2016-08-24T03:29:28+03:00

Новый курс современной России: разворот к нормальной жизни

Уходящий год можно с большой долей уверенности назвать «годом несбывшихся негативных прогнозов»
Поделиться:
Комментарии: comments4
Каждая следующая акция протеста собирала все меньше и меньше участников.Каждая следующая акция протеста собирала все меньше и меньше участников.Фото: Михаил ФРОЛОВ
Изменить размер текста:

Ведь, как ни странно, все те ужасы, которые нам предрекали еще прошлым декабрем, рассыпались как карточный домик. Не случился конец света, предсказанный майя. Россию не накрыл финансовый кризис. Рубль не обвалился. И собственно «снежной революции», о которой так долго говорила несистемная оппозиция, не произошло. И это, пожалуй, одно из главных достижений власти в уходящем году.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ ПОД ЗАНАВЕС ГОДА

Одним из самых красноречивых свидетельств краха революционных надежд может служить акция, проведенная 15 декабря оппозиционерами в память о декабрьских митингах прошлого года. Немногочисленные, в основном среднего и пожилого возраста люди, пришедшие на Лубянку «почтить память», как говорили сами оппозиционеры, меньше всего напоминали тех «рассерженных горожан», которые выходили на Болотную и Сахарова год назад. Задуманное как акция протеста мероприятие превратилось в поминки по протестному движению, прожившему шумную, но короткую жизнь.

Что же случилось? А случилась очень простая вещь - протестующие получили то, за что боролись.

ПРИНЦИП ДЗЮДО

С чем Россия пришла к декабрю прошлого года? «Перед страной стояли очевидные угрозы, среди которых: стремительная деградация доверия к правящей партии «Единая Россия» и к власти в целом; рост недовольства в связи с резким сокращением участия граждан в политическом процессе, коррупционная коррозия аппарата управления», - перечисляет Алексей Мухин, гендиректор Центра политической информации.

В этих условиях Владимир Путин, заявив о стремлении вновь стать президентом, вынужден был искать и давать ответ на эти угрозы в авральном порядке, поясняет политолог. И ответы были даны. Причем, как выразился Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации, Путин использовал принцип дзюдо, «обратив против оппозиции ее же собственный порыв».

«Была выработана новая политическая стратегия разрешительной демократии (максимально допустимое участие населения в демократических процедурах при четком соблюдении законности и определении правил ведения игры в интересах групп большинства), предполагающая несколько составляющих, каждая из которых расширяла и одновременно определяла рамки дозволенного в российской политике», - описывает хронику событий Мухин. Так, были возвращены выборы губернаторов. А поправки в закон о партиях настолько облегчили процесс их создания, что это сделалось по силам любому мало-мальски активному человеку.

Судите сами. Теперь для регистрации партии достаточно собрать всего 500 человек - цифра смешная не то что для политического деятеля, но даже для популярного блогера. Набрав 500 человек, нужно провести учредительный съезд партии, создать оргкомитет и отправить в Минюст сведения о членах оргкомитета, протокол собрания, срок его полномочий и место проведения заседания - и все. Через месяц будет готово свидетельство о регистрации. Причем бумажную часть работы можно поручить нотариусу, а сотрудники Минюста консультируют заявителей, хоть это и не предусмотрено законом.

Облегчено и функционирование зарегистрированных партий: они должны посылать отчет раз в три года против прежней ежегодной отчетности.

По мнению Иосифа Дискина, председателя комиссии Общественной палаты по развитию гражданского общества и взаимодействию с общественными палатами субъектов РФ, с изменением правил регистрации новых партий появилось больше возможностей для реализации разных политических интересов. «У каких-то из партий теперь появится возможность вхождения в парламент, для этого с введением мажоритарной системы их представителям будет достаточно выиграть всего в 2 - 3 округах, чтобы получить возможность выступать с политической трибуны», - поясняет он.

Правда, по словам Михаила Ремизова, президента Института национальной стратегии, интересных и ярких партийных дебютов мы пока не увидели. «Но это проблема уже скорее самих партий и политических игроков, чем законодательства», - отмечает он. Прогнозируя, что впереди у большинства из партий - организация блоков и коалиций.

Кстати, прежняя редакция закона требовала для регистрации партии иметь не менее 40 тысяч человек - и в случае федеральной партии добавлялись требования о наличии минимального количества членов в регионах.

