2018-04-02T13:50:03+03:00

Мэр Москвы рассказал о столичных пробках, мигрантах, своей команде и жене

В «Комсомолке» побывал Сергей Собянин [фото, видео]
Поделиться:
Комментарии: comments124
Изменить размер текста:

Прогулявшись в четверг по этажам редакции «Комсомольской правды», мэр Москвы Сергей Семенович Собянин отправился в Голубой зал, где обычно проходят наши планерки, и за чашкой чая ответил на вопросы сотрудников издательского дома. О НОВОЙ КОМАНДЕ

Первым слово взял главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин:

- Сергей Семенович, прежде всего спасибо огромное, что вы к нам пришли.

- Спасибо, что пригласили, - улыбнулся мэр. - Тем более, сегодня особый день - полгода, как я заступил на должность мэра.

- Чему для вас равны эти шесть месяцев? Как вы ощущаете это время?

- Непростой вопрос. Это, конечно, новая жизнь. Новое измерение, новые ощущения.

- А самое главное ощущение, что удалось сдвинуть, решить?

- Практически по всем основным направлениям мы сформулировали задачи, определили ресурсы, вышли на проектные решения - и срочные, и те, которые необходимо сделать в ближайшие пять лет.

Далее к беседе подключились и другие работники «Комсомолки»:

- Сергей Семенович, вы достаточно кардинально поменяли состав московского правительства. По какому принципу эти люди подбирались?

- Первое – порядочность, работоспособность и умение. Но не стоит говорить о том, что какая-то сплоченная команда стоит сейчас, как монолит, и управляет городом. На госслужбе это вообще недопустимо. Если человек справляется, он в команде. Не справляется – уступает место другому.

- У вас есть люди, которые перешли из федеральных структур. Обычно так поднимаются вверх. А тут, может быть, некоторое понижение. Как вам удалось их к себе зазвать?

- Люди в основном идут туда, где им интересно работать.

- Считается, что лучше, когда в коридоры власти приходят люди состоятельные. Тогда они, мол, не будут воровать и злоупотреблять. Как вы к этому относитесь?

- Ну, воровать могут все - и богатые, и бедные. К сожалению, это так. Но когда к тебе приходит человек из бизнеса, который в нем ничего не смог сделать - ни денег заработать, ни компанию создать, ни реализоваться, - сомневаюсь, что от него будет толк и на госслужбе.

МОСКВУ И ОБЛАСТЬ ОБЪЕДИНИТ ГЕНПЛАН

- Множество людей ежедневно ездят в Москву из Подмосковья. Как вы относитесь к идее их объединения?

- Главное не в том, где мы проведем административные границы, а как Москва и Подмосковье будут развиваться – как единый организм или как отдельные его части. Москва - плотно застроенный город. Поэтому для строительства жилья и офисов нужна отдушина. И эта отдушина есть в области, где можно организовать крупные инвестпроекты.

Поэтому мы плотно работаем с Подмосковьем в плане освоения новых земель или возможной передачи территорий. К примеру, один такой проект уже на стадии завершения. Это Люберецкие поля - территория массовой застройки. Мы договорились, что Московская область передает ее Москве.

- А единое управление Москвой и областью, на ваш взгляд, необходимо?

- Всем хватит работы. Мы уже создали совместную рабочую группу по созданию единой концепции Генплана развития двух регионов. Думаю, к сентябрю мы эту концепцию получим.

ПОТОК МИГРАНТОВ НУЖНО УПОРЯДОЧИТЬ

- Именно в Москве родилось такое выражение «понаехали». Как вы полагаете, обойдется ли Москва без мигрантов? И что нужно сделать, чтобы не осталось нелегалов в Москве?

