Общество5 декабря 2008 1:00

Рыбака посадили за три кило карасей

Суд не разжалобило то, что у мужчины девять детей
Александр сейчас в колонии-поселении.

Александр сейчас в колонии-поселении.

Это история про суровую букву закона. Порой, кажется, столь же суровую, сколь близорукую. А может, совсем слепую.

«Мы не знали, что папу посадили»

Было раннее утро. Как обычно, в это время житель села Кадымцево (Челябинская область) пошел за рыбой на местное озерцо. Семейство у Александра Шмунка большое: девять детей (старшая дочь Ксения - замужем). Всех нужно кормить. Так что запрет на рыбалку во время нереста (было лето 2006-го) мужика не смутил: авось пронесет...

Поставил четыре сети, успел вытащить около 3 кг карасей. И тут на берегу показалась машина Рыбнадзора... А через три месяца Шмунка судили. «Год исправительных работ», - буднично произнесла судья. Селяне и теперь удивляются, как несколько рыбешек (говорят, цена им была чуть больше 40 рэ) могли затянуть мужика в такую трясину законодательного буквоедства?

Работы для слесаря в родном колхозе не нашлось. Отрабатывать наказание безработному Шмунку назначили в соседнем поселке Нижняя Санарка, в ЖКХ. Но на работу он так и не вышел.

- Эта Санарка - за 60 километров! А автобуса нет! - взмолился Шмунк.

А тут пришла еще одна беда - жена Александра умерла от рака. До последнего дня она работала в колхозе дояркой. Пришла домой, присела - и умерла. Ее так и уволили из колхоза «по причине смерти». Александр остался с восемью детьми, которых надо было ставить на ноги. Выпивать бросил, крутился как мог. Но... недавно в деле горе-рыбака решили поставить точку. Судебные приставы потребовали с Александра справку, что он безработный. Дать такую бумажку он не смог - формально слесарь числится в колхозе. Ах, работаешь, а деньги государству по решению суда не отчисляешь? Мужика повезли на новый суд, который закончился арестом. Шмунка отправили на три месяца в колонию-поселение Магнитку, за 250 км от дома.

Ребятам грозил детдом

Сегодня 19-летняя Ксюша ждет второго ребенка. Поэтому ее младших братьев-сестер хотели отдать в детдом. Тем более в доме Ксюши места на всех все равно нет: по закону-то на каждого ребенка положено не меньше 9 метров жилплощади. Но, слава Богу, специалисты из отдела опеки нашли выход: попросили селян поручиться за Ксюшу - и оставили ребятишек дома. А «поручители» взялись помогать семье до возвращения папы. Значит, можно решить проблему по-человечески, даже если закон строго определяет «метраж» и свободу для маневра? А с Александром просто не захотели решать?

Страну то и дело накрывает волна амнистий. На волю выходят настоящие жулики. И против всего этого - мужичок с сетью дохлых карасей двухлетней давности. Конечно, он нарушил закон, кто спорит! Но вот когда строгий закон не выравнивает жизненный курс заблудившегося (предупреждением, например), а топит человека (и его детей), становится не по себе.

И еще. На кого, скажите, рассчитаны драконовские наказания за лов рыбы в уральском озере - от 100 000 тысяч рэ до тюрьмы? На жителей деревни, где нет работы? Обеспеченных браконьеров здесь не водится. А то, что с голодухи и безденежья местные мужики - тайком, рискуя - все равно с утра попрутся на берег с сетями, понимают даже местные рыбинспекторы...

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

Правозащитник Игорь КАДНИКОВ:

- Состав преступления Александра - поставил во время нереста 4 сети, поймал 2 кило 800 граммов рыбы. За браконьерство его раньше не привлекали, судимостей не имел, зато малолетних детей - толпа. По Закону «О судьях» судья может вынести приговор, опираясь на действующее законодательство и свои личные убеждения! То есть она могла оправдать браконьера, ссылаясь на то, что государство довело Александра до нищеты. Поэтому я возмущен приговором! В конце концов Александр взял сети и пошел «зарабатывать» рыбу! Он не пошел побираться или воровать! У нас оправдательные приговоры выносят по миллионным делам, а тут за какую-то малость не могут простить бедного человека.