2018-02-21T19:51:06+03:00

Откровения экс-премьера

В октябре выйдут в свет мемуары бывшего премьера Михаила Касьянова (в соавторстве с известным журналистом Евгением Киселевым), которые впервые поднимают завесу тайны над многими событиями, происходившими в правительстве за последнее десятилетие...
Поделиться:
Комментарии: comments35
Изменить размер текста:

О БОРЬБЕ С ДЕФОЛТОМ

- В 1998 году, еще будучи замминистра финансов, вы приняли на свои плечи львиную долю работы по ликвидации последствий кризиса.

- Еще в воскресенье, 16 августа 1998 года, меня вызвали обратно в Москву: все, хватит отдыхать, давай, пора новую реструктуризацию проводить. И началась чехарда: Кириенко был отправлен в отставку, приглашенный назад Черномырдин старался найти общий язык с Думой. Но попытки Бориса Ельцина продавить через Думу повторное назначение ЧВС не увенчались успехом. Коммунисты требовали компромисса. Премьер-министром стал Евгений Примаков.

- Как сложились ваши отношения с Примаковым? Доверял ли он вам? Или вы с Евгением Максимовичем непосредственно не контактировали?

- Нет, встречался, и весьма часто: и на совещаниях, и с личным докладом. Но разговор получался своеобразный, поскольку он вообще-то был далек от финансов, от долгов, от макроэкономики, не очень понимал, как все это работает.

- А между прочим, он академик РАН по отделению экономики...

- Однажды Примаков меня вызывает: «Вот вы являетесь главным по этим делам - по внешнему и внутреннему долгу. И я вам даю такое поручение: все реструктуризовать. Сколько вам нужно времени для реструктуризации всех долгов?»

Я говорю: «Знаете, Евгений Максимович, в прошлый раз (в 1994 - 1996 годах) два года понадобилось, чтобы все это разложить, реструктуризовать, подписать соглашения». «Вы что, - накаляется он, - саботажем занимаетесь? Два месяца вам срока, и все! Идите. И не дай бог, если не договоритесь». Я возражаю: «Так не бывает». - «Я вам два месяца даю. И через три часа приходите ко мне с планом-графиком: когда, что и с кем вы будете делать. Иначе вы - саботажник».

Ну что тут поделаешь? Возвращаюсь в Минфин, смеюсь, собираю всех своих начальников департаментов и рассказываю: «Вот такая история, вот такое понимание у нового руководства, как нужно работать. Давайте писать план». На два месяца написали какой-то план мероприятий, что мы будем делать - то, другое...

Я приношу: «Вот, пожалуйста». Он говорит: «Ну вот, совсем другое дело! Завтра езжайте в Нью-Йорк или куда вам еще надо и переговаривайтесь». Просто взглянул и положил, не читая, в ящик стола, видимо, чтобы иметь мои письменные обещания в случае чего.

Позднее, когда стартовали переговоры, началось формирование бюджета, он понял, что все намного сложнее устроено, но в то время его позиция была простая: в стране все проблемы из-за того, что кругом саботажники. Да и сегодня многие начальники так думают. Это для них просто и ясно.

- Не хватает дисциплины и порядка.

- Точно. Я полетел в Нью-Йорк, начал все переговоры по новой. Собрались человек 50, представители разных банков и компаний, от каждой - целая делегация, и не просто средние менеджеры, а крупные руководители. Для них это было первое общение с официальным российским представителем после дефолта, и они решили вылить на меня все накопившееся раздражение. На первых встречах стоял жуткий ор, люди кричали что-то типа: «Мы лучше будем жрать ядерные отходы, чем когда-либо покупать еще российские ценные бумаги!» Но потихонечку начались конструктивные переговоры...

КАК КУДЕЛИНА КОРМИЛА ПУТИНА КОТЛЕТАМИ

- Какая кадровая история запомнилась вам больше всего?

- К началу 2001 года стало ясно, что финансовая деятельность Министерства обороны до предела запутана и непрозрачна. Дальше так не могло продолжаться. Особенность ситуации заключалась в том, что все военные связаны своеобразной круговой порукой, которую очень трудно разорвать.

Тогда я предложил Путину: давайте назначим заместителем министра обороны по всем финансовым вопросам штатского человека. Причем женщину, из наиболее опытных сотрудников Минфина. Женщины-финансисты обычно славятся своей дотошностью и работоспособностью. Кроме того, генералам из Минобороны трудно установить с ней неформальные отношения с помощью обычного арсенала приемов: охота, рыбалка, баня, водка и т. д. Моей кандидатурой на этот пост была Любовь Куделина, работавшая в Минфине одним из моих заместителей и как раз курировавшая финансы оборонного комплекса.

Путину эта идея очень понравилась. Но дальше произошло удивительное. Президент вечером того же дня приехал к Куделиной домой. Она, почти потеряв от неожиданности дар речи, кормила президента на кухне котлетами. Он просидел у нее там до ночи, стараясь очаровать, максимально к себе расположить.

- Блистательный ход! И как он характеризует фирменный стиль президента - перевербовать человека! Чтобы Любовь Кондратьевна чувствовала себя уже не протеже Касьянова, а человеком Путина.

- Был еще случай в 2003 году, когда я, чувствуя что-то неладное, несколько месяцев тянул с назначением одного чиновника на пост заместителя министра по налогам и сборам. Президент ведь только министров назначает, а заместители - номенклатура премьера.

