Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+23°
Boom metrics
Общество23 августа 2011 14:36

В поисках Земли Санникова

Полярные экспедиции «Комсомольской правды» вошли в историю и продолжаются до сих пор - полюс нас по-прежнему манит
Источник:kp.ru

Сразу замечу, что один из главных действующих героев Арктики - это Дмитрий Шпаро, который еще с 1970 года под флагом «Комсомолки» покоряет заполярные широты.

Были за это время и «зачетные» экспедиции, с достижением Северного полюса, были и «рабочие» выходы в «Белый свет». Экспедиция нынешнего лета носила название: «Могила доктора Вальтера» и была посвящена перезахоронению останков врача из экспедиции Эдуарда Толля на шхуне «Заря» Генриха Вальтера, который умер в 1902 на острове Котельный. Корреспондент «КП» оказался в ее составе...

Операция «Север» «Куда собираешься?» - спрашивали друзья.

«На море хочу слетать, - ничуть не лукавя отвечал им. - На море Лаптевых, южный берег!» Зависть в их глазах как-то меркла и лишь разочарование слышалось в протяжном «А-а-а...»

И зря - попасть на берег Северного Ледовитого океана и далее в его заполярные широты не каждому удается. И после 30-градусной Москвы попасть в температуру холодильника - минус четыре, тоже представлялось весьма комфортным!

Крайний Север я не оценил. Спальник, куртка, ботинки и прочие теплые вещи испытание прошли с большой натяжкой - с такой экипировкой даже в начале августа здесь делать нечего (а ведь самый «курортный сезон»).

Не оценил и расстояний - в один день выпал 7-часовой перелет до Якутска, потом сразу 3 часа на самолете до Тикси и еще более 3 часов на вертолете до острова Котельный, а это еще 550 километров.

- Здесь это нормальные расстояния, - улыбнулся подполковник Андрей Фатеев из авиационной базы Тикси, фюзеляжи самолетов и вертолетов которой украшает эмблема с изображением мамонта и семи звезд созвездия Большой медведицы (прям какая-то мамонтиная эскадрилья!).

- Тут еще 750 километров и уже Северный полюс. Сегодня не полетим... Ну и ладно, и так хватило. Особенно после пролета на самолете Ан-24 «Полярных авиалиний», которые, по идее, должны были снять с эксплуатации по распоряжению Дмитрия Медведева.

И в лучшие годы своей жизни этот лайнер был не самым комфортным, а уж после 50 лет эксплуатации в условиях Крайнего Севера и вовсе представлял из себя допотопную развалюху. Сидевший впереди в салоне Дмитрий Шпаро оказался в буквальном смысле слова у меня на коленях - спинка кресла не держалась вовсе!

- А на чем здесь еще летать? - философски размышляет Фатеев. - Других-то самолетов нет, только Ан-24 да Ан-12, которые давно отжили свой век, но исправно пашут в небе. Иногда, правда, падают... Уже на ярко-оранжевом вертолете Ми-8, не смотря на гул двигателей и бескрайнюю водную гладь Моря Лаптевых внизу, чувствуешь себя несколько комфортнее. Тем более, что на каждого пассажира имеется спасжилет! Интересно, сколько в нем можно продержаться в ледяной воде? Бр-р-р... По пути плюхнулись на остров Столбовой (он и впрямь чем-то похож на столб в океане) на дозаправку. Штук двадцать двухсотлитровых бочек с соляркой прямо во мху - заправляйся не хочу! А кому заправляться-то? На острове раньше была гидрометеостанция, которая обеспечивала движение по Северному морскому пути. Военные потихоньку за американцами шпионили. С 1991 года станция брошена на выживание и осталось здесь всего 4 человека - военные пенсионеры.

Экспедиция нынешнего лета носила название: «Могила доктора Вальтера»

Экспедиция нынешнего лета носила название: «Могила доктора Вальтера»

- Все похерили, - машет рукой подошедший пообщаться с людьми с «большой земли» Владимир Комаров. - Нас здесь оставили в надежде, что не выживем, но вот как-то колупаемся, за станцией следим, данные регулярно снимаем и передаем. Вот только нужно ли это кому? Владимир Вениаминович, в прошлом флотский офицер, чья служба прошла на Севере, и на пенсии решил остаться на боевом посту. Благо, что дети выросли и пристроены, а в родном Кургане его никто и не ждет. Его коллеги такие же списанные офицеры. Вокруг - ни души, ни намека на цивилизацию, только бочки с солярой, да пару потемневших и покосившихся бараков. - Ты это, - говорит он Фатееву, - когда твои «пятнышки» полетят («пятнышками» здесь называют военные вертолеты из-за камуфлированной раскраски), скажи чтобы пару блоков сигарет забросили. Только пусть не особо шумят над островом винтами, оленей не разгоняют, а то нам их на руках таскать издалека тяжело.

Призрак острова Санникова Остров Котельный - самый большой из архипелага Новосибирских островов на границе моря Лаптевых и Восточно-Сибирского моря. И это конечная точка нашего маршрута - десятью днями ранее здесь высадился передовой отряд экспедиции Дмитрия Шпаро, который возглавила мужественная девушка Катя Колесникова. Между прочим, заместитель Дмитрия Игоревича по клубу «Приключение».

