Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Общество24 мая 2010 13:59

«Нехорошая» квартира

В «двушке», о которой я рассказываю, проживает не один человек, а большая семья. Семь душ

Квартира, о которой я хочу рассказать, расположена отнюдь не на Патриарших прудах. Подобное жилье наши современники, презрительно усмехаясь, называют "хрущобы".

Проходная «двушка» с совмещенным санузлом, низкими потолками, без балкона и кладовки, практически без прихожей, с крошечной кухонькой. На современный избалованный вкус – сарай. А ведь когда-то переехать в такую хрущобу из деревянного барака, с "удобствами" на улице или в конце коридора - было неимоверным счастьем. Тот, кто бегал по морозу "до ветру" и таскал кастрюли с кипятком из кухни на первом этаже к себе на третий - поймет.

В принципе, нормальная квартира. Жить можно. Особенно если сделать ремонт, поставить современную сантехнику, убрать лишние перегородки - для одного человека вполне приемлемое жилье.

Один только нюанс. В «двушке», о которой я рассказываю, проживает не один человек, а большая семья - муж с женой, их дети - брат с сестрой, жена брата с маленьким ребенком и старенькая бабушка. Семь душ. И по большому счету - три семьи, которым нужны как минимум три таких квартиры.

Полноценно работающих нет. Муж с женой - пенсионеры, дочь - студентка, женатый сын доучивается в университете и – тоже, можно сказать, не работает, а подрабатывает. Жена сына сидит с ребенком. Старенькая бабушка получает пенсию и, кажется, пособие по инвалидности. Семья-то большая, как говорил русский поэт, да два человека всего мужиков-то. И на тех особо надежды нет. Концы с концами сводят, но и только, о решении жилищного вопроса речи не идет.

В гостях у них я никогда не была. Поэтому о том, как они там размещаются, где и как спят, кто с кем в комнате, а кто на кухне - не спрашивайте, я не представляю. Это и не мое дело, согласна.

У них ребенок, как и у меня, и я просто иногда гуляю вместе с ними на детской площадке. Малыш выходит на улицу то с мамой, то с бабушкой, которые, за неимением другого круга общения, рассказывают окружающим незамысловатые истории о житье-бытье большой семьи - про не вымытую за собой кем-то ванну, не выключенный свет, старый бабушкин сундук, перегородивший коридор, и про то, что, по всей видимости, это свекр опять съел вчера последнюю котлету и не вымыл за собой сковородку. Несмотря на выносимые ему неоднократные предупреждения.

- ... Я сразу почувствовала, энергетика в квартире какая-то нехорошая, - возбужденно рассказывает "молодая хозяйка" другим мамам, пока дети лепят куличики из песка. - Еще три года назад, когда пришла первый раз. Тяжелое какое-то впечатление было, хотя свекровь тогда и квартиру вылизала, и стол накрыла... Но вот чувствовала, знала, что жить здесь будет не радостно... И ведь как в воду смотрела. Дня не проходит, чтоб я не рыдала. Постоянно какие-то стычки - то со свекровью, то с золовкой, то с бабушкой. Причем - на ровном месте стычки, из-за таких мелочей, что прям страшно - мы ж поубивать друг друга готовы... Мистика прям.

- Да разъехаться вам надо, и никакой мистики не будет.

- Ага, тебе легко говорить. Ты знаешь, сколько стоит квартира? А сколько стоит снимать? Нет... Пока это нереально...

- Слушай, - говорят ей. - Ну ты же выходила замуж и прекрасно видела, куда ты идешь. Тебя никто не обманывал, золотых гор не обещал. Ты знала, что жить придется вот в этой... гмм... "нехорошей квартире".

- Так мне не до золотых гор было. Я ж беременная была.

- Гм. Ну давай отмотаем еще на полгода назад, когда ты еще беременная не была.

- Тебя послушать - так что, семью не создавать, детей не рожать, пока квартиру не купишь? Я, может, это жилье только к пенсии ближе заимею. А жить когда?

- Снимать можно. Ипотеку взять.

- Дааа, тебе легко говорить. Ты представляешь, сколько это стоит - снимать?... А ипотека? Это же кабала на всю жизнь...

Разговор начинает ходить по кругу...

На следующий день на площадку с ребенком выходит заплаканная свекровь. Сидя на лавочке у песочницы, она украдкой вытирает глаза, потом пьет какие-то таблетки, достав их из сумки и запивая детским соком из трубочки.

- ...Я вот только одного не могу понять, - говорит она, всхлипывая, - Что мне нужно сделать, чтоб в семье наконец воцарился мир? Уйти умирать в тайгу, чтоб молодым место было?.. Ведь, кажется, все делаю, как к родной дочери отношусь, с ребенком сижу, и все не так. Ну вот скажите мне, в чем, в чем я не права?..

- Да не права в том, что пустила к себе! - тут же высказывают свое мнение дворовые независимые эксперты. - Сразу надо было сказать - как хотите, дескать, а у нас негде... А теперь, конечно, не выгонишь...

- Ну как я могла не пустить. Своего сына не пустить? Да и невестку... Она уже беременная была... Куда я их отправлю? С ребенком по чужим углам?.. Что ж такое-то, а. Все ругаемся, и никому жизни нет. Я уж думаю, священника, что ли, позвать - пусть квартиру освятит. Может, после этого что-то наладится? Как думаете? Может, все проблемы от того, что квартира "нехорошая"?

- Ну... Может и наладится, а что. По крайней мере, хуже-то точно не будет... – осторожно соглашаются женщины на детской площадке .

Не знаю, честно говоря, приглашали они священника или нет, но жизнь семьи из «нехорошей квартиры» идет своим чередом – со слезами, скандалами и непонятными, необъяснимыми вспышками агрессии на ровном месте. Невестка беременна во второй раз, у дочери появился бойфренд, мальчик из Рязани, который учится в одном из московских вузов, и дело, судя по всему, к свадьбе. А подросший внучек слезно умоляет купить «хоть вот таку-у-усенькую собачку»…