- Надо разделять, какие именно это мигранты. В Москве постоянно проживает и работает от 3 до 5 миллионов приезжих. Большинство приезжают работать, они приносят доходы, в том числе и московскому бюджету. И сказать о том, что мы их выгоним и заместим москвичами, невозможно. Количество рабочих мест, созданных в Москве, кратно превышает возможности наших трудовых ресурсов. Эти рабочие места есть в торговле, гостиничной сфере, строительстве, коммунальном хозяйстве. Мы же не можем все это закрыть. В этой связи, конечно, поток мигрантов сохранится. Но он должен быть упорядочен.

Если мигранты приезжают из дальнего зарубежья, они должны быть зарегистрированы, платить страховку, получать нормальную зарплату, а не бомжевать. Поэтому не надо ужесточать регистрацию. Наоборот, надо, чтобы мы реально видели этих мигрантов. Но потом мы потребуем от них и от их работодателей уплаты налогов. Поэтому с одной стороны нужно ужесточение администрирования в этой области, а с другой – легализация того, что у нас уже есть. Иначе бессмысленно любое регулирование, если ты реально не знаешь, кто здесь находится. И чего толку эти квоты зажимать, когда рядом вырастает пузырь нелегальной миграции.

- Но не секрет, что с ним связан и возросший криминал в городе.

- Абсолютно верно! У нас почти половина преступлений в городе совершается мигрантами. Причем, не обязательно приезжими из Таджикистана и Узбекистана. Люди едут из Владимира, Орла, из Твери - со всей России. Поэтому мы и говорим о том, что в первую очередь, нужно знать, кто здесь находится, чтобы с ними работать. Загнать их в подвалы, в нелегальный сектор – самое худшее, что может быть.

КАПРЕМОНТ СДЕЛАЕМ ЗА ЧЕТЫРЕ-ПЯТЬ ЛЕТ

- К вопросу о комфорте. В Москве дикое количество некомфортного жилья – какие-то покосившиеся хрущевки, 9-этажные дома, которым лет по 40 с гаком и они капитально не ремонтируются. Будет ли принята программа капремонта? Вот при Лужкове она благополучно умерла. Сначала ее до 2018 года продлили, а потом похоронили окончательно.

- Она не похоронена, мы уже в этом году заложили на капремонт 9 миллиардов рублей. В программе есть перечень домов, которые будут ремонтироваться. Но дальше-то что? Вот мы определили, что будем ремонтировать старые серии, которые были построены еще до 1991 года. Но надо понимать, что дома более поздней постройки продолжат стареть. А город за бюджетные деньги не может их реконструировать, ремонтировать, сносить и застраивать заново. Не то что мы не хотим, просто это неподъемно для бюджета! Вот и будем думать, что с этими домами делать.

Вот в Нью-Йорке, например, даже самые убогие дома ремонтируются за счет выдачи беспроцентных долгосрочных кредитов владельцам квартир. У нас и этот механизм пока не работает… Так что сегодня на повестке дня капремонт только тех домов, которые построены до 1991 года. Мы будем продолжать ремонтировать и выполнять обязательства, кто бы их ни давал – Юрий Михайлович, Сергей Семенович или там Иван Иваныч. Я думаю, что мы эти обязательства в течение 4-5 лет должны выполнить.

ОТ ЛИПОВЫХ ТСЖ БУДЕМ ИЗБАВЛЯТЬСЯ

- По оценкам различных экспертов, примерно 10% ТСЖ, созданных в Москве, легальные, остальные – липовые. Как планируете решать эту проблему?

- А вы планируете заниматься собственным жильем?

- Да, я уже узнала, что у меня в доме создано липовое ТСЖ. И теперь я пытаюсь выяснить, кто и чем там у меня управляет.

- Вот, вот, отличная идея. На самом деле, если мы с вами заниматься не будем, никакая помощь властей не поможет. Собственно, откуда липовые ТСЖ появились? Может, они не настолько липовые, на самом деле, они созданы в соответствии с законом? Как происходило создание ТСЖ?

