Происшествия

Кто стоит за терактом: «Ногайский батальон» или чеченско-дагестанское бандподполье?

След трагедии в «Домодедово» пока представляется исключительно северокавказским

- Не исключено, что следы в Москву идут от одной из экстремистских группировок, входящих в бандподполье так называемого кавказского имамата, - рассказал «КП» источник в спецслужбах юга России. - Почерк тот же, что и во время терактов в столичном метро в марте прошлого года. Как и тогда, взрыв был устроен в многолюдном месте в час пик. Судя по всему, использовался тот же тип взрывчатого вещества. Дагестанских версий две. Первая - месть за события на Манежной площади в Москве, где националисты устроили погромы с антикавказскими лозунгами. Вторая версия серьезнее. Теракт могли устроить как месть за уничтожение в Дагестане и Ингушетии лидеров имамата Кавказ. После теракта в «Домодедово» спецслужбы в этих республиках поспешили заявить, что значимых фигур из стана боевиков в последнее время тут уничтожено не было. Тем не менее в Дагестане накануне Нового года спецслужбы вышли на группу во главе с амиром Махачкалы Магомедом Шейховым, он возглавил подполье 3 месяца назад. В результате спецопераций были уничтожены 8 боевиков в Махачкале и 4 - в Дербенте (но сам Шейхов смог уйти). - Только в январе в Дагестане удалось провести три продуктивные спецоперации, - отметил источник. - 5 января в Хасавюрте уничтожены четверо боевиков во главе с Русланом Макавовым. Затем 12 января в Буйнакском районе были убиты еще трое бандитов. И наконец 22 января в Кизлярском районе удалось нейтрализовать еще троих, в том числе и лидера кизлярской группы Пахрудина Гаджиева, который организовал в 2010 году два подрыва смертников. Мартовскому теракту в прошлом году тоже предшествовали контртеррористические операции, в ходе которых боевики лишились своих идеологов: Саида Бурятского и Анзора Астемирова. Чеченский след просматривается более четко. 4 января в Волгограде была задержана чеченка Зейнат Суюнова. Именно ее считают причастной к взрыву на окраине Москвы, когда 31 декабря на съемной квартире погибла женщина - уроженка Дагестана, жена одного из убитых боевиков. Вероятно, теракт готовился накануне Нового года, но смертница неосторожно действовала со взрывным устройством и подорвалась сама. В столицу ее доставили именно Зейнат Суюнова с мужем. Но вполне вероятно, потенциальных смертниц и смертников было больше. Оперативникам было известно как минимум о троих «диверсантах» из Чечни, приехавших для совершения теракта в Москве. - Теракт в «Домодедово» мог быть совершен резервной группой, отправленной параллельно с той, что провалила задание из-за самоподрыва. Эта группа могла выжидать в Москве, пока не была дана команда действовать, - выдает одну из рабочих версий источник. Еще одна версия - причастность к теракту «ногайского батальона». Эта ваххабитская организация в Ставропольском крае была разгромлена еще в октябре 2010 года. После того как «ногайцы» в августе устроили взрыв в кафе Пятигорска (пострадали более 30 человек), спецслужбы устроили за ними настоящую охоту. Была уничтожена основная часть банды, однако несколько уцелевших боевиков «ногайского батальона», по некоторым данным, отправились в Москву для подготовки терактов. В том числе с использованием женщин-смертниц.

