Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-1°
Boom metrics
Политика27 июня 2012 10:44

Почему я подписал письмо в защиту Pussy

Надежде Толоконниковой, как и другим участницам группы, грозит семь лет тюрьмы

Надежде Толоконниковой, как и другим участницам группы, грозит семь лет тюрьмы

Фото: Евгения ГУСЕВА

Утром среды я узнал, что группа творческой интеллигенции подписала письмо в защиту арестованных участниц панк-группы Pussy Riot. Ходатайство об их освобождении предлагалось подписать и всем желающим. Что я и сделал, подумав минут эдак 5-7.

Не могу сказать, что являюсь их сторонником. Скорее, наоборот, их действо в храме Христа Спасителя вызвало мое активное неприятие. Не согласен и с частью доводов, изложенных в письме, особенно в части квалификации их действий (это все же компетенция суда, а не творческой тусовки, пусть она вся элита из элит). А все равно подписал. Почему?

Постараюсь ответить кратко. Первое - следствие чрезмерно затянуто для такого достаточно простого случая. Каждое затягивание и продление ареста все больше выглядит не отправлением правосудия, а сведением счетов.

Второе. Каждый день до начала суда дает возможность для оказания давления на его будущее решение, уменьшая шансы на беспристрастность вердикта.

Третье. Суд еще не решил, виновны они или нет в инкриминируемом им преступлении, а степень наказания, которому они оказались подвергнуты, уже перешагнула за минимальный уровень, положенный по этой статье УК.

Четвертое. Даже если суд признает их виновными, то их преступление не относится к тяжким или особым тяжким. В условиях, когда идет либерализация УК, а чиновники, берущие миллионные взятки, остаются на свободе, пребывание панк-девиц в СИЗО является ничем не оправданным.

И, наконец, пятое. Следственные действия закончены, и даже если они скроются за границей, чего боится обвинение, неужели это станет таким тяжким ударом для России? Не говоря уже о наличии детей и о том, что тюрьма мало кого делала лучше. Есть еще и шестое, и седьмое, и т.д. Но хватит и первых пяти.

Я подписал письмо в их защиту, и никто не разуверит меня в правильности этого решения.