Объявили собрание жильцов, пришло 2-3 человека или вообще никто не пришел. Москва является самым главным владельцем имущества в домах, где мы проживаем – это подвалы и часть квартир, которые не приватизированны. В период создания ТСЖ город владел примерно половиной имущественного комплекса домов. Поэтому Москва, как собственник, проголосовала за тех, кто не пришел, приняла решение и создала ТСЖ. Причем организацией ТСЖ занимались руководители управ, ДЭЗов и другие чиновники.

Ну, своя рука – владыка, поэтому ТСЖ и были созданы под эгидой этих граждан. Со всеми вытекающими последствиями. Люди могут хорошо работать, плохо, но, тем не менее, некая коррупционная составляющая здесь, конечно, очевидна. Что мы сделали в прошлом году? До конца года мы практически во всех районах провели собрание в ТСЖ, где ТСЖ пришли к гражданам, отчитались, где формально, где неформально, но процесс этот запустили. И в этот период мы убрали где-то порядка 10% наиболее одиозных товариществ. В период всего этого разбирательства было уволено около 140 чиновников разного уровня, которые присосались к этим ТСЖ очень плотно.

Сегодня идет ряд уголовных дел, связанных с разбирательством, кто чему там обязан и как там работает это ТСЖ, куда денежки уводят незаконным образом и т.д. Это такая постоянная, плановая работа. Мы решили, что ТСЖ, управляющие компании, должны все-таки отчитываться перед жителями ежеквартально. Во-вторых, они должны все свои расценки, сметы вывешивать и в подъезде, и в интернете. Если этого нет, жильцы должны требовать и добиваться. Ну и самое главное – без вас ничего невозможно сделать. Жители должны сами быть более активными. Государство может помогать, но надо знать, кому помогать. Если их ТСЖ нет ничего, кроме жалоб, то помочь невозможно.

Надо саморганизовываться, ведь ТСЖ - это самоуправление внутри дома. Мне кажется, что ваша газета может помочь в этом деле. Это очень сложный вопрос. Потому что лет через 20-30, когда все устоится, это будет работать. Но вот этот период, наиболее сложный, мне кажется, становления таких форм организации, управления домами. По сути дела, еще не завершился до конца процесс приватизации жилья, а мы уже ввели такие формы, сказали, теперь вот сами жители управляйте, работайте, хозяйничайте. А нет ни ментальности, ни опыта нет, ни ответственности тех, кто приходит в дома и начинает управлять всеми хозяйственными процессами.

- Как можно сдвинуть эту махину ЖКХ, которая живет еще по каким-то не то, что советским, но таким чиновничьим, страшно бюрократическим законам? У нас есть ДЭЗ, он нанимает еще сотню всяких посредников. Допустим, у нас зимой управляющая компания выиграла тендер территорией заниматься, у которой даже нет ни трактора, никакой снегоуборочной техники. Это же вообще нелогично. Или вот замечательная ваша идея ремонта подъездов. Выделены деньги, есть целая программа. У нас вдруг в марте появляется орава каких-то татаро-монголов: набежали, чего-то расковыряли и на два месяца исчезли. Начинаю выяснять. Оказывается, эта бригада, которая выиграла конкурс. У них еще 70 домов и они бегают там чего-то делают… И хорошая идея на самом деле как-то дискредитируется.

- Конечно, надо следить за тем, как исполняются эти заказы. В зимний период у нас такая история сложная была. Мы ж не можем определить, какая хорошая фирма, какая плохая, мы их не выбираем. В соответствии с федеральным законом, если мы это будем делать, то завтра пойдет к прокурору, а он просто всех арестует и все. Мы должны, мы обязаны не просто выставить подряд на эти работы на конкурс, а на электронный аукцион. А фирмы на него приходят и записываются под номерами – один, два, три, четыре. Мы даже не должны знать их названия. Кто-то выигрывает.