Результат не замедлил сказаться. Если за последние 10 лет была зарегистрирована лишь одна партия - «Правое дело» (2009 г.), то с момента принятия новых поправок в закон (23 марта принят Госдумой, а 2 апреля подписан президентом), в стране зарегистрировано 48 партий и еще более 200 ожидают регистрации.

Кого здесь только нет! Есть партия Интернета и партия социальных сетей, партия монархистов и партия социалистов, партии казаков и партия автомобилистов… Нет только партий, созданных оппозиционерами. Ни одной.

ПУСТЫЕ ХЛОПОТЫ

Правильно говорят: бойтесь желаний, они могут исполниться. Желания оппозиции, срывавшей голоса на декабрьских площадях 2011-го, были исполнены быстро - и неожиданно для нее. Герои трибун ждали репрессий и «завинчивания гаек», а им предложили демократические преобразования и честную политическую конкуренцию. Тут-то и выяснилось, что у оппозиции нет ни четкого плана, ни даже набросков того, что и как они хотят строить. Есть только желание «бороться с режимом», исполнять которое в новых условиях затруднительно.

Зато стало гораздо больше грызни внутри оппозиции. Ее лидеры и раньше-то отличались неоправданными амбициями и самолюбованием, а с исчезновением «общего врага» внутренние противоречия были вынесены на публику. Результат - вместо создания одной мощной оппозиционной партии мы наблюдаем многочисленные заявления о том, почему невозможно создать и самую маленькую партию. Похоже, истинная причина тут одна - соратники по борьбе затопчут. «Хотели партии? Получайте упрощение их регистрации и соответственно внутриоппозиционную конкуренцию, которая, как все внутривидовые, острее межвидовой», - иронизирует Михаил Делягин.

Зато состоявшаяся либерализация политического поля не только не помешала партии власти побеждать, но и дала «Единой России» стимул к обновлению.

«К выборам 2011 года «Единая Россия» пришла в тотальном одиночестве», - напоминает Мухин. Сумев создать в массах ощущение избыточного монополизма «Единой России» и использовав недовольство засильем коррупционеров, объединенная оппозиция отняла у партии большинства значительную часть электората.

Однако в слабости «Единой России» оказалась ее сила, замечает Мухин. «Перестав быть партией большинства, она сохранила статус правящей партии, но при этом, отказавшись от партийного монополизма, лишилась также и большинства негативных коннотаций, - поясняет он. - Фактически, проведя реформу, направленную на либерализацию партий, единороссы признались в том, что их партия такая же, как и все остальные, только больше, лучше и адекватнее».

Такая политика принесла свои плоды: выборы в регионах в октябре 2012 года продемонстрировали практически повсеместный успех единороссов. Наверное, самым впечатляющим была победа представителя «Единой России» в Химках, куда либеральная оппозиция, кажется, бросила все свои силы для поддержки своего кандидата Евгении Чириковой. Не помогла ни шумная кампания в СМИ, ни популизм защитницы Химкинского леса. При этом стоит отметить, что Владимир Путин достаточно демонстративно дистанцировался от «Единой России», так что впечатляющие результаты никак не удастся приписать «административному ресурсу».

Власть, прежде всего президент, переиграла оппозицию - это признают и сами оппозиционные деятели. И здесь самыми удачными шагами, помимо либерализации политической жизни, следует признать антикоррупционную кампанию и новую кадровую политику президента.

НОВЫЙ КУРС

Антикоррупционная кампания, начавшаяся в этом году, - еще один гвоздь в гроб протестного движения. Обвинения в коррупции сегодня со стороны власти звучат едва ли не чаще и громче, чем со стороны оппозиции. «Президент ясно дал понять, что неприкасаемых нет, а отставка следует практически моментально после выявления серьезных недостатков и злоупотреблений, - считает Мухин. - Антикоррупционная кампания, конечно, не могла не вызвать одобрение большинства населения». При этом вопреки надеждам «революционеров» антикоррупционная кампания оказалась не разовой демонстрацией: президент ясно дал понять, что расследования будут идти до конца и невзирая на лица.