Сергей Степашин, председатель Счетной палаты РФ: «Обязательно проверим, как расходуются средства на безопасность в аэропортах и на вокзалах» Контрольные мероприятия проведут по всей стране В пятницу коллегия Счетной палаты РФ утвердит график проверок всех аэропортов и железнодорожных вокзалов России на предмет, как здесь используются бюджетные средства, выделенные на обеспечение безопасности. Подробности «КП» узнала у главы этого контрольного ведомства... - Сергей Вадимович, до теракта такие проверки не планировались, а сейчас вдруг спешно... - Мы проводили два года назад такую проверку. Но тогда мы изучали только вопросы финансирования правоохранительных органов. Сегодня ставим вопрос шире: как расходуются средства, выделенные на организацию безопасности в аэропортах и на вокзалах, железнодорожных узлах. Посмотрим гражданские министерства и ведомства - те, которые за это отвечают, в том числе Минтранс. Сейчас, после теракта в «Домодедово», возникла ситуация, когда некоторые ведомства и предприятия перекладывают ответственность за случившееся друг на друга. Мы в эти вопросы не вмешиваемся, но посмотрим, как в этом плане работали, работают и чего еще недостает исполнительным органам власти, подготовим свои предложения правительству Российской Федерации. Предварительно я с Владимиром Путиным все обсудил, он поддержал нашу инициативу. - Когда начнутся ваши проверки? - Думаю, через неделю приступим. Причем надо провести их достаточно выдержанно, спокойно. Мы проанализируем международный опыт финансового аудита этих вопросов. Здесь очень важны концептуальные серьезные выводы, а не только финансово-экономический анализ. Это как раз вопрос результативности использования бюджетных средств для безопасности граждан. - А когда мы узнаем о результатах проверок? - Гонку устраивать не будем. Я думаю, месяца три как минимум понадобится. Поскольку хотим посмотреть все регионы страны... Александр ГАМОВ КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ Алексей Волков, депутат Госдумы, член Комитета по безопасности: «Они выждали несколько месяцев» - После известных взрывов в метро были усилены и досмотр, и контроль, я сам несколько раз вылетал из аэропорта «Домодедово», и был реальный контроль - по 3 - 4 человека у каждого входа. Потом этот режим был снят. Скорее всего, не хватило физических сил, возможностей. Выждав несколько месяцев, эти сволочи опять совершили теракт. Мы быстро забываем прежние теракты. Олег Пантелеев, начальник аналитического отдела компании «Авиапорт»: «Досматривать тех, кто вызывает подозрение» - По уровню безопасности наши аэропорты ничуть не хуже зарубежных. Техники вполне достаточно. Но обеспечить безопасность на 100 процентов невозможно чисто физически. Как при таком потоке пассажиров, которые постоянно входят и выходят, досконально проверить всех? Если проводить на входе строгий досмотр, то аэропорт можно просто закрывать - он не справится с таким количеством пассажиров, встречающих и провожающих. Но снизить риск теракта можно - досматривать всех лиц, вызывающих подозрение. Для этого необходимо увеличить количество сотрудников спецслужб на входе и в залах. Геннадий Гудков, зампред Комитета Госдумы по безопасности, полковник КГБ в отставке: «Проблема - в тотальной коррупции» - Наши аэропорты почти 100-процентно безопасны с момента предполетной проверки. Иными словами, пронести бомбу на борт довольно проблематично. Здесь мы не хуже США и Европы. А перед полетом, получается, устроить взрыв легко. И не только у нас. Дело не в аэропорте: этот террорист мог легко взорвать себя на вокзале, в метро, на рынке - где угодно. - Но можно же установить рамки, проверять подозрительных! - Во всех местах массового скопления людей это физически нереально. Тогда у нас встанут поезда, не будет концертов, вообще никаких массовых мероприятий. - И что же делать? - Отлавливать смертников задолго до их появления в людном месте. Другое дело, что это очень сложно. Я недавно был в командировке на Кавказе, и очень компетентные люди из спецслужб мне рассказали, что там вовсю готовят смертников. Если раньше на этот процесс уходило 8 - 9 месяцев, то сейчас - две недели. Поэтому постоянные теракты на Кавказе, «Лубянка», «Парк культуры», теперь вот «Домодедово». - Неужели этот процесс нельзя остановить?! - Можно. Вся проблема в высоком уровне коррупции. За взятки у нас продается важная оперативная информация, отмазываются участники бандформирований...

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

ДОСЛОВНО «То, что произошло в «Домодедово», - это же страшный оскал греха, дикое искажение человеческой природы. Какое отношение имели невинные люди, жестоко убитые, к тем проблемам, которые убийцы желают решить?.. Нужно помнить: если мы живем вне Божьего Закона, если строим цивилизацию не по Божьему замыслу, мы все виновны в том, что происходит...» (Патриарх Московский и всея Руси Кирилл - на проповеди в храме Святой мученицы Татианы МГУ им. Ломоносова.)

Глава совета муфтиев России Равиль Гайнутдин.

Глава совета муфтиев России Равиль Гайнутдин.

«Виновникам этого теракта - заказчикам и исполнителям - мы напоминаем предостережение Всевышнего, запечатленное в Коране: «Тот, кто умышленно принесет смерть, его последним местом будет геенна огненная» (4:94). Исполнителей этого злодеяния, всех, кто несет гибель и творит зло, настигнет заслуженная кара Всевышнего Аллаха!» (Глава совета муфтиев России Равиль Гайнутдин.)