Процентов 20 таких компаний приходит только с одной целью – выиграть этот тендер. У них ничего нет, кроме авторучки и хороших юристов. А потом они начинают нанимать реальные компании, у которых есть и техника, и люди. И таких компаний достаточно. Это серьезная проблема, одна из главных проблем по государственному заказу. Зимой мы как эту проблему решали? Мы ввели тотальный контроль, тотальное административное наказание и совместно с административным наказанием еще экономические санкции. Вот есть у тебя штраф, есть протокол, что ты не выполнил, тут же должен заказчик еще и предъявить тебе экономические санкции, чтобы тебе выгоднее было работать, чем брак выдавать. Это большая системная работа.

Что касается ремонта подъездов и дворов, я буду еще не раз говорить на эту тему с префектами управ, направлять их. Жители должны обязательно включаться в прием работы, в определение качества, количества необходимых работ, которые надо выполнить. Конечно, там будет какой-то процент брака, но надо его минимизировать. А если он допущен, то оперативно его исправлять. Можно, конечно, ничего не делать, тогда не будешь ошибаться, не будет там этих цыган, которые бегают, все будет потихоньку разрушаться, валиться и т.д. Да, есть, проблемы, сложности, но надо их продвигать, решать. Такова жизнь.

То, что касается конкурсов. Мы, конечно, привыкли хаять 94-й закон, какие-то аукционы, конкурсы, да чтоб они там провалились. Там всякие левые компании приходят и так далее. А вы вспомните, что было до него. Вообще вакханалия. Там вытворялись такие вещи, там черт-те чего было. Не 10, не 20, не 30 процентов воровали. Там 200, 300 процентов - как здрасьте вам. Поэтому везде есть проблемы. Надо просто заниматься этим вопросом. И в этом году в условиях городского заказа, вы говорите – какие коррупционные вещи, городской заказ на самом деле самый лакомый кусок. Без малого это 600 миллиардов рублей. И вот просто так – я тебе дам, я с тобой буду играть, а с тобой не буду играть, невозможно это сделать. Все равно надо системные какие-то вещи, те же аукционы. Потому что я не могу всем бегать и раздавать подряды.

В этих условиях мы буквально за несколько месяцев с 40 до 20 % снизили количество тендеров, где единственный подрядчик выставляется. Начальную цену контрактов снизили в разных отраслях по-разному - от 20 до 40 %. А уже та выставленная цена, которая есть, она на аукционах еще снижается на 10-15 %. И мы где-то сэкономим уже даже на аукционах около 60 миллиардов рублей. Это цивилизованный механизм. Да, он недостаточен, требует настройки.

- У «лужковской» Москвы было огромное количество собственности: участки земли, авиакомпания, вплоть до каких-то карьеров в самых разных частях России. Нужны ли они городу?

- От этой собственности мы избавляемся. Мы уже наизбавлялись миллиардов на 140. Как показывает практика, управление такой собственностью со стороны государства крайне неэффективно. Со стороны посмотришь: хорошее дело. Ну, чего там, управляй да радуйся, получай дивиденды! А дивидендов нет, одни убытки... Поэтому у себя нужно оставить то, что необходимо для управления, для жизни города. Банк, я считаю, нам не нужен. Мы его продали, продали задорого. Для города это удачная сделка. Другая ситуация с «Лужниками». Как они исчезли из государственной казны? Как получилось, что сотни гектаров в центре города оказались у частного лица вместе со стадионами и парками?! Это же место отдыха, люди должны там гулять, заниматься спортом!

С ЯРМАРОК ВЫХОДНОГО ДНЯ ВЫГОНИМ ПЕРЕКУПЩИКОВ

- Много вопросов о ярмарках выходного дня...

- Ярмарки выходного дня никто не собирается закрывать. Наоборот, мы их опекаем, чтобы они нормально работали. Недавно мы приняли постановление правительства Москвы о том, что городские власти будут бесплатно обустраивать территорию ярмарок и бесплатно пускать туда тех, кто хочет торговать на них. Такие ярмарки должны быть в каждом районе Москвы.

