Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+5°
В мире4 февраля 2011 4:35

Египет: «Труд и порядок исчезли. Есть лишь толпа»

«Пятница ухода», назначенная на 4 февраля, может стать одной из самых кровавых за все время бунта. На месте событий работает специальный корреспондент «КП» Дарья Асламова

"Труд и порядок исчезли. Есть лишь толпа" Из Каира, охваченного беспорядками, передает наш спецкор Дарья Асламова: Революционный Каир. Элегантный пустой самолет из Вены касается полосы, но десять унылых пассажиров даже не аплодируют. Чему тут радоваться? В салоне – победные вальсы Штрауса и австрийские булочки, за окном – желтая, песчаная земля и мертвый аэропорт. Моих попутчиков быстро разбирают родственники, и я остаюсь совершенно одна в зале прилета. «Куда вы? – кричит мне вслед представитель австрийских авиалиний. – В город – нельзя, убьют, ночуйте здесь». Меня тут же облепляет толпа наглых таксистов. Они хватают мои вещи, что-то кричат и готовы рвать меня на куски. Еще бы, единственный клиент! В отчаянии я вцепляюсь в двух толстых мужиков с табличками «секьюрити». «Ребята! Я тут одна, запомните меня. Кто из таксистов надежный?» «Не бойся, - говорит мужик с «пивным» животиком. – Мы и фамилию твою запишем, и в такси посадим». «Секьюрити» отгоняют наглецов и выбирают самых благонадежных. «Главное, не высовывай голову, - твердят они мне вслед. – Прячься в глубине машины. И, ради Бога, не останавливайся». Аэропорт со всех сторон окружен танками и армией. А дальше – дорога в никуда. Труд и порядок исчезли. Полиции нет, полиция спряталась. Есть лишь беспорядочная толпа, легко освободившаяся от пут дисциплины и условностей. На огромном мосту через Нил машина встает в пробке. Двери распахиваются, и люди с разбойничьими рожами и дубинками в руках лезут прямо в мое такси. Я в ужасе кричу и крепко прижимаю к себе драгоценную сумку с деньгами и документами. Чего хотят эти люди? Они кричат на таксиста, показывают на меня, потрясают каким-то списком и пытаются выпихнуть водителя из машины. Я наполовину высовываюсь из открытого окошка, рву на себе рубашку и истошно воплю: «На помощь! Кто-нибудь! Люди!» Несколько машин останавливаются, люди смотрят с любопытством, но не вмешиваются. Вокруг нас постепенно собирается толпа. Мне удается выпрыгнуть из машины, но меня силой усаживают обратно. Наконец, такси трогается, на переднем сиденье – главарь бандюков. Таксист смелеет и, по-видимому, набрасывается на него с упреками. Тот показывает на меня и что-то объясняет. Я рыдаю, размазывая по лицу косметику. Вдоль всего моста стоят группы людей с дубинками и листовками в руках. В районе Замалек бандит выходит и даже говорит мне «Sorry». В маленькой гостинице, спрятанной в последних этажах огромного здания, горят только свечи. Электричество выключили, чтоб не привлекать внимания с улицы. «Денег нет, - растерянно говорит хозяйка отеля, когда я прошу ее поменять деньги. – Ни у кого. Банкоматы стоят пустые, банки не работают. Еды тоже осталось на три дня. И последняя бутылка шампанского. В пятницу, День гнева, никто носа из отеля не высунет». Вечером в гостиничных коридорах я слышу топот. Открываю дверь и вижу своих коллег, убегающих с камерами в руках. «Что случилось?» «Полиция! Проверяет гостиницы и арестовывает иностранных журналистов, особенно, телевизионщиков». «Но за что?!» «А у тебя есть разрешение на работу? Ты по какой визе въехала?» «По туристической». «Значит, ты подлежишь аресту и депортации за незаконную работу». Толпу журналистов прячут у соседей, а меня хозяйка впихивает в огромную гостиную, сует в руки бокал с шампанским и шипит: «Не забудьте, что вы туристка». В гостиной, освещенной только свечами, только пожилая немецкая пара, увлекающаяся искусством Османской империи. Когда приходят серые люди в штатском, мы мирно выпиваем и беседуем об исламской керамике. Люди принюхиваются, молча рассматривают нас и уходят. Пронесло. Комендантский час уже вступил в силу, и со стороны площади Тахрир доносятся частые автоматные очереди. На моей собеседнице – вечерний(!) туалет и нитка неподдельного жемчуга. «Правда, все как в романах Агаты Кристи? – подмигивает мне веселая старушка. – Только убивают не в отелях, а на улицах». На журналистов в Каире начались настоящие облавы. Многие эксперты полагают, что сторонники Мубарака хотят таким образом избавиться от лишних свидетелей перед зачисткой улиц от революционеров. Фото: REUTERS «ПЯТНИЦА УХОДА» Египетский МИД ожидает новых «маршей гнева» после пятничной молитвы После пятничной молитвы 4 февраля в Египте ожидаются новые акции оппозиции, не теряющей надежды свергнуть президента Хосни Мубарака. Организаторы митинга, которые называют себя «Заря революции», уже объявили, что выведут на улицы около миллиона демонстрантов. Марши в Каире и других городах страны пройдут под лозунгом «Пятница отставки». Кроме того, они собираются устроить на площади Тахрир символические похороны всех, кто погиб в ходе беспорядков за последние десять дней (подробности). ОХОТА НА ЖУРНАЛИСТОВ Сторонники египетского президента, видимо, решили избить и похитить всех иностранных репортеров. Египетские власти в канун решающего сражения с мятежной оппозицией (сегодняшнюю пятницу манифестанты объявили «последним днем президента Мубарака») предпринимают судорожные попытки переломить ситуацию. Причем тем самым парадоксальным способом, который, впрочем, свойственен всем сатрапиям. Египетские власти устроили охоту за иностранными журналистами. По данным международная правозащитная организации "Репортеры без границ"", по меньшей мере 26 журналистов подверглись нападениям в Египте, 19 были арестованы или похищены, трое пропали без вести, один находится в коме. "Нападения, ограбления, незаконные аресты, самосуд... список нарушений в отношении журналистов со стороны сторонников президента (Хосни) Мубарака становится длиннее с каждым часом, и эти нарушения совершенно очевидно носят согласованный и систематический характер", - говорится заявлении правозащитников. "Это больше, чем цензура. Речь идет о том, чтобы избавиться от всех журналистов, работающих на иностранные СМИ - заявил генсек организации, и обвинил в этом высших представителей правительства Египта и предложил ввести против этой страны международные санкции. Избивают и похищают журналисты не только египетские силовики, но и манифестанты, верные правительству Трех греческих репортеров избили так, что двое из них попала в больницу. Один из этих журналистов рассказывает: Я находился на площади Тахрир (в центре Каира), где делал репортаж. По дороге в гостиницу меня "вычислили" сторонники президента Мубарака. Они принялись меня линчевать, били дубинкой по голове и ранили ножом в ногу". По словам репортеров народный гнев против представителей иностранной прессы вызван официальной пропагандой. Местные телеканалы утверждают, что события а Египте — следствие международного заговора, в котором участвует вся мировая пресса. В итоге сочувствующие Мубараку активисты проправительственных движений штурмуют каирские отели, где остановились иностранные журналисты. Их номера обыскивают: ищут и изымают видеокамеры, задержаны более двадцати репортёров (далее). Проехать по городу без десяти-двадцати проверок документов просто невозможно Смотрите фоторепортаж: Каир глазами корреспондентов "Комсомолки" Фото: Вадим ШЕРСТЕНИКИН Полностью хронику событий читайте здесь. КАРТИНКИ ДНЯ Типичный образ египетского революционера: на голове – кастрюля, в руках – камень

