2018-02-21T21:57:09+03:00

Лазурный Берег по-русски: Князь Монако аплодировал Заре и Марку Тишману

Наш корреспондент Дарья Завгородняя , приняв обличье светской львицы, отправилась жуировать жизнью на Лазурном Берегу [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments57
Изменить размер текста:

(начало приключений: Лазурный Берег по-русски: Наши олигархи ходят в spa за 50 тыс. евро) В Ницце мое общение протекало на таком международном уровне, от которого я слегка очумела. Забыла слово «Даша». И затосковала по русскому духу. В Каннах русский дух не заставил себя долго ждать: - Б...ь, шо ж ты тупая такая! Вот такие родные звуки огласили набережную Круазетт. Блондинка в красивом пляжном платье обращается к малюсенькой девочке лет четырех. Уж и не припомню, когда в Москве так блистали красноречием. Признав во мне соотечественницу, обе смутились и деловито зашагали в сторону Дворца фестивалей. В общем, Канны - совсем другое дело, чем Ницца. Здесь русским кажется, что они такие на набережной одни. И их никто не понимает... Золотые метры С одним скромным обладателем каннской халупки из шести комнат я познакомилась на русском фестивале. - А чего в Ницце не купили? - любопытствую со знанием дела. - В Ницце?.. Зачем в Ницце, - озадаченно смотрит мой собеседник и отодвигается. - Ну, традиция там... Чехов «Три сестры» писал, Гоголь, Бунин тоже что-то такое, наверно, создали... Может, и создали, но это дело прошлое. Теперь Ницца - устарелый медвежий угол. От Чехова там - одна мемориальная доска. А все главные фестивали в Каннах гуляют. Монако - тоже место довольно модное. Но они там дерут три цены. Причем домишко не везде купишь. У моря в Монте-Карло, например, жильем владеет сам князь Альбер через управляющую компанию. Нанимать квартиру - пожалуйста, купить - пардон, самим мало. Канны - недорого и в клеточку, все для людей. Для таких, у которых завалялась пара-тройка миллионов евро. Самые мощные миллионщики засели в Сен-Тропе и особенно в Сен-Жан-Кап-Ферра. Полюбился им этот Сен-Жан, сил нет! Кто бухтит, что в Москве жилье дорого, даю цифры: квадратный метр на улице Шмен де Сент-Оспис в Кап-Ферра продают за 100 тысяч евро. Дороже только в Монако. И ничего. Не слишком торгуются. Виллы по 100 миллионов расходятся бойко, как у нас «норковые» шубенки китайской сборки. Знакомый продавец лазурных хижин рассказал мне, что для нерусских покупателей важнее всего планировка. Наши же обожают виды природы из окна, а на планировку смотрят широким взором: если чего не понравится - разрушим и наш новый мир построим. Причем некоторые пытаются благоустроить не только свои, но и прилегающие территории. Однако французские законы, как правило, не совпадают с русскими национальными обычаями. О том, как наши плутократы разлагают французских должностных лиц, ходят легенды.

На приеме: певица Лада Дэнс, коллекционер Надежда Мартынова с сыном Колей, писатель Елена Жоли, бизнес-леди Люция. Фото автора

На приеме: певица Лада Дэнс, коллекционер Надежда Мартынова с сыном Колей, писатель Елена Жоли, бизнес-леди Люция. Фото автора

Вот вам, например, такая сплетня. Роман Абрамович купил виллу на Сан-Барте - французском острове в Карибском море. В живописной бухточке. И сразу образовалось досадное недоразумение: бухта оказалась слишком мелкой для новой яхты олигарха. Не лезет, в общем, яхта в бухту. Скорее всего, это та самая могучая единица - «Эклипс», - которая всего на сто метров короче «Титаника». «Титаник» - 268 метров длиной, а «Эклипс» - почти 170. И местное море ей мелковато. Роман Аркадьевич, видимо, в своей робкой манере попросил углубить бухту. И вместе с тем для углубления своей любви к Сан-Барту он отгрохал там бассейн и спортклуб. Но местный мэр так и не дал разрешения на раскопки бухты. Как мы увидим ниже, правильно сделал. Дальновидный мэр оказался. С тонким чувством самосохранения. На Лазурном Берегу тоже вовсю бушует ураган «перестройки». И некоторых уже сбивает с ног. Одному олигарху в Кап-Ферра страсть как захотелось прилепить к своему домику дополнительный этажик. А по местному уложению ни одно здание не должно превышать береговой маяк. Вилла олигарха, конечно, грозила его превысить. И тогда мэр города Рене Вестри решительно запретил работы! В ответ бедный олигарх достроил этот дурацкий маяк. Нате, глядите, какая высота. Не маяк, а Эйфелева башня. И все равно у него ничего не вышло с виллой. Мэр не дрогнул. Впрочем, это все стряслось несколько лет назад и быльем поросло. Теперь Рене Вестри судят за неизвестные 400 тысяч евро, обнаруженные на его счетах. Причем мэр соседнего городка Босолей уже сидит по подозрению в коррупции. - Ах, знали бы вы, Дарья, какой очаровательный человек мсье Вестри! - восклицают жители Кап-Ферра. - Неужто его посадят?! Какая жалость! И все сходятся во мнении, что очаровательный Вестри оказался в слишком опасной близости от русских олигархов. Маяк-то, может, отстоял, но в принципе довольно трудно сохранять независимую мину, когда тебе то и дело суют в карман пухлый конвертик. А русские - большие любители этих игр, безопасных в России, но губительных за ее пределами. Что русскому как с гуся вода, то французу - небо в клеточку.