- Только сделать бы так, чтобы ни них было поменьше перекупщиков…

- Это главная проблема. Понятно, мы хотим убрать всех посредников, которые торгуют входным билетом и распределяют места. Для этого мы и вводим бесплатный доступ. А то сейчас на этих ярмарках выходного дня, которые создавались для того, чтобы там было дешевле, бывает и дороже.

- А с вещевыми рынками будет что-то делаться?

- В Москве их астрономическое количество. Около ста. Значительная часть действует практически незаконно или полузаконно. За последние годы закрыли 13 таких рынков. Надеюсь, что мы постепенно и дальше будем идти. Мы не говорим, что мы все будем закрывать рынки, ни в коем случае. Должны остаться сельхозяйственные. Есть традиционные московские рынки, которые существовали всегда, просто надо там навести порядок, благоустроить их, навести чистоту. Есть вещевые рынки, которые должны в конечном итоге реорганизоваться в какие-то нормальные супермаркеты и магазины. Мы не запрещаем владельцам этих территорий построить какие-то торговые сооружения.

Наоборот, говорим – давай, из этого шанхая сделайте нормальную, цивилизованную торговлю, мы вам поможем. Дадим разрешение – стройте, пожалуйста. По закону открытые вещевые рынки должны быть ликвидированы к 1 января 2012 года. Я не знаю, продлят ли эти сроки. Это непростой вопрос для Москвы. Снести до 1 января рынки вряд ли реально. Но мы будем все равно реорганизовывать рыночную среду, превращать ее во что-то более цивилизованное.

- Вы сказали, что от вещевых рынков нужно постепенно избавляться. Но все-таки, когда торговля становится цивилизованной, это приводит к росту цен. А доходы москвичей часто не совпадают с этими ценами.

- Так и есть. У нас вообще от 30 до 40% товарооборота, покупок совершаются на рынках. На самом деле даже не всегда понятно, почему. Ведь иногда в супермаркетах цены не дороже. А массовые товары зачастую вообще дешевле. Мы не говорим, чтобы вместо рынков строили дорогие бутики. Надо приводить в порядок то, что есть. Ведь на многих рынках грязь, в палатках один контрафакт, какие-то темные личности и преступные группировки торгуют, не платят налогов. Поэтому должен быть компромисс между дешевой и массовой торговлей. Ведь на самом деле нормальный дешевый формат и не появляется в городе потому, что есть нелегальный бизнес. Никто с ним конкурировать не может. Вот от чего надо избавляться. Тогда и сетевой дешевой торговли больше появится.

ДЕЛАЕМ СТАВКУ НА МЕТРО

- Сергей Семенович, вы как-то сказали, что московский транспортный узел собрал в себе все градостроительные ошибки мира. А Какие еще ошибки вы обнаружили в Москве?

- Ошибок всякого рода хватает. Но, помимо градостроительных, мне кажется, было ошибкой, не вкладывать серьезные деньги в общественный транспорт. И, самое главное, в метро. Город просто отстал на многие годы в плане развития общественного транспорта. В Нью-Йорке, чуть большем Москвы по территории, протяженность метро в километрах, по-моему, в три-четыре раза больше, чем в Москве. Хотя в свое время Москва гордилась метрополитеном. Заслуженно гордилась. Сейчас же практически во всех крупных городах метро ушло вперед. Нет нормального общественного транспорта, люди не могут комфортно на нем перемещаться, они пересаживаются на автомобили, усугубляют транспортную ситуацию, тормозя движение того же общественного транспорта. Это замкнутый круг какой-то, его надо разрывать. Мы сейчас приняли решение, чтобы основные ресурсы аккумулировать не на гигантских каких-то стройках, развязках или тоннелях стоимостью в несколько миллиардов долларов, а именно на развитии общественного транспорта, на развитии метростроения. Это главное, что мы должны сегодня делать, иначе мы этот порочный круг никогда не разорвем. - Сейчас один транспортный узел наконец-то появился на "Планерной". Как они дальше будут строиться - за счет инвесторов или за счет города? Ведь городу надо разгрузить транспортные потоки, а инвестору - чтобы туда все ходили торговать и покупать.