"Труд и порядок исчезли. Есть лишь толпа"

Из Каира, охваченного беспорядками, передает наш спецкор Дарья Асламова:

Революционный Каир. Элегантный пустой самолет из Вены касается полосы, но десять унылых пассажиров даже не аплодируют. Чему тут радоваться? В салоне – победные вальсы Штрауса и австрийские булочки, за окном – желтая, песчаная земля и мертвый аэропорт. Моих попутчиков быстро разбирают родственники, и я остаюсь совершенно одна в зале прилета. «Куда вы? – кричит мне вслед представитель австрийских авиалиний. – В город – нельзя, убьют, ночуйте здесь».

Меня тут же облепляет толпа наглых таксистов. Они хватают мои вещи, что-то кричат и готовы рвать меня на куски. Еще бы, единственный клиент! В отчаянии я вцепляюсь в двух толстых мужиков с табличками «секьюрити». «Ребята! Я тут одна, запомните меня. Кто из таксистов надежный?» «Не бойся, - говорит мужик с «пивным» животиком. – Мы и фамилию твою запишем, и в такси посадим». «Секьюрити» отгоняют наглецов и выбирают самых благонадежных. «Главное, не высовывай голову, - твердят они мне вслед. – Прячься в глубине машины. И, ради Бога, не останавливайся».

Аэропорт со всех сторон окружен танками и армией. А дальше – дорога в никуда. Труд и порядок исчезли. Полиции нет, полиция спряталась. Есть лишь беспорядочная толпа, легко освободившаяся от пут дисциплины и условностей. На огромном мосту через Нил машина встает в пробке. Двери распахиваются, и люди с разбойничьими рожами и дубинками в руках лезут прямо в мое такси.

