Премия Рунета-2020
Россия
Boom metrics
Звезды20 сентября 2009 22:00

Владимир Машков не хочет сниматься в «Ликвидации-2»?

Юрий Мороз - автор нашумевших сериалов - ответил на вопросы читателей
Источник:kp.ru

Любой проект, за который берется режиссер, сценарист, продюсер Юрий Мороз, вызывает огромный резонанс. На прошлой неделе зрители обсуждали сериал о приключениях Пелагии, некоторое время назад гремели проекты типа «Каменской» или «Ликвидации»... Неудивительно, что, когда Юрий Мороз пришел к нам на онлайн-конференцию, читатели засыпали его вопросами.

- Юрий, конечно же, все интересуются, будет ли продолжение сериала про Пелагию.

- Продолжение написано. Предполагалось, что у нас будет 12 серий. То есть одна часть по книге «Пелагия и белый бульдог», а вторая - по «Пелагии и черному монаху». Но эти романы настолько разные, что я сразу сказал: не могу снимать в одном месте. Для «Черного монаха» нужен другой город. Не белокаменный Суздаль, а что-нибудь более северное, где валуны, свинцовое небо. Когда разговаривал с Акуниным, он говорил: «Да, я так себе это и представлял».

- Вы наблюдали за телеэфиром, за откликами зрителей?

- Нет. Предпочитаю не знать, что творится. Потому что объясниться со всеми у меня нет возможности. А отзывы бывают иногда очень глупые и злые. На самом деле я про свой фильм знаю лучше всех, потому что я его делал, я его растил. Я знаю, где у него болит.

- Какие пробелы были в «Пелагии», по-вашему?

- Есть вещи, которые на бумаге выглядят хорошо. А когда ты буковки переводишь в изображение, возникают проблемы. Например, когда Пелагия падает в воду и ее река несет. Волга никак не выглядит бушующей. Там действительно сильное течение, каскадер даже справиться не могла, но этого не видно. Или вначале у Акунина мчится лошадь, грива развевается, пыль из-под копыт. Чтобы добиться этого впечатления на экране, нужно лошадь гнать так, после чего ее невозможно будет остановить. При этом еще снимать. Вот и получается, что удалось перевести на киноязык, то удалось. А что не удалось, на то знатоки Акунина ткнут пальцем и скажут: «А вот тут не так сделали!»

- Многие говорят: затянуто получилось...

- Я мог бы сделать четыре серии. И было бы бодренько. Но тогда ушла бы довольно большая часть акунинских литературных образов. А мне казалось, что на этом строится Акунин. Можно это выбросить? Можно. Будет динамичнее? Будет. Но зато ценители Акунина скажут: «Почему вы выбросили эту сцену, это же принципиально для автора!» Сколько людей, столько и мнений.

- Будете ли вы снимать продолжение «Апостола»?

- Хотел бы уточнить, что «Апостол» - не мой режиссерский проект. Я кое-что доснимал, но по большей части был продюсером. Продолжение написано. И, на мой взгляд, очень интересное. Но проект очень дорогой. И для того чтобы снимать, нужны средства, которых на сегодня нет у производящих компаний. То же самое и с «Ликвидацией», продолжение которой тоже написано.

- Вот это новость! Когда начнутся съемки?

- Трудно сказать. Во-первых, это тоже очень дорогостоящий проект. А сейчас в кино кризис. Во-вторых, Володя Машков поставил условие, что режиссером «Ликвидации-2» должен быть только Сергей Урсуляк. Возможно, что это и форма отказа такая... Актеру, который выложился в проекте, продолжения редко бывают интересны. Что касается Урсуляка, он пока что не планирует продолжать «Ликвидацию».

- Вы смотрите телевизор? Каких сериалов не хватает сейчас?

- Чукча не читатель, чукча - писатель (смеется). Я не смотрю наше телевидение. Оно мне не нравится. И сериалы не смотрю, потому что это, скажем мягко, плохая работа. Начисто вымыта так называемая социалка из телевизионного продукта. Возьмите среднестатистический сериал, озвучьте его другим языком, любым - китайским, корейским, и это будет сериал про китайцев или корейцев. Какое это имеет отношение к нашей жизни, я не знаю. И в наших сериалах нет отклика на то, что реально происходит вокруг меня. Очень популярны бодрые всепобеждающие милиционеры. Но это чистой воды брехня. Милицию у нас не любят. И я ее не люблю. Хотя снимал «Каменскую». И у нас замечательная Каменская, но это чистой воды брехня.

- Может ли быть так, что все сериалы будут уровня «Пелагии», «Апостола», «Братьев Карамазовых» и никак не ниже?

- Телевизионные боги нас убеждают, что зритель не хочет смотреть «Карамазовых» и экранизации вообще. Отчасти они правы. Наш зритель очень разнородный. Поэтому и не нужно, чтобы была только «Пелагия». Другой вопрос, что хотелось бы некую государственную политику увидеть во всем этом. Кино - это очень мощное идеологическое оружие. Оно может как созидать, так и разрушать. И сейчас оно все больше разрушает. Запрещать у нас теперь немодно, но я бы кое-что запретил.

- Не обидно, что «Братья Карамазовы» именно из-за этой «всеядности» зрителя не дали больших рейтингов?

- Глупо обижаться, что детективы выходят миллионными тиражами и их читают, а Достоевского читает избранная публика. Для того чтобы понимать проблематику Достоевского, должна быть очень образованная страна. А у нас страна не очень образованная. Даже в метро перестали читать. Поэтому хорошо, что просто смотрят.

- А реально ли в России снять проект типа «Доктора Хауса» или «Остаться в живых»? Или возможностей не хватает?

- Возможностей у нас хватает. У нас не хватает мозгов для написания таких сценариев. Заставить российского сценариста написать историю просто так, для себя, что называется, в стол, - большая проблема. Все хотят сначала заключить договор и уже писать под заказ. Талантливые вещи так не случаются.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Юрий МОРОЗ - актер, режиссер, продюсер, сценарист. Родился 29 сентября 1956 года в Краснодоне Ворошиловградской (сейчас - Луганской) области. В 1979 году окончил Школу-студию МХАТ, в 1988 году - режиссерский факультет ВГИКа. В 1979 - 1987 гг. - актер Московского театра им. Ленинского комсомола («Ленком»).

Юрий Мороз был мужем трагически погибшей актрисы Марины Левтовой, отец актрисы Дарьи Мороз. Сейчас женат на актрисе Виктории Исаковой.