- Везде должно быть по разному. Есть места, можно привлечь инвестиции, дать дополнительную возможность для торговли. Это локальная торговля, для которой нужно 100-200 машиномест. А если там 800 машиномест, это должен быть только транспортный узел. Но торговля – тоже неплохо. Главное, чтобы она не мешала, а помогала в развитии транспорта. Например, в Сеуле, где я был недавно, доходы метрополитена в основном складываются не от продажи билетов, а от торговли. Там на выходе из метро огромные торговые комплексы, которые принадлежат метрополитену.

Мы сейчас смотрим, как это сделать в Москве. Есть идеи передать территорию возле станций метро не специализированных ГУПам, а метрополитену, чтобы он сам занимался этой территорией, при необходимости привлекал инвесторов, обустраивал, делал стоянки для легкового транспорта. Если необходимо – какую-то часть торговли, но в разумных пределах.

- Сергей Семенович, Тверскую зачистили, вроде бы все нормально. Но появились пробки в переулках.

- Что касается Тверской, то мы не ставили задачи не улучшить дорожное движение в Москве за счет запрета стоянку на небольшом участке. Это, скорее, эксперимент: хотим посмотреть, что там будет происходить. Участок Тверской, где запрещена стоянка - особенный - там дорогие бутики, магазины – и «Жигули» не припарковываются, там Майбахи, Мерседесы и т.д. Рядом прекрасная парковка, пустая совершенно. Почему люди должны оставлять свои дорогие машины, экономить 100 рублей и мешать движению в городе?

Вот в порядке эксперимента, решили посмотреть – запретили стоять на Тверской. Парковки как было 20-30% заполняемость, так и есть. «Майбахи» поехали в переулки. Тогда паркинг в «Ритц Карлотне» сделали по 50 рублей. Сейчас заполняемость 70%. То есть водители постепенно привыкли и стали парковаться на парковке. А что касается переулков, там всегда было безобразие, там все забито… Это показательный пример того, что владельцы дорогих машин не очень-то спешат уйти с улиц, припарковаться там, где есть эта возможность.

Да, для нас был урок: необходимо жестко контролировать свое решение и еще, конечно, разговаривать с владельцами парковок, чтобы они делали оптимальную цену. Так и будем делать. Мы должны создавать парковочное пространство оптимальное по цене и месту расположения. И потихоньку все равно убирать с проезжих улиц машины. Бессмысленно заниматься решением транспортной ситуации, когда у тебя дороги наполовину забиты не теми машинами, которые проезжают, а которые просто поперек в два-три ряда стоят…

- У вас есть ощущение, что хоть на полшага, на шаг мы приблизились к ее разрешению?

- Самое главное, что мы понимаем, куда надо двигаться и по всем этим направлениям началось движение. Или это проектирование метрополитена, новых станций. Или закупка общественного транспорта. Или создание кодовых сообщений по разным частям города – переориентация строек там кругового движения на хордовое. Или это реконструкция и улучшение заездов и выездов на МКАДе. Или создание парковочного пространства. Или создание информационной интеллектуальной транспортной системы. По ряду этих мероприятий уже проходят конкурсы, по ряду идут проектирование, по ряду направлений идут закупки и реальные действия. Конечно, эффекта такого, вот в течение месяца, такими решениями не достигнуть. Мы знаем, куда двигаться и двигаемся по всем практически этим направлениям одновременно. Я думаю, что в течение 2-3 лет появятся первые ощутимые результаты.

- Но машин-то все равно прибавится!