Я в ужасе кричу и крепко прижимаю к себе драгоценную сумку с деньгами и документами. Чего хотят эти люди? Они кричат на таксиста, показывают на меня, потрясают каким-то списком и пытаются выпихнуть водителя из машины. Я наполовину высовываюсь из открытого окошка, рву на себе рубашку и истошно воплю: «На помощь! Кто-нибудь! Люди!» Несколько машин останавливаются, люди смотрят с любопытством, но не вмешиваются. Вокруг нас постепенно собирается толпа. Мне удается выпрыгнуть из машины, но меня силой усаживают обратно. Наконец, такси трогается, на переднем сиденье – главарь бандюков.

Таксист смелеет и, по-видимому, набрасывается на него с упреками. Тот показывает на меня и что-то объясняет. Я рыдаю, размазывая по лицу косметику. Вдоль всего моста стоят группы людей с дубинками и листовками в руках. В районе Замалек бандит выходит и даже говорит мне «Sorry».

В маленькой гостинице, спрятанной в последних этажах огромного здания, горят только свечи. Электричество выключили, чтоб не привлекать внимания с улицы. «Денег нет, - растерянно говорит хозяйка отеля, когда я прошу ее поменять деньги. – Ни у кого. Банкоматы стоят пустые, банки не работают. Еды тоже осталось на три дня. И последняя бутылка шампанского. В пятницу, День гнева, никто носа из отеля не высунет».

Вечером в гостиничных коридорах я слышу топот. Открываю дверь и вижу своих коллег, убегающих с камерами в руках. «Что случилось?» «Полиция! Проверяет гостиницы и арестовывает иностранных журналистов, особенно, телевизионщиков». «Но за что?!» «А у тебя есть разрешение на работу? Ты по какой визе въехала?» «По туристической». «Значит, ты подлежишь аресту и депортации за незаконную работу».

Толпу журналистов прячут у соседей, а меня хозяйка впихивает в огромную гостиную, сует в руки бокал с шампанским и шипит: «Не забудьте, что вы туристка». В гостиной, освещенной только свечами, только пожилая немецкая пара, увлекающаяся искусством Османской империи.

Когда приходят серые люди в штатском, мы мирно выпиваем и беседуем об исламской керамике. Люди принюхиваются, молча рассматривают нас и уходят. Пронесло. Комендантский час уже вступил в силу, и со стороны площади Тахрир доносятся частые автоматные очереди. На моей собеседнице – вечерний(!) туалет и нитка неподдельного жемчуга. «Правда, все как в романах Агаты Кристи? – подмигивает мне веселая старушка. – Только убивают не в отелях, а на улицах».

На журналистов в Каире начались настоящие облавы. Многие эксперты полагают, что сторонники Мубарака хотят таким образом избавиться от лишних свидетелей перед зачисткой улиц от революционеров.

На журналистов в Каире начались настоящие облавы. Многие эксперты полагают, что сторонники Мубарака хотят таким образом избавиться от лишних свидетелей перед зачисткой улиц от революционеров.

Фото: REUTERS

«ПЯТНИЦА УХОДА»

После пятничной молитвы 4 февраля в Египте ожидаются новые акции оппозиции, не теряющей надежды свергнуть президента Хосни Мубарака.

Организаторы митинга, которые называют себя «Заря революции», уже объявили, что выведут на улицы около миллиона демонстрантов. Марши в Каире и других городах страны пройдут под лозунгом «Пятница отставки». Кроме того, они собираются устроить на площади Тахрир символические похороны всех, кто погиб в ходе беспорядков за последние десять дней (подробности).

ОХОТА НА ЖУРНАЛИСТОВ

Сторонники египетского президента, видимо, решили избить и похитить всех иностранных репортеров.

Египетские власти в канун решающего сражения с мятежной оппозицией (сегодняшнюю пятницу манифестанты объявили «последним днем президента Мубарака») предпринимают судорожные попытки переломить ситуацию.

Причем тем самым парадоксальным способом, который, впрочем, свойственен всем сатрапиям. Египетские власти устроили охоту за иностранными журналистами.

По данным международная правозащитная организации "Репортеры без границ"", по меньшей мере 26 журналистов подверглись нападениям в Египте, 19 были арестованы или похищены, трое пропали без вести, один находится в коме.

"Нападения, ограбления, незаконные аресты, самосуд... список нарушений в отношении журналистов со стороны сторонников президента (Хосни) Мубарака становится длиннее с каждым часом, и эти нарушения совершенно очевидно носят согласованный и систематический характер", - говорится заявлении правозащитников.