А В ЭТО ВРЕМЯ В столичных больницах остаются 11 иностранцев Сейчас в московских больницах находятся 11 пострадавших при теракте иностранных граждан. Как сообщила заместитель мэра Москвы по вопросам образования и здравоохранения Ольга Голодец, трое из них попросили отправить их в Европейский медицинский центр. По данным МЧС на 25 января, жертвами теракта стали граждане Киргизии (2 человека), Германии, Великобритании, Австрии, Украины, Таджикистана и Узбекистана. В посольстве Великобритании в Москве «КП» пояснили, что фигурировавший ранее в списках второй погибший из Англии не был британским подданным. В больницах остаются граждане Таджикистана (3), Нигерии (2), Сербии, Словакии (актриса Зузана Фиалова), Германии, Молдавии, Франции, Италии, Узбекистана. Елена ЧИНКОВА

Такими знаками, которыми расцвечены наши аэропорты, террористов вряд ли остановишь. И уж тем более не обеспечишь безопасность россиян.

Такими знаками, которыми расцвечены наши аэропорты, террористов вряд ли остановишь. И уж тем более не обеспечишь безопасность россиян.

Фото: Олег РУКАВИЦЫН

Если завтра война Все, на что мы способны сейчас, - ликвидировать последствия и организаторов уже свершившихся терактов Банальная истина, что это дурак учится на своих ошибках, а умный - на чужих, к нам в России неприменима. Хотя бы по той простой причине, что мы не учимся даже на своих. Опять теракт, опять жертвы и опять все та же реакция компетентных структур и органов власти. Раньше мои знакомые удивлялись, почему я так охотно летаю туда, где, например, как в Иркутске, случилось крушение самолета. Не страшно ли, дескать, после того самого? Не страшно. Поскольку я вырос в этой стране, знаю ее, а потому уверен: самый безопасный, например, аэропорт - именно тот, где недавно что-то уже случилось. Полыхнуть может где угодно, только не там. Потому что в этом месте после ЧП все службы работают образцово и предпочтут перестраховаться, чем допустят хоть малейший авось. Месяц, полтора, а то и все три. А потом все войдет в обычное разгильдяйское русло. И нет сейчас на всей территории России аэропорта более безопасного, чем «Домодедово». В течение ближайшего квартала... А теперь давайте посмотрим, что происходит сейчас. Повышенные меры безопасности приняты в аэропортах по всей России. Усилен режим безопасности на железнодорожных узлах. Мы идем по рельсам, на которые нас поставили террористы. Но вероятность повтора теракта именно в подобном месте меньше, чем в другом. Хотя бы по той причине, что они прекрасно понимают: на данных объектах будут повышены меры безопасности. Но есть еще, к примеру, школы, театры, торговые центры, электростанции, пункты водораспределения, метро и так далее. Не счесть алмазов, как говорится... Было бы желание. Но у нас с упорством маньяка пообещали за неделю проверить все аэропорты страны. Я уже сейчас могу предсказать результаты проверки. Все будет о кей. Везде все есть и исполняется как положено. После теракта все сами стали очень дисциплинированными. Как было до, никто не знает, а машину времени для проверяльщиков не изобрели. Главный вопрос, на который надо сейчас ответить всем, кто имеет хоть какое-то отношение к обеспечению безопасности: что делать дальше, чтобы минимизировать потенциальный ущерб от подобных вылазок террористов в условиях войны, которая не объявлена, но ведется против нашей страны? И здесь, на мой взгляд, надо перестраиваться для решения этих задач и государству, и бизнесу. Как можно остановить смертника, который идет на задание уже с бомбой? Чтобы он не взорвал себя в самолете, его отлавливают при прохождении контроля. А он взрывается там, и тоже среди людей. Поставили рамки на входе в аэропорт - и что? Это, господа, не панацея. Просто концентрация потенциальных мишеней (толпа) не исчезла, а переместилась географически, к входу в аэропорт. Подходи взрывай до входа. Проверять на выходе из аэроэкспресса? Так взорвут аэроэкспресс. Или на входе в вокзал. Первое. Общеизвестно, что во всем мире террористов