Общество

Близкий друг Ильи Олейникова: «От Ильи скрывали правду о его болезни»

Врач Валерий Савельев рассказал, какими были последние годы жизни артиста
Врач Валерий Савельев рассказал, какими были последние годы жизни артиста

Врач Валерий Савельев рассказал, какими были последние годы жизни артиста

Фото: Михаил ФРОЛОВ

- Он — народный артист, он принадлежит всем, поэтому надо рассказать правду - объяснил нам Валерий Тарасович причину, по которой он согласился с нами побеседовать.

- Познакомились мы в армии, в 71-м году. И с тех пор стали дружить.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Илья всю жизнь был человеком, который много беспокоится обо всем на свете, очень все близко к сердцу принимал, и, как мне кажется, это могло оказать влияние на его жизнь в последнее время. Даже находясь в состоянии, слабо совместимым с жизнью, он почему-то всегда накручивал все что-то другое. Конечно, он не знал на сто процентов своего диагноза, с чем было связано его заболевание... Это, может, и к лучшему. Потому что постоянно предполагал какие-то другие болячки — такое было у него свойство характера. Плюс у него постоянно были заморочки — то сосуды, то еще что. То клиника неврозов...

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Я его встретил там, спрашиваю — «Что ты тут делаешь?». А он говорит - «А мне Лолита посоветовала». Я его там еле одел, еле обул, вывел на улицу — он осоловевший был от уколов... Но главное, что его душевные муки-то от пребывания там не исчезли, и стали более выраженными, потому что к этому прибавились еще страдания физические.

- Подождите, то есть он не знал, что умирает?

- Да, от него и от его супруги Ирины скрывалось, что все так серьезно. Вообще, те, кто имеет медицинское образование и видели его анализы, понимали. Времени у него уже не было — это я вам говорю, как врач. Заканчивается это все однозначно. Лично я молил, чтобы Бог дал ему как можно больше жизни. А ближе к смерти он эти вопросы задавал. О жизни и смерти. Я пытался все на юмор свести.

В сентябре у меня был с ним откровенный разговор. И он в сердцах меня спросил - «Ну что со мной такое?». Я ему начал объяснять, что после такой жесткой терапии, как у него была, надо отходить. «Устал я от этого ужасно, мучиться больше не могу» - говорит. А я ему в шутку говорю - «Лучше всего умереть во сне. Ты засни и не просыпайся, и не узнаешь, что умер». Илья отреагировал с юмором, что было редко за последнее время. Рассмешить его было невозможно — ничего его не трогало. И в итоге так и вышло — он умер, не приходя в сознание.

ПЕРЕД СМЕРТЬЮ КУПИЛ КВАРТИРУ В БОЛГАРИИ

- Наверное, лучшее, что случилось с ним в последнее время, связано с его пребыванием в городе Ахтополь в этом сентябре. Это в Болгарии, в 15-ти км от границы с Турцией. Сам по себе климат там настолько чудесный, плюс море, и солнце, и фрукты — сама жизнь предоставила ему лучшие дни напоследок. По нашей просьбе в сентябре он с Ириной провел там две недели.

Приехал он туда совершенно изможденный, истрепанный, еле стоящий на ногах. Но потом ничего, отошел. Ему сняли номер рядом с нами, по его просьбе. Мы с ним вместе провели это время, он стал меняться, оживать, чем-то интересоваться наконец. С моими близкими друзьями-врачами даже ездил в туристическую поездку. Он влюбился в этот город и даже купил там себе квартиру. Я думал - дай Бог, чтобы он дожил, чтобы мы все там собирались почаще. Жалко, что его там не будет.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

- Говорят, что он очень быстро «сгорел» - с июня этого года.

- Однозначно сказать, когда он заболел, нельзя. Но однажды мы с Ирой сидели, обсуждали, и она мне сказала - «А я-то в седьмой год уже в этом».

- А что за история со стволовыми клетками?