"Это больше, чем цензура. Речь идет о том, чтобы избавиться от всех журналистов, работающих на иностранные СМИ - заявил генсек организации, и обвинил в этом высших представителей правительства Египта и предложил ввести против этой страны международные санкции.

Избивают и похищают журналисты не только египетские силовики, но и манифестанты, верные правительству Трех греческих репортеров избили так, что двое из них попала в больницу.

Один из этих журналистов рассказывает:

Я находился на площади Тахрир (в центре Каира), где делал репортаж. По дороге в гостиницу меня "вычислили" сторонники президента Мубарака. Они принялись меня линчевать, били дубинкой по голове и ранили ножом в ногу".

По словам репортеров народный гнев против представителей иностранной прессы вызван официальной пропагандой. Местные телеканалы утверждают, что события а Египте — следствие международного заговора, в котором участвует вся мировая пресса.

В итоге сочувствующие Мубараку активисты проправительственных движений штурмуют каирские отели, где остановились иностранные журналисты. Их номера обыскивают: ищут и изымают видеокамеры, задержаны более двадцати репортёров (далее).

Проехать по городу без десяти-двадцати проверок документов просто невозможно Проехать по городу без десяти-двадцати проверок документов просто невозможно

Проехать по городу без десяти-двадцати проверок документов просто невозможно Проехать по городу без десяти-двадцати проверок документов просто невозможно

Фото: Вадим ШЕРСТЕНИКИН

Проехать по городу без десяти-двадцати проверок документов просто невозможно

Смотрите фоторепортаж: Каир глазами корреспондентов "Комсомолки"

Фото: Вадим ШЕРСТЕНИКИН

Полностью хронику событий читайте здесь.

КАРТИНКИ ДНЯ

Типичный образ египетского революционера: на голове – кастрюля, в руках – камень

Среди страшных кадров от мировых информационных агентств из охваченной беспорядками египетской столицы все-таки иногда попадаются такие, которые заставляют невольно улыбнуться. Оказывается, у революции, помимо ужасного бывает еще и забавное лицо. Чтобы там ни говорили о роли Твиттера в каирских событиях, камень и в 21-м веке – главное оружие революционно настроенных масс. И если в тебя со всех сторон летит град булыжников, то в такой обстановке самое важное – уберечь голову.

Так сейчас выглядит типичный египетский революционер.

Так сейчас выглядит типичный египетский революционер.

При этом египтяне проявляют чудеса изобретательности. Кто-то пытается защититься специально принесенной из дома кастрюлей, другие - привязывают к макушкам куски пенопласта. Покрывают головы подобранными на улице коробками, мусорными корзинами, пустыми пластиковыми бутылками. Нашелся и такой, кто привязал к голове хлебные батоны – получилось «2 в 1»: надежная каска и сухпай для проголодавшегося революционера. То, что молодые революционеры берегут головы – хороший знак. Возможно, это поможет им сохранить рассудок. Не даст перейти ту опасную черту, за которой их прекрасная страна может на годы погрузится в кровавый хаос гражданской войны, когда вместо камней в ход пойдет гораздо более серьезное оружие (еще больше фото).

НАКАНУНЕ

В центре Каира поздно вечером 3 февраля вновь была слышна стрельба. Как сообщила наш корреспондент Дарья Асламова, стреляли в районе площади Тахрир.

"Началась приблизительно минут двадцать назад стрельба со стороны площади Тахрир. Судя по звуку, перестрелка серьезная. Совсем скоро начнется комендантский час, и выйти на улицу в нашем районе сейчас уже нельзя.

Улицы совершенно опустевшие, нет никого, кроме странных людей, которые идут по городу группами. Молодые люди.

Мой отель недалеко от площади Тахрир. В гостинице сейчас пока все забаррикадировались, потому что боятся, что кто-то ворвется с улицы. Здесь даже стоят металлоискатели и все двери заперты. Потому что есть опасения, что придут посторонние и будут ломиться со входа. В отеле даже потушили огни у входа, а люди переместились на верхние этажи, чтобы не привлекать внимание толпы снаружи", - сообщила корреспондент "КП".

Напомним, ранее манифестанты призывали к расправе над представителями прессы. Более того, несколько российских журналистов уже пострадали в Египте. Они были жестоко избиты манифестантами, а их техника — сломана.

Боевые действия шли прямо под окнами египетского отеля, где поселились журналисты «Комсомолки»

Боевые действия шли прямо под окнами египетского отеля, где поселились журналисты «Комсомолки»

Фото: Вадим ШЕРСТЕНИКИН

Смотрите фоторепортажи: Кровавые столкновения в Египте Ночная атака на каирский отель с журналистами "Комсомолки"

Кровавые столкновения в Египте

Ночная атака на каирский отель с журналистами "Комсомолки"