стараются обезвредить не в ходе исполнения акта, не на подходе, а при приготовлении к нему. И ключевое слово здесь - «агентура». Стоявший у истоков отечественного антитеррора Сергей Гончаров, президент Ассоциации ветеранов легендарной группы «Альфа», в понедельник, отвечая на мой вопрос в эфире радио «КП» (FM 97,2), отметил, что нынешние возможности спецслужб по сравнению с КГБ, мягко говоря, оставляют желать лучшего. И что создание агентуры необходимого качества - вопрос не одного года. Так что больших успехов в ближайшее время здесь ждать не стоит. Впрочем, это вовсе не означает, что работу в этом направлении можно пустить на самотек. Наоборот, если признать, что простые решения вроде жесткого подавления любого инакомыслия вплоть, и преимущественно, до уничтожения его носителя или умасливание взрывоопасных регионов деньгами из центра не дают результатов (в силу все той же местной коррупции до населения мало что доходит), становится ясно, что угроза терроризма не будет быстро ликвидирована. И агентура здесь потребуется всегда. А значит, приоритет у ФСБ в работе на Северном Кавказе должен быть тут. Второе. Пора перейти к практике персональной ответственности не на словах, а на деле. Спецслужбы по результатам расследования терактов должны публично отчитываться, кто из сотрудников каких ведомств проверял людей на предмет принадлежности к террористам на пути следования к месту взрыва, кто владел информацией о готовящемся теракте, кто не предпринял должных мер. И санкции, начиная от увольнения и вплоть до следствия и судебного преследования, надо применять не только к тем, кто сам способствовал, но и к их начальникам. Мы все знаем, что милиционера, проведшего террористок без досмотра на Ту-134 и Ту-154 в том же «Домодедово» в 2004-м, посадили. А как наказали его руководство? Третье. Очевидно, что вопрос о реформе МВД является гораздо более глубоким, чем думалось поначалу, а потому необходимо отказаться от спешки в этом деле. Что надо проверить сейчас той же прокуратуре, так это не аэропорты, а кого и как сократили в МВД в течение последнего года в ходе реформ. Где и на сколько уменьшилось количество тех сотрудников, которые работают «на земле», в ППСМ, участковых, в розыске? Четвертое. Мы живем не в СССР, где за все отвечало государство. У нас теперь, куда ни плюнь, то ООО, то ОАО. Главенствующим показателем стала коммерческая эффективность. Место производственников у руля заняли финансисты. А в результате мы имеем катастрофу на Саяно-Шушенской ГЭС, катастрофу на шахте «Распадская», еще десятки и сотни малых и побольше аварий и катастроф с общим ущербом в сотни миллиардов рублей и сотни человеческих жизней. Доминирует прибыль, и не осуществляется ремонт, выводятся из строя датчики загазованности, уменьшается численность службы безопасности аэропорта, вместо видеокамер устанавливаются дешевые муляжи, сокращаются подразделения, обеспечивающие безопасность водозаборов. Остается только удивляться тому, что террористы в изменившихся условиях не дошли еще до таких объектов. Но не стоит себя обманывать - дойдут. А ведь с государства никто не снимал права регулировать правила, по которым все обязаны работать. И оно должно потребовать от всех, вне зависимости от формы собственности, безопасности производства и обеспечения защищенности объектов. А кто не удовлетворяет этим требованиям, пусть просто уйдет. Оригинальных рецептов я не придумаю. Извините, не спец. Да и спецам надо не одну неделю репу чесать, чтобы найти новое эффективное средство для борьбы с террором. Но это - а именно, разработать современную и действующую стратегию (концепцию) борьбы с террором - делать просто необходимо. Потому что очевидно - старые рецепты не работают. И если нынешние правила не изменятся, то мы так и останемся обречены не упреждать действия, а разгребать завалы из стен и трупов и ликвидировать последствия. А еще ликвидировать организаторов терактов. Право слово, для погибших это слабое утешение. Александр ГРИШИН