Мне несколько раз звонил по этому поводу генерал ФСБ Виктор Иванов, который ведал в администрации президента всеми кадровыми вопросами. Напоминал, что, мол, надо бы молодого человека наконец назначить. А я внутренне сопротивлялся. Наверное, меня смущала эта настойчивость, а также странное обстоятельство, что тогдашний глава министерства Геннадий Букаев меня по этому поводу вовсе не тревожил. Бумагу подписал - и все. Если бы, как это обычно было, пришел на доклад и сказал: задыхаюсь без еще одного зама, тогда, наверное, у меня не возникало бы сомнений. А тут было не ясно, кому и зачем это назначение необходимо, и полгода я все откладывал решение. Назначили этого замминистра сразу после моей отставки.

Звали его Анатолий Сердюков.

Когда он пришел наконец в Министерство по налогам и сборам, то все сразу прояснилось: он стал курировать всю титаническую работу по «ЮКОСу». Через две недели Сердюков уже был назначен главой Федеральной налоговой службы, а затем стал министром обороны. Вот такая карьера.

- Вмешивался ли Путин в текущую деятельность правительства?

- В 90 процентах случаев не вмешивался.

- А на что приходились 10 процентов?

- На Газпром и практически все, что с ним связано.

Ну еще на «Рособоронэкспорт». Я настаивал, что в области вооружений должна быть нормальная конкуренция, предприятия должны иметь право выходить на внешние рынки, не должно быть экспортера-монополиста. Но победила другая точка зрения...

ПОСЛЕ ОТСТАВКИ

- Правда ли, что в тот день при расставании Владимир Владимирович взял с вас обязательство, что вы не будете заниматься политикой?

- Я никогда никому подобных обязательств не давал.

- А президент предложил вам какую-нибудь должность? Ведь практически все, кто уходил с высоких постов во времена Путина, получили новые государственные назначения. Кроме вас.

- Президент настоятельно предлагал мне остаться на государственной службе и стать секретарем Совета безопасности. Три раза мы это обсуждали - в день отставки, потом через несколько дней и, наконец, практически сразу после выборов.

Когда президент в третий раз предложил мне Совбез, а я в третий раз отказался, мне стало даже как-то неловко. Он тогда с явной обидой в голосе сказал: «Послушайте, я никому еще три раза ничего не предлагал». Я объяснил ему: «Не думайте, что я какой-то странный или чудной человек. Я не капризничаю и не играю. Я в этой жизни прошел все ступени - от простого экономиста до премьера. В этой стране мною не пройдена только одна ступень, одна должность, но ее занимаете вы. Я принял решение, я не хочу оставаться на государственной службе, и не надо, пожалуйста, меня уговаривать».

Позднее, в другом разговоре с Путиным, возникла еще одна идея: мэр Москвы. Я был не против. Потому что назначенный сверху чиновник и руководитель, избранный гражданами, - не одно и то же. Тем более речь шла о Москве, где 10 миллионов жителей и 6 миллионов избирателей.

Вскоре пошли слухи - не от меня, разумеется, - будто есть договоренность, что Путин поддержит мою кандидатуру на следующих выборах столичного мэра в 2007 году. И тут Юрий Михайлович Лужков неожиданно предложил мне встретиться.

- И где прошла «встреча на Эльбе»?

- Получилось вроде бы как экспромтом: мы вместе оказались на одном теннисном турнире. После игры Лужков и Елена Батурина позвали нас с Ириной пообедать. Мы поехали в ресторан гольф-клуба на Мосфильмовской. За обедом подробно обсуждали московские проблемы, будущее столицы. Лужков дал понять: он знает, что тема его замены прорабатывается.

- Он что, хотел заранее вступить с вами в переговоры о том, как осуществить цивилизованную передачу власти?

- Впрямую ничего такого сказано не было, но это можно было предположить из тона нашего разговора и обсуждавшихся по его инициативе вопросов. Поскольку у нас всегда были ровные, уважительные отношения, то думаю, что моя кандидатура была в той ситуации для Лужкова приемлемой.

Хотя мы в правительстве часто принимали очень болезненные для Москвы решения - например, по налоговым вопросам. Добиться, чтобы столичные власти их исполнили, порой было очень трудно, но удавалось. Были вещи, на которые я категорически не готов был закрывать глаза. Например, у Москвы до сих пор нет утвержденного Генплана, а это значит, что «точечная застройка», которая вызывает столько протестов у москвичей, просто незаконна.

Позднее идея баллотироваться на пост мэра Москвы отпала сама собой, так как в сентябре 2004 года Путин решил отменить выборы губернаторов, включая мэра Москвы.

- Вопрос вашего трудоустройства больше не возникал?

- Через три месяца после отставки мы с Путиным встретились в очередной раз. Президент сказал, что до выборов мэра Москвы еще далеко, а «ваш потенциал должен сегодня послужить стране». И попросил меня подумать о работе в Межгосударственном банке СНГ.

- И где же этот банк?

- Но 1 сентября 2004 года случилась трагедия, общенациональное горе - Беслан. Состояние было шоковое, после этого я многое переосмыслил. Я принял решение, что мириться с таким поворотом в жизни страны не могу, прекращаю всякое взаимодействие с властью.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Михаил Михайлович КАСЬЯНОВ родился 8 декабря 1957 г. в подмосковном поселке Солнцево. В годы перестройки выпускник МАДИ работает в Госплане РСФСР. В 1990-х трудится в Министерстве экономики РФ, а затем переходит на работу в Минфин. В 1995 - 1999 гг. Касьянов - заместитель, а потом первый заместитель министра финансов РФ. В мае 1999 г. Ельцин назначает его главой Минфина.

В январе 2000 г. Михаил Касьянов становится первым вице-премьером.

17 мая 2000 г. Касьянов возглавил правительство РФ, а в феврале 2004-го отправлен в отставку и переходит в оппозицию. В 2005 г. заявляет о намерении баллотироваться в президенты, возглавляет общероссийское движение «Российский народно-демократический союз» и в 2006 г. входит в коалицию «Другая Россия».

Ждем ваших откликов на сайте.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также