По Круазетт всегда едет что-нибудь прекрасное...

По Круазетт всегда едет что-нибудь прекрасное...

Русская ночь в Каннах: Азнавур получил орден В тот же вечер на русском фестивале я встретилась с моей покровительницей Еленой Жоли. В кудрях и на высоченных каблуках, завершающих ее стройные ноги, она по дороге ко мне очаровала мэра Павловска, каких-то еще солидных господ и увлекла меня в сторону: - Мы с Надеждой достали тебе приглашение на завтра. На русскую ночь. Собирайся. - Да мне только подпоясаться, - отвечаю. Русская ночь, конечно, на ночь мало похожа. Дворец фестивалей плывет в огнях и в звуках музыки. Юные барабанщицы в плюмажах, скоморохи, публика. Надежда, наш компас земной, появляется в компании своих блестящих друзей. Одна из подружек - батюшки! - певица Лада Дэнс. Лада сейчас концертов не дает. Она совсем решила утвердиться на деловом поприще. Развивает свое агентство по элитной прислуге «Безупречный персонал». Поет только для друзей в караоке. Хотя все друзья едины во мнении: хватит ей по караоке прятаться. Автор этих строк смогла убедиться в справедливости этого мнения несколько часов спустя, когда наша шумная компания переместилась в Монако - в караоке-бар «Пасифик». Но не будем опережать события. Пока я вслед за всеми ступаю на красную дорожку. Как известно, нехорошая слава у этой дорожки: то Николь Кидман бретельку уронит, то Джулия Робертс туфлю потеряет, то Сандра Баллок ногу подвернет. Скажу честно: ступеньки высокие. Очень недалеко до травматизма. Можно и носом тюкнуться. Как бедные артистки в своих узких платьях там лезут - вообще непонятно. Но у меня как-то обошлось.

Салюты в Каннах - дело привычное.

Салюты в Каннах - дело привычное.

В зале за обильными столами сидят такие знатные персоны, что аж глазам больно. Кто-то, похожий на Алишера Усманова, кто-то, похожий на Павла Астахова, кто-то, похожий на Сергея Пугачева. Дальше даже страшно продолжать. Ирина Хакамада ласково улыбается среди этого ослепительного парада смокингов. «Привет», - говорит. Когда-то я брала у нее интервью. Ирина отдыхает на Cote d'Azur с семьей и вот ходит на вечеринки. Вижу за столиками певца Шарля Азнавура, невесту князя Монако Шарлин Уиттсток, самого князя Альбера. Рядом разместился Никита Михалков с супругой, Валентин Юдашкин с женой Мариной. Я сижу неподалеку в обществе художника Георгия Шишкина. Георгий не лыком шит. Он завсегдатай Christie's. В смысле не он, а его работы. Полотна Георгия метут с этого «Кристис» за 25 - 30 тысяч евро. В итоге он живет в Париже и в Монте-Карло с женой Татьяной. Может себе позволить. В отличие от своего исторического однофамильца пишет Георгий не леса. На одних лесах сегодня не въедешь в роскошные гостиные. Надо брать объекты покрупней. У Георгия есть цикл «Русские сны», например. Не сны, а загляденье. Такие тоненькие дамские головки в кокошниках. Ну и, конечно, портреты. Георгий написал князя Монако, Смоктуновского, Жерара Депардье, прекрасную Елену Жоли, конечно. Елена дружит с самыми очаровательными людьми во Франции. Только познакомишься с приятным человеком - тут же выясняется, что это приятель нашей Елены... Я сижу и мечтаю, чтобы Шишкин и меня как-нибудь изобразил в пастельных тонах. Поскольку я не Смоктуновский, готова надеть кокошник ради такого дела. Как и подобает богеме, мы оба слегка голодные. На столе разложены пирожки и закуски. Но никто не притрагивается. Я первая решаюсь растопить лед приличий. - Думаю, мужчина может себе позволить поесть, - говорю и алчно вгрызаюсь в пирожок, хоть я и не мужчина. Георгий тоже берет пирожок. Он благодарен. На сцену вышел Шарль Азнавур под фонограмму своих легендарных песен. Он сказал речь про дружбу народов, трогательно принял орден «За выдающийся вклад в укрепление культурных связей между Россией и Францией». Вклад вкладом. А петь не стал. Говорят, Азнавур никогда не поет в сборных концертах. Только на сольные соглашается. У французских собственная гордость. Вместо Азнавура песню «Вечная любовь» исполнил молодой русский артист.