За порядком следили всего 9 милиционеров А должно быть 18! Согласно «Ведомости расстановки», которую следователи изъяли в ЛОВД аэропорта «Домодедово», охранять воздушную гавань должны были 18 сотрудников милиции. Однако реально их было всего 9. - Эта ведомость утверждается каждый день во время так называемого развода личного состава, когда определяется, кому из сотрудников и где предстоит дежурить в свою смену, - сообщил «КП» источник в следственных органах. - И согласно разнарядке в аэропорт должны были отправиться 18 милиционеров. Однако в «Ведомости расстановки» реально значилось всего девять фамилий. И сама расстановка выглядела крайне удивительно: на первом этаже «Домодедово» дежурил всего... один (!) сотрудник милиции. А КАК У НИХ? За рубежом аэропорты тоже «проходные дворы» Единственное исключение - Израиль США В нью-йоркских аэропортах JFK, La Guardia и Newark прилетевшие пассажиры, как и у нас, выходят в зал к толпе встречающих. Как правило, такие залы представляют собой изолированные помещения, где посторонним делать нечего. Но на входе туда досмотр и контроль не производятся. Израиль В тель-авивском международном аэропорту им. Бен-Гуриона контроль всех его посетителей начинается еще на подъезде к аэровокзалу. Сотрудники служб безопасности останавливают каждый автомобиль. Всех тех, кто вызвал хоть малейшее подозрение, подвергают тщательному досмотру. На входе во все залы аэропорта, включая зал прилета, - вооруженные охранники и металлодетекторы. Великобритания В здания всех пяти терминалов лондонского аэропорта «Хитроу» каждый может попасть беспрепятственно, металлоискателей и пунктов проверки багажа нет. Лишь после регистрации пассажиры проходят через «рамку», а их ручная кладь - через рентген. Людей иногда просят снимать обувь. Этим практически меры безопасности и ограничиваются. Италия Недавно итальянские тележурналисты со скрытой камерой наведались в международный аэропорт Милана. Они преспокойно вошли в здание аэровокзала, выбрались на поле (!) и вернулись назад. В римском аэропорту «Леонардо да Винчи» все входы абсолютно свободны, и в зону прилета может пройти кто угодно. Есть много видеокамер, но (об этом часто говорят) далеко не все из них исправны. Франция На входах в парижский аэропорт им. Шарля де Голля никаких досмотров пассажиров или провожающих не предусмотрено. Не говоря уже о зоне прилета, куда можно совершенно спокойно подняться из подземного паркинга, не встретив ни полицейских, ни служащих аэропорта. Алексей ВОЛОДИХИН ВОПРОС ДНЯ Почему мы так быстро забываем уроки прошлых терактов? Юнус-Бек ЕВКУРОВ, президент Ингушетии (пережил покушение в июне 2009 г.): - Я не думаю, что забываем уроки. Даже техника не может работать постоянно в предельном режиме, а люди тем более. Да и террористы ищут все новые лазейки. Другое дело, что систему мер борьбы с терроризмом нужно все время дополнять, совершенствовать - с учетом наших трагедий и мирового опыта. Геннадий ЗАЙЦЕВ, бывший командир «Альфы» (неоднократно обезвреживал террористов): - Я назову банальные причины: расхлябанность, отсутствие дисциплины у тех, кто отвечает за безопасность людей. Полгода держат оборону. А потом смотрят вполглаза, работают спустя рукава. Иосиф КОБЗОН, певец (вел переговоры с террористами на Дубровке в октябре 2002 г.): - Потому что теракты остаются безнаказанными. Мы обезвредили всех захватчиков «Норд-Оста», но не знаем, кто организовал тот теракт. Вчера мы с коллегами задавали друг другу вопрос: «Кого накажут за «Домодедово»?» И сошлись во мнении: «Никого». Михаил ВЕЛЛЕР, писатель: - К сожалению, причины, по которым террористы-смертники убивают людей, не обнародуются. Но очевидно, что, пока на Северном Кавказе не наступит мир, теракты будут продолжаться. Ирина ХАКАМАДА, политик: - Нет личной ответственности представителей властей и силовых структур за происходящее. Рвануло - все засуетились. Прошло время - и забыли. Машина есть, но не работает, понимаете? Сергей МИТРОХИН, лидер партии «Яблоко»: - Деятельность спецслужб совершенно непрозрачна. Они не подотчетны обществу. Реально они борются с терроризмом или делают вид, мы просто не знаем. После теракта в метро в прошлом году никого не посадили. Зато нам рассказали, что кого-то там уничтожили в горах. Можно ли этому верить? Аркадий БАСКАЕВ, член Комитета Госдумы по безопасности: - На Северном Кавказе царят коррупция, безработица и преступность. А значит, есть социальная база для терроризма. И пока мы жизнь на Кавказе не улучшим, террористы будут атаковать. Дмитрий КЛЕВЦОВ, психолог: - Мы находимся в состоянии войны. Как, например, Израиль, который ежечасно борется с террористической угрозой. Но внутренне мы не признаем военное положение. Поэтому не в тонусе. Ксанка, читательница сайта KP.RU: - Потому что кругом пофигизм! Там люди погибли, а по телику - радостная реклама, передачки веселые-бестолковые. Сергей, слушатель радио «КП»: - Потому что наши чиновники в аэропортах проходят через VIP-залы, а не вместе с остальными пассажирами.