Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-6°
Boom metrics
Общество11 сентября 2012 8:55

Саммит прошел. Мосты разберут?

Во Владивостоке теперь популярен вопрос «Есть ли жизнь после Саммита?»

Я, собственно, не про саммит АТЭС. Я про нас, жителей Владивостока. Поскольку превращение столицы Приморья в столицу России в Азиатско-Тихоокеанском регионе – еще только будет (ой, неужели?). А метаморфозы настроений среди местного населения уже случились, как факт.

Сначала мы, местные, не верили, что построят мосты. Потом отказывались признать, что их все же построили. Открывая мегаобъект, власти пустили нас походить пешком по мосту через бухту Золотой Рог, и мы пошли всем городом с великим удивлением на лице. Теперь, когда отшумел саммит, нам кажется, что вослед улетевшим президентам улетят, исчезнут мосты. Самые остроумные граждане шутят, что их разберут и перебросят в Сочи. Но нет. Стоят. И по ним можно ездить – из центра Владивостока на его окраину, а потом, по второму, пролетая чайкой над проливом Босфор Восточный, и на остров Русский.

Все произошедшее настолько нереально и еще не принято сознанием обывателя, что у тех же мостов до сих пор нет имен. То, что недавно назаседала городская комиссия по топонимике, придумав названия Золотой и Русский, не считается. Никого это творчество не вдохновило. Я и сама пока спотыкаюсь, не зная, как, каким словом обозначить конкретный мост.

Последние три года мы, владивостокцы, дружно сопротивлялись большим переменам. Вот зачем университет на острове, когда он давным-давно есть во Владивостоке (недоумеваем по этому поводу до сих пор)? Зачем новые автобаны, когда городские «автотропы», идущие параллельно тем, по которым везли президентов, едва проходимы для джипов и танков? И (чем сильно горжусь!) - для родных владивостокских автомобилистов. Эти легко и грациозно преодолеют на чем угодно и что угодно – ямы, канавы, открытые люки, смытые дождиком габионы…

А вот зачем сцены в центре города? Зачем дорогущий фейерверк? Как писал поэт, «сколько б вышло портянок для ребят!», то есть детских садов, коих всегда постыдно не хватает. Но сыграл народу ансамбль Бутмана, спел на городском пляже хор имени Пятницкого, расцвел под проливным ливнем чудо-салют. И – как-то отпустило, смягчилась душа: «Красота!..»

С таким чувством входишь в чужой, едва отремонтированный модный дом. Или в свой, но переделанный без твоего участия. И вроде ты тут жил и даже когда-то родился, а вроде – видишь всё это впервые. И сомневаешься: а для тебя ли всё это отгрохали? Космодром тебе уже не строить, нефть и газ не качать. Дети твои выросли и подались туда, куда по новым мостам не доехать. Да, сам ты прилип к этой земле, она твоя де факто. А вот де юре, как поет Юра музыкант, тра-ля-ля, тра-ля-ля…И ведешь ты свой персональный бой за родную землю. И понятия не имеешь, чем он закончится? Дадут ли пожить в обновленном доме или тебя и таких же, как ты, смоет волной великих строек и мега-проектов?

Во Владивостоке популярен вопрос «Есть ли жизнь после Саммита?» Он получил хождение до встречи в верхах. Он открыт и сегодня.