- Принимаемые меры не зависит от количества машин. Создаваемая транспортная система не направлена на то, чтобы поглотить все машины, которые покупают москвичи. И в Нью-Йорке, и в Лондоне, и в других городах количество машин еще в несколько раз больше, чем у нас. Но они не выезжают на улицы. Это машины, чтобы поехать за город, в какую-то дальнюю поездку. А в городе в основном передвигаются на общественном транспорте. Если все это количество машин будет вываливаться на дороги, ни в одном городе дороги не справятся. Тем более, в Москве, где объем улично-дорожной сети в два, три, а то и в четыре раза меньше, чем в других городах мира. А строить какие-то хайвэи прямо по центру Москвы, над Кутузовским или Тверской невозможно, никто этим не занимается и мы заниматься не будем. Мы задействуем совсем другой принцип решения проблемы. А именно пытаемся создать быстрый и комфортный общественный транспорт.

- Вы распорядились в каждом московском дворе организовать 30 дополнительных мест для парковки машин. Но где взять территорию? Не получится ли, что ради этих парковок будет вырубать деревья? Ваши подчиненные люди боевые, все мы помним, как сносили ларьки…

- Во-первых, деревья рубить не должны. Во-вторых, не обязательно в каждом дворе строить 30 парковок. Это средняя цифра, некая расчетная величина. В каждом конкретном случае надо смотреть, где их можно сделать. Например, задействовать межквартальные пространства. Или газоны, которые практически выбиты теми же машинами. Но при этом надо обязательно сохранять зоны отдыха. Больше того - делать их более благоустроенными. Сохранять детские и спортивные площадки. И дополнительно деревья посадить. Все это нужно делать параллельно, в комплексе.

В ЛЮБОЙ СФЕРЕ МОЖНО ЧТО-ТО СВИСТНУТЬ

- В этом году на озеленение города выделяется 4 миллиарда рублей. Огромная сумма. С одной стороны, дело нужное, но ведь невозможно проследить судьбу каждого саженца. Нет ли у вас опасений, что где-то не туда будут деньги потрачены или в чьих-то карманах осядут? И если расширить вопрос, какие сферы городского хозяйства в плане коррупции требуют особого контроля?

- Думаю, все. Я просто не знаю, в какой сфере у нас могут чего-нибудь не свистнуть. Цветочки в этом смысле - и в прямом, и в переносном - цветочки. Но, конечно, нельзя не выделять деньги на озеленение под предлогом того, что там высокая степень коррупции. У нас примерно 60 тысяч деревьев погибло во время ледяного дождя. Их надо восстанавливать, иначе город через какое-то время вообще останется без деревьев. В этом году мы посадим около 19 тысяч деревьев. Еще около 40-44 тысяч останется на следующие два года. Ну, а цветочки что? Цветочки тоже надо сажать. Мы сажаем цветочки, а милиция должна сажать воришек, которые наживаются. У каждого своя функция.

- Вы говорите, что везде и каждый может украсть… Может, ваших подчиненных через детектор лжи прогонять? Мол, воруешь – не воруешь.

- Так и делаем на самом деле в вопросах конкурсов и тендеров. Есть конкурсная комиссия, которая принимает заявки, рассматривает их первоначально перед тем, как принять заявку или не принять, они проходят такие процедуры. В итоге от 40 до 60 процентов отсеиваются.

- А себе в аппарат чиновников не пробовали на детекторе проверять?

- Слушайте, я боюсь, что вообще без помощников останусь. Хотя идея интересная. Думаю, это перспективная стратегия.

КИОСКИ РАССТАВИМ ПРАВИЛЬНО

- Сергей Семенович, еще по поводу ошибок. Не кажется ли вам, что ею была компания по сносу ларьков? Конечно, многие ларьки уродуют город, но в то же время есть места где ларьки нужны. Не кажется ли вам, что со стороны ваших подчиненных были какие-то перегибы, и достаточно серьезные, в этой кампании?

- У каждого свои ошибки. Но то, что касается мелкорозничной торговли, то никаких ошибок быть не должно. Поэтому схему размещения мелкорозничной торговли мы отдали на откуп округам, районам и самим жителям. Проводим общественные слушания вместе с органами местного самоуправления, согласуем, где киоски должны стоять, чем они должны торговать, какая у них специализация должна быть. Эта работа подходит к завершению, когда она завершится, мы будем выставлять на конкурсы новые места.