Художник Георгий Шишкин с женой Татьяной.

Художник Георгий Шишкин с женой Татьяной.

Французы возмутились: - Ничего себе - Азнавур! Вышел и давай рацеи разводить! Русский паренек за него почему-то должен отдуваться! Какой хороший мальчик! А этот - старый нахал! Вклад у него, ага! Знаем мы его вклады. Жадный просто. Что-то не слишком обожают Азнавура его соотечественники. На сцену вышли молодые артисты Мариинского театра, и гости воспрянули духом. Повсюду вино зажурчало по бокалам, захрустели закуски. Торжественный ужин пошел своим чередом. Мы неторопливо беседуем. Чета Шишкиных изящно тянет по бокалу вина весь вечер. Автор этих строк решила сделать изысканный комплимент: - Да, господа, с вами в лоскуты не надерешься. - О, я очень мало пью. Водку совсем редко, - оживился Георгий. - Ну это вы зря. Надо себя заставлять. Великие художники - сплошь алкоголики. - А вот и не сплошь! Пикассо не был алкоголиком. Далее последовал изрядный перечень великих неалкоголиков, на который у меня не нашлось возражений. - Даша, вы напрасно курите. Когда я писал Жана Маре, он без конца курил. Так и позировал - с пачкой и пепельницей! Мы закончили работу. А вскоре он умер. Ему было только 83 года...

Портрет Елены Жоли кисти Георгия Шишкина.

Портрет Елены Жоли кисти Георгия Шишкина.

- Какая преждевременная кончина! - Он рассказал мне, что начал курить оттого, что у него был слишком высокий голос. - Невероятно! Я тоже стала курить, чтобы голос был не такой писклявый. У нас много общего с Жаном Маре. В разговор вступает французская дама, наша соседка за столом. - А мне уже 85, - говорит она и любуется нашим удивлением. - Не поверю! Больше 75 и не дашь! - Я приложила немало усилий. Всю жизнь проработала врачом-акушером. Когда спасаешь две жизни - маму и ребенка, - это подпитывает положительной энергией... Вот такая гуманитарная старушечка. - А где живете? - говорю. - Я 37 лет прожила в Париже, а последние 9 лет - в Каннах. - Морской воздух творит чудеса, - отвечаю. И про себя думаю, что следующие 50 лет надо почаще бывать в Париже и в Каннах. Акушерка тоже может пригодиться. А здесь как раз такие благородные медики. А был ли десерт? ...Другой мой сосед, мсье Жан Жак, - архитектор-дизайнер. Он оформлял интерьер для какого-то банкира из России. Вообще о своих русских клиентах французы трепаться не любят. Их клиенты всегда «хорошие». Но в целом про «русскую мафию» - излюбленная тема у французов. Слово «олигархи» они еще не очень освоили. Французский язык консервативен. - В русской церкви Михаила архангела (в Каннах. - Авт.) поругались два русских господина. Один другого грозился закатать в бетон. Он что, в самом деле может закатать в бетон? - спрашивает мсье Жан Жак моего экспертного мнения. - Наверно, это все-таки метафора, - отвечаю, - хотя, вы говорите, на Лазурном Берегу все время кто-нибудь что-нибудь строит... Когда вышел Марк Тишман, все окончательно оттаяли. Князь с невестой благосклонно поаплодировали. Певицу Зару тоже приняли с симпатией. Я взялась было переводить французским соседям по столу содержание Зариных душевных излияний, но те меня осадили: «Удивительно! Наши все то же самое поют». Под песню насчет того, какая «любовь-красавица» «у нас с тобою получается», князь Монако с невестой вкушали куру с креветками. И даже выпили вина. Получалось это у них превосходно. Потом состоялся фейерверк на набережной, и публика повалила на балкон. А после песни «Девочка в платьице белом» княжеская чета любезно откланялась. Местные немедля принялись обсуждать это незаурядное событие. «Чего это они ушли? Они десерт ели вообще? Это не по протоколу!» - шушукались гости. По протоколу надо досидеть до десерта. Не досидел - нарушение. Я списала все на слишком тонкий монарший слух, не приспособленный к лучшим достижениям российской эстрадной песни. На следующий день в газете «Утро Ниццы» о раннем уходе князя не было ни слова. Видимо, он все-таки съел десерт. О том, как Лада Дэнс очаровала хозяина самого крутого караоке-клуба в Монако, а автор этих строк поступила на работу в бутик на Круазетт, читайте в следующем номере.

"Русская ночь" в Каннах.Корреспондент Дарья ЗАВГОРОДНЯЯ влилась в сливки общества, отдыхающие на Лазурном Берегу.Антонина ПАНОВА, Дарья ЗАВГОРОДНЯЯ

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также