Политика

Григорий Явлинский: «Что делать? Не врать и не воровать»

В эфире у Владимира Соловьева политик высказался о перспективах России
Открыть новый политический сезон на канале "России" Владимир Соловьев решил, пригласив на разговор Григория Явлинского.

Открыть новый политический сезон на канале "России" Владимир Соловьев решил, пригласив на разговор Григория Явлинского.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Открыть новый политический сезон на канале "России" Владимир Соловьев решил, пригласив на разговор Григория Явлинского. Беседа получилась настолько содержательной, что некоторые отрывки "Комсомолка" решила привести ниже.

Соловьев:

- Ваш прогноз на эту осень? Какие вопросы станут самыми важными? Как будет выглядеть страна в преддверии отопительного сезона?

Явлинский:

- Осень, наверное, это масштаб, о котором сложно говорить. Осень будет как осень. Но вообще говоря, если рассуждать о прогнозе, то мне кажется, что это, к сожалению, не очень сложно. Скажите, какой может быть прогноз, если практически всем очевидно, что законы в стране действуют очень относительно. Что суд не является независимым. Что права собственности зависят от власти. Собственность и власть слились воедино. Но более того, о чем мне хочется сказать вне всяких выборов. Ну какой можно сделать прогноз, если абсолютным фактом является серьезнейшее падение уровня культуры в стране – политической в первую очередь. И в целом. И это отражается в структуре, ну, например, бюджета. Посмотрите, сколько там на образование, сколько на здравоохранение, сколько на развитие страны. И сколько на другие направления. Ну какой можно построить прогноз? Ну разве дело здесь в том, что будет в ближайшие два месяца? Ну это же стратегические вопросы. И они все утрачены.

Соловьев:

- Вы верите в грядущую катастрофу?

Явлинский:

- Я не буду говорить про катастрофу, но про большие испытания – точно буду говорить. Точно! Ну потому что на чем может стоять страна? На образовании, на здравоохранении, на культуре в широком смысле слова. На политической культуре. А иначе мы так и будем обсуждать дикие выходки и совершенно безумные решения каких-то судейских подчиненных каким-то иерархическим структурам, людей и судов. Мы так и будем в этом крутиться. А структура большая, страна огромная, жизнь на планете сложная, вызовов очень много. А мы теряем время. И совсем не факт, что мы так сможем добраться до конца этого века. Дважды страна была в близком к сегодняшнему дню. Сами проанализируйте. Вы все образованные люди. Вы все всё знаете, понимаете. Посмотрите, дважды в ХХ веке страна была очень близко к этому. В 1917 году что произошло? Отрекся Николай II. А власть некому было взять. Некому! И ее захватили кто? Ну, говоря сегодняшним языком, террористы. Которые учинили террор прямо там на много лет вперед. Да, в 1917 году.

А в 19991-м вновь повторилось это. Ну, что, будем ожидать снова развития событий по этому сценарию? Да, я думаю, что если даже говорить с технологической точки зрения, смотрите. У нас ситуация сложилась такая. Власть безответственная. Я бы даже больше сказал, руководство страны безответственное. Потому что бесконтрольное. Оно как бы само по себе. Ну просто совершенно само по себе. С одной стороны. А с другой стороны, не способное пока еще ни к чему гражданское общество. Значит даже технологически у нас нет способа выйти из того положения, в которое мы попали.

Я хотел, чтобы мы все поняли. Когда мы думаем, почему у нас не летают аппараты в космос? Потому что упала культура всего. Инженерная. Еще раз повторю – политическая, человеческая. Вот поэтому они и не летают. Почему мы не можем сделать самолет? Почему не можем сделать автомобиль? Все по этой же причине. Потому что есть определенные правила. Правила – должны быть законы, которые выполняются. И они должны быть законами. А для них должен быть парламент. А мы и это не можем создать. И так далее. Я могу продолжать дальше. Но меня и очень многих людей это беспокоит. Вы же все не можете это не чувствовать. Это проблема действительно всей страны.

И, кстати говоря, одним из элементов здоровой страны, конечно, является политически ответственная и финансово прозрачная оппозиция. Действительно разделенная между, скажем, левыми, националистами, демократами. Пускай они соревнуются. Пускай люди определяют, что они хотят видеть в стране. А не так, что все это вместе и ни о чем. Только «Россия без этого…». А с кем? – вот вопрос. А не «без кого». Без кого – нетрудно сказать. А с кем? Вот этот вопрос остается открытым.

Соловьев:

- Браво, Григорий Алексеевич! Очень сильно. Но, к сожалению, как всегда, анализ жестокий, анализ точный. Но делать-то что?

Явлинский:

- Делать? Делать-то, в общем, просто. Если вы имеете в виду всю страну, я вам дам... Не врать и не воровать. Вот всё. А какая может быть перспектива у страны, если это вызывает улыбку? Вещь-то простая: не врать и не воровать. Ну что еще надо сказать? Между прочим, если не врать, то сразу в стране появится другая политическая культура.

Соловьев:

- Бесспорно.

Явлинский:

- Другие политические партии и другое политическое устройство. Потому что то, что есть, это все построено просто на вранье.

Соловьев:

- Проблема только в одном – все согласны с тем, что надо не врать и не воровать. Не могут договориться о начальном времени, кто первый перестанет.

Явлинский:

- Это напоминает «Прозаседавшихся». Так можно долго договариваться. Но вот рецепт, по-моему, ясен.

Соловьев:

- Спасибо большое, Григорий Алексеевич. Великолепное выступление.