять на более нейтральный. Как сказал главный редактор, кому-то наверху не понравилось. Видно, не хотели возвращения автора «Архипелага ГУЛАГ».

И все же он решил вернуться. Но поставил условие - опубликовать на родине его сочинение «Как нам обустроить Россию?». Полностью, до единой запятой. Александр Исаевич не шел на компромиссы. Он имел на это право.

Откликнулась "Комсомолка». Из редакции позвонили в Вермонт, где жил Солженицын, предложили напечатать - тиражом 17 миллионов экземпляров. Солженицын согласился.

Позже, вернувшись в Россию, он побывал в редакции, на «прямой линии» с читателями «Комсомолки»… Шквал звонков.

В 98-м Солженицын написал горькую книгу «Россия в обвале». Отказался принимать орден из рук Ельцина. И снова попал в опалу.

В марте 2003-го началась новая травля знаменитого писателя. В Интернете, наших и зарубежных газетах. Причиной тому был двухтомный труд «Двести лет вместе». О взаимоотношениях русских и евреев.

«Я верю, что неспроста это получилось на путях России - этот контакт души иудейской и души славянской, что было тут какое-то предназначение» - писал Александр Исаевич.

Увы, многие оппоненты Солженицына нормальную полемику подменили обвинениями в адрес самого писателя, сфабрикованными еще в эпоху СССР. Одна из статей называлась… «Бесстыжий классик». Представляете стиль полемики?!

И уже не не в изгнании, а в родной демократической России вынужден был Солженицын отключиться от работы и отражать нападки новых «всяких репортеров, клеветников международных». Он написал ответ клеветникам: "Потемщики света не ищут». Доказав, что эти новые демократические клеветники дружно перепевали все старые песни о нем, сочиненные еще советскими чекистами. Единственное новшество репортеров-демократов - заявление, что писатель симулировал в ссылке рак. До этой гнусности чекисты не опускались.

Ответ клеветникам опубликовала «Комсомолка» в октябре 2003 года.

Его жизнь не была санаторием…

Последнее публичное появление Солженицына было в Российском государственном гуманитарном университете в феврале 2002 года. Александр Исаевич встречался со студентами-историками, которых интересовала Февральская революция. Выступал, с радостью отвечал на острые вопросы молодежи.

Потом вермонтский затворник стал затворником троице-лыковским.

Даже перестал появляться на ежегодном вручении солженицынских литературных премий. Не был Александр Исаевич и на вручении Государственной премии в Кремле. Тогда президент Путин сам приехал в Троице-Лыково.

Причиной затворничества стала болезнь.

- У Александра Исаевича много лет была стенокардия, - рассказывала мне его жена и первый помощник в делах литературных и всех других Наталья Дмитриевна. – Затем добавились проблемы с позвоночником. Потому он и перестал выходить из дома. Но продолжал трудиться каждый день. На здоровье он не жаловался. Считая это грехом.

Жизнь-то была не санаторий. Отец его погиб, когда мать только ожидала сына. И ведь всю мировую войну прошел отец артиллеристом. Уцелел. И тут несчастный случай на охоте. Больше 50 верст добирались на тряской подводе до больницы в Георгиевске. Да поздно - заражение крови. Жили с матерью скудно. Школу окончил в Ростове, там же физмат университета. Потом война, тюрьма, лагерь, ссылка.

А в последний лагерный год – рак! Операция в лагерной больничке. В ссылке пошли метастазы. Лечиться в Ташкент ссыльного из глухого казахского аула Кок-Терек долго не отпускали. В областном городе ссыльные врачи осмотрели: «Жить тебе две-три недели!» К концу третьей и пришло разрешение ехать в Ташкент. Прибыл – мест нет. Лег на пол весь промокший, идти ему некуда. И болезнь уже сильно запущена. Но врачи там были хорошие, и «пушка» радиологическая, и рентген. Опухоль стала быстро отступать. И все же на чудо похоже, что он исцелился.

Потом противостояние с властью. В 74-м, при взрыве «Архипелага», его выслали. Но и на Западе жизнь была вовсе не райская, много резких нападок. Так что за плечами Александра Исаевича была долгая тяжелая жизнь.

- Наталья Дмитриевна, почему , вернувшись на родину, Александр Исаевич не пошел в политику? Ведь и программа была, опубликованная «Комсомолкой» - «Как нам обустроить Россию?» И встретили его тогда очень восторженно.

- Александр Исаевич никогда не рассматривал себя как политика. Политические заявления тоже делал вынужденно: выбили столько русского народу со времен революции, что оставшимся, чей голос был слышен, приходилось заниматься не своим делом. А своим делом было для него писательство. Он создан был для литературы, а не для политики.

- Вопрос, который мучает , думаю, не только меня. Почему он не переступил через принципы ради России? Пошел бы в президенты…

- Евгений, наивный вы человек! Если бы он даже захотел идти во власть, в 94-м или раньше, его бы ни за что туда не пустили. Все схвачено, как говорится. Да и денег никаких за Солженицыным не стояло. А без больших денег во власть не ходят. Везде, не только в России.

Александра Исаевича не покидала надежда , что Россия не даст себе скатиться в пропасть. Мы постепенно станем на ноги. И решающее здесь – дух. И он молился, чтобы дух не покинул наш народ.

Читайте также и смотрите фотогалерею:

Александр СОЛЖЕНИЦЫН: Словом «фашизм» у нас кидаются безответственно

- одно из последних интервью российской прессе

Александр СОЛЖЕНИЦЫН: Путину досталась сшибленная с ног страна

- последнее интервью, июль 2007 года

Читайте: Renowned Russian writer Aleksandr Solzhenitsyn dies