Вопрос даже не в том, где ларьки размещаются, а как они выглядят и чем там торгуют. Ведь большая часть этих ларьков торгует пивом, сигаретами и еще бог знает чем. Если мы хотим создать цивилизованный рынок, который помогал бы жителям, обеспечивал их необходимыми товарами, киоски должны и выглядеть по-другому, и специализация у них должна быть другая. Поэтому мы кропотливо стараемся выслушать всех – и общественные организации, и предпринимателей, и жителей. А затем создать какую-то адекватную схему. Но когда у метро, у вокзалов стоят такие шанхаи, что ни пройти, ни проехать, это ужас. Я такого вообще не видел ни в одном городе. А Москва – столица нашей родины, тем более не должна так выглядеть.

- Схема размещения будет статичной? Или ее можно будет поменять? И жильцы могут при необходимости попросить поставить, условно говоря, хлебный ларек?

- Абсолютно. Схема не будет статичной. Если будет появляться дополнительная потребность, будем дополнительные киоски ставить. А по мере того, как будет развиваться стационарная торговля, будем что-то и убирать. Это живой процесс.

ДВОРНЯГ НАДО УБИРАТЬ С УЛИЦ

- Как, на ваш взгляд, можно было решить проблем бездомных животных?

- Будем продолжать строить питомники. Из бюджета выделены деньги на то, чтобы содержать там бездомных животных, кормить, лечить и ухаживать за ними. Никто не собирается их убивать. Но все равно их надо убирать с улицы. Есть ряд экспертов, которые считают, что их не нужно в питомниках держать, надо прививки делать и обратно их высаживать на улицу. Это с одной стороны. С другой, есть живые люди, которые страдают от укусов собак. И это серьезная проблема. Надо находить компромисс между нашей любовью к животным и безопасностью граждан.

- А у вас дома есть домашние животные?

- У меня всегда были собаки, я их очень люблю.

МОСКВИЧИ МОГУТ БЫТЬ СПОКОЙНЫ, ЖЕНА БИЗНЕСОМ НЕ ЗАНИМАЕТСЯ

- А при вашей загруженности у вас остается время на чтение? Что вы читаете, кроме постановлений?

- Читаю, и не всегда очень серьезную литературу. Иногда – что попадается под руку. Из такого интересного, что прочитал за последнее время, были воспоминания Джулиани, мэра Нью-Йорка. Достаточно интересная книга. Особенно то, что посвящено трагедии 11 сентября, как город жил, действовал, какие проблемы были, как создавалась система безопасности. Да и просто почитать воспоминания своего коллеги - очень интересно.

- Но это же все равно, можно сказать, по работе.

- Есть вещи, конечно, просто для отдыха. Я с удовольствием читаю приключенческую литературу. Но это так, совсем, чтобы отключиться.

- По сайтам в Интернете бродите?

- Почти нет на самом деле. На это уж точно не хватает времени. Хотя я представляю, что там пишут. По крайней мере, мне об этом периодически рассказывают.

- Прежнего мэра часто критиковали, что вот он руководитель города, а родственники его занимаются бизнесом. У вас родственники на этой ниве не подвизались?

- Я знаю, в Интернете ходят слухи, что у меня жена активно занимается бизнесом, например тротуары ремонтирует. Да слава богу, если б ремонтировала! Но из нее бизнесмен, как из меня балерина. Не способен человек к бизнесу. Для Москвы, я думаю, это счастье.

Сергей Собянин в редакции "Комсомолки" [полная версия].В четверг, 21 апреля мэр столицы побывал в редакции "Комсомольской правды".

Смотрите фотогалерею

Сергей Собянин в редакции "Комсомолки" [полная версия].В четверг, 21 апреля мэр столицы побывал в редакции "Комсомольской правды".

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Сергей Собянин - мэр Москвы»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также