- Последнее время у меня было тяжелое предчувствие. И я звонил им каждый день. Спрашивал у Ирины, как его состояние. И она мне говорила о его успехах. Меня поражала ее вера — если у него начиналась положительная динамика, то она очень радовалась, говорила об этом, как о большом достижении. Это мне всегда очень нравилось. Если бы не она, трудно было бы представить его жизнь. Он бы столько не прожил, она была для него всем — и женой, и няней...

Так вот. Звоню я, а она рассказывает, что ему уже начали давать пуповинную кровь. А я очень хорошо знаю, что такое стволовые клетки. Что на сегодняшний день применение их в «клинике» запрещено и что ими не умеют управлять. И когда я узнал про пуповинную кровь очень удивился, но не стал расспрашивать. А через пару дней она мне рассказывает, что Илюша отснялся, а на следующий день у него поднялась температура. И диагноз его при поступлении был «вирусный сепсис», хотя его лабораторно еще не подтвердили, должны были сказать через неделю. Если ему действительно внутривенно-капельно вводили пуповинную кровь, то хотелось бы узнать, как она хранилась, и как применялась.

И в ситуации, когда человек получает тяжелую химиотерапию, лучевую терапию, когда все показатели на нулях, что-то вводить — большой риск. Пока эти сведения не подтверждены. Частично со слов Ирины, частично я сама додумал.. Иру я пытался подвести к мысли, когда у него было острое состояние, вызванное вроде бы вирусом - спрашивал, не от стволовых ли клеток ноги растут. Она сказала - «Нет-нет, сказали, проверяли кровь, и там хороший анализ».

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Видимо, они хватались за последние соломинки, и все строилось на доверии. На эту тему открыто говорить очень тяжело. Лекарств от его состояния не было. Оперативное лечение было невозможно провести, врачи стали лечить мощными дозами облучения. А вот какие специалисты начали собираться вокруг, поставили себя выше официальной медицины - это уже другое. Мы долго искали врачей, по всему миру. И нам все говорили, что никто не возьмется. А в Израиле нам сказали — мы готовы провести обследование, а прооперировать может только Михаил Иванович Давыдов, директор онкоцентра на Каширке. Мы предложили Ирише, а Илья - ни в какую. Последней попытки мы не использовали, но я не могу сломать его, переубедить, он верил своим врачам.

- Курить-то он бросил?

- Нет, так и продолжал. Врач ему разрешил курить 6 сигарет в день. А он курил 4. Но, правда, были такие времена, когда он ко мне прибегал и просил выкурить сигаретку: - «Жена мне говорит — кури четыре! И я хочу, чтобы Иришка не видела. И только он закурил — она сразу появлялась, как будто чувствовала».

Меня поражает, что до 26-го числа он еще снимался, умер практически на ходу. А 29-го попал в реанимацию, и сразу на аппарат. И так и не приходил в себя. Вообще работать в его состоянии — недопустимый риск. Но он в Ахтополе очень переживал — как же без работы, что я буду делать. Я ему говорил, что ему надо восстанавливаться, отдыхать. А он говорил — да, и все равно бегал на работу.

ФОТОГАЛЕРЕЯ: Вспоминаем Илью Олейникова...

ЗВОНОК СЫНУ

Сын Ильи Олейникова: «В жизни он был такой же человек, какой и на экране»

Сын актера, участник группы «Чай вдвоем», Денис Клявер рассказал радио «Комсомольская правда», что Илья Львович тяжело болел. За последние дни его состояние сильно ухудшилось, и сердце не выдержало:

- Я не думаю ничего говорить, пускай будут говорить другие люди. По-моему, все и так понятно. Он был такой же человек, какой и на экране. Светлый человек.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«И навеки провожают всем двором». У Ильи Олейникова не выдержало сердце

В то, что с нами больше нет «городошника» Ильи Олейникова, решительно невозможно поверить. Не старый, активный и жизнерадостный человек ушел из жизни в Санкт-Петербурге в возрасте 65 лет - неожиданно для всех. (Читайте далее)