Несколько трепещущих на ветру палаток, рваное пламя костра из бревен, плавающие глыбы льда у узкой галечной косы и... пара белых медведей, которые «пасутся» неподалеку от лагеря и держатся на расстоянии от двух приземлившихся вертолетов. - Раньше они были посмелее, - улыбается Катя не выспавшимися глазами и стянутыми от холодного ветра губами. - Весь запас халвы украли, приходилось кольями их выпроваживать. Но эффективнее всего срабатывал «коктейль Молотова» - бутылка с бензином, от вспышки которой они только и отбегали чуть в сторону. В 1902 году на острове погиб врач экипажа шхуны «Заря», организованной Русской полярной экспедицией, Герман Вальтер.

Где-то за этой полярной дымкой до сих пор скрываются великие тайны Севера.

Где-то за этой полярной дымкой до сих пор скрываются великие тайны Севера.

Вскоре пропал без вести и глава экспедиции барон Эдуард Толль, который искал здесь Землю Санникова. Вальтера полярники похоронили в вечной мерзлоте, установили крест из металлических труб в окружении столбов с якорными цепями шхуны. За более чем 100 лет могила обнажилась из грунта и сползла в небольшое озерко.

В прошлом году ее плачевное состояние обнаружили члены экспедиции Дмитрия Шпаро и останки было решено перезахоронить. Причем именно здесь, на острове Котельный, на берегу залива Вольтера - решение было согласовано с родственниками полярника. Мы прилетели на Котельный в составе внушительной делегации. Сам Дмитрий Шпаро, зампред правительства республики Саха (Якутия) Анатолий Скрыбыкин, посол Эстонии в России Тийк Симму, профессор Тартусского университета Эрки Таммиксар. И три прямых родственников полярника - профессор геологии Рональд Вальтер, инженер Гане-Отто фон Вальтер и адвокат Аксель фон Вальтер. К этому времени ребята из экспедиции успели выдолбить в адской смеси камня и льда могилу, установить новый крест.

Перезахоронили Вальтера красиво - на высоком берегу залива его имени. - Эта акция - дань памяти не только всем погибшим на шхуне «Заря», но и тем полярникам, которые не пожалели жизней ради освоения Русского Севера, освоения Северного морского пути, - говорит Дмитрий Шпаро. - Они были романтиками, эти смелые и мужественные люди. В них жила жажда открытий, стремление найти новые и неизведанные земли. Тот же Эдуард Толль мечтал найти здесь Землю Санникова и даже сделал записи в своих дневниках, о том, что видел ее. Он и ушел на ее поиски из которых не вернулся... Крест могилы Вальтера это еще и наша признательность подвигам полярникам.

Призрак острова Санникова Остров Котельный - самый большой из архипелага Новосибирских островов на границе моря Лаптевых и Восточно-Сибирского моря

Призрак острова Санникова Остров Котельный - самый большой из архипелага Новосибирских островов на границе моря Лаптевых и Восточно-Сибирского моря

Полярная «Комсомолка» Наверное недели проведенной в этой заполярной командировке было мало, чтобы ощутить себя настоящим полярником. Да, собственно, не стремился я к этому. Тем более, что мои предшественники - коллеги уже успели внести имя родной газеты в анналы истории, когда в мае 1979 года достигли на лыжах Северного полюса. А стартовала полярная экспедиция газеты «Комсомольская правда» именно отсюда, с соседнего острова Генриетты. В ее состав входил и Дмитрий Шпаро, с которым довелось сейчас побывать сейчас на краю земли.

Юбиляр Дмитрий Шпаро по-прежнему Великий романтик.

Юбиляр Дмитрий Шпаро по-прежнему Великий романтик.

Имена покорителей полюса под флагом «Комсомолки» известны всему миру. Помимо начальника экспедиции в нее входили научный руководитель маршрутной группы Юрий Хмелевский, Владимир Леденев, радист Анатолий Мельников, врач Вадим Рахманов, Василий Шишкарев. Они были патриотичны и, по нынешним меркам, несколько наивны. Когда каждый килограмм груза был на особом счету (при старте он составил 50 кг на человека!), полярники донесли до Северного полюса и «артефакты» той поры - флаг легендарных папанинцев - символ неразрывной связи поколений советских покорителей Арктики. Установили специальный непотопляемый, герметически закрывающийся контейнер.

В его металлическую сферу с надписью «СССР, высокоширотная полярная экспедиция «Комсомольской правды» участники перехода заложили флаг Родины, горсть московской земли от стен Кремля, брошюру В. И. Ленина «Задачи союзов молодежи», побывавшую в космосе на борту орбитального комплекса «Салют-6» — «Союз-29» — «Союз-30», серебряный костыль БАМа, пучок колосьев с казахстанской целины, мастерок строителей ударных комсомольских отрядов, талисман Олимпиады-80 — фарфорового медвежонка, специальный выпуск газеты «Комсомольская правда» с рассказом об экспедиции, вымпелы ЦК ВЛКСМ, копии официальных протоколов о достижении Северного полюса, а также памятные записки на русском и английском языках.

- Тогда это не казалось нам такой уж наивностью, - улыбается Анатолий Мельников, который по-прежнему участвует в полярных экспедициях в качестве радиста. - Пайки с едой бросили, а вот эти символы нашей страны до Полюса донесли.

Мечтаю еще раз оказаться на Северной точке земли и убедиться, что наши следы там до сих пор сохранились. ...Уже оставался за иллюминаторами транспортника суровый порт Тикси, удалялась ширь Моря Лаптевых и в туманной дымке над стальными водами мерещилась вдали земля в океане - Земля Санникова, ради поисков которой остались здесь навечно многие полярные исследователи. Мы к тебе еще вернемся, неизвестная и призрачная земля.