Владимир Путин взялся не только за коррупцию, которая так болезненно воспринимается обществом, но и пошел на изменение собственной кадровой политики. Как отмечали политологи, принадлежность человека к «команде» больше не дает карт-бланш, а для назначения на высокий пост и, главное, удержание его теперь необходимы высокий профессионализм, безупречная репутация и готовность достигать реальных результатов. Благодаря такой кадровой политике «в правительстве оказался первый за почти десятилетие профессиональный министр внутренних дел, второй за все время существования новой России профессиональный министр экономического развития и едва ли не первый за те же годы министр культуры, считающий, что культурная политика государства должна созидать народ, а не разрушать его», отмечает Делягин. А назначение министром обороны Сергея Шойгу показало, что безупречная репутация и личные достижения становятся решающим аргументом в кадровых назначениях на ключевые посты. Эти действия не остались незамеченными обществом. Граждане по достоинству оценили предпринимаемые властью усилия. «Вместе с либерализацией политической системы усиливалась поддержка населением действующей власти: люди видели, что на объективное недовольство сложившейся ситуацией власти отреагировали адекватно и соразмерно, - считает Мухин. - Также на руку власти играло и то, что граждане прямо услышали от своих лидеров, что они намерены делать в дальнейшем».

ПАРТИЯ ТЕЛЕВИЗОРА

Итак, власть, и прежде всего президент Владимир Путин, сумела найти адекватный и очень достойный ответ на требования «рассерженных горожан». И протест захлебнулся: людям стало незачем выходить на улицу. Период, названный политологами «политической турбулентностью», закончился.

Сумей оппозиция вовремя среагировать на изменения, мы могли бы стать свидетелями диалога ее с властью и продолжения политических реформ уже совместными усилиями. Возможно, кто-то из оппозиционных сил смог бы со временем занять место во власти.

Однако оказалось, что к диалогу оппозиция не готова, так как готовилась к противостоянию и ничего, кроме криков «Долой!», предъявить не может. Более того: выборы в Координационный совет, сопровождавшиеся скандалами, дрязгами и таким количеством нарушений, что предъявлять после этого претензии Чурову стало просто неприлично, окончательно убедили протестный электорат в том, что его лидеры озабочены исключительно собственной политической карьерой. Многочасовые прения свежеизбранного КС по незначительным вопросам в отсутствие внятных планов и лозунгов добили и самых упорствующих сторонников.

В результате даже из тех 80 тысяч проголосовавших за КС, треть из которых пожилые «борцы за перестройку», 10 тысяч - поклонники Мавроди, а остальные - «партия телевизора», голосующие не за политиков, а за медийных лиц, вытащить на улицу удалось лишь жалкие сотни. «Судя по падающей кривой митингов, от раскачивания лодки хомячков стало тошнить», - ехидничает политолог Леонид Радзиховский. «Пышно вздутая оппозиционная пена осела», - считает он.

ПАРТИЯ БОЛЬШИНСТВА

Впрочем, гораздо важнее другое: та часть общества, которую принято называть «молчаливым большинством» и которое ранее выражало либо равнодушие, либо глухое недовольство, в результате прошедших преобразований стало настоящим, сознательным сторонником власти. Именно на это указывают итоги единого дня голосования, принесшего практически во всех регионах триумфальную победу «Единой России».

По мнению Мухина, это явилось результатом политики либерализации, проводимой властью, которую политолог называет «разрешительной демократией» (максимально допустимое участие населения в демократических процедурах при четком соблюдении законности и определении правил ведения игры в интересах групп большинства). «Проявления политики разрешительной демократии уже получили высокую оценку избирателей, которые на осенних выборах массово голосовали за единороссов - то есть за Путина, - отмечает политолог. - Электорат своим выбором подтвердил, что остается верен консервативным взглядам и ценностям, которые он ассоциирует с действующим президентом страны».

Делягин отмечает, что тысячекратно высмеянная либералами апелляция Путина к рабочим «Уралвагонзавода» была грамотным тактическим ходом, превратившим московских либералов в голых королей. «Она показала не просто рекламную «близость к народу», но демократическую опору на него: так, тысячекратно проклятая либеральной тусовкой диктатура пролетариата была тысячекратно же более демократична, чем современная ей буржуазная демократия, - в силу прямой опоры на народ», - пишет эксперт.

Власть повела себя умно, согласен Радзиховский. «Разумеется, были некоторые проколы, но в целом она разумно выстроила линию поведения», - считает он.

В любом случае ясно: руководство страны показало, что готово к диалогу с народом, а народ - что ценит конкретные дела, а не риторику. Можно сказать, что на вопрос таксиста из анекдота: «Вам шашечки или ехать?» - и власть, и общество единодушно выбрали движение, а не форму. Формализм остался на долю КС и их немногочисленных сторонников.

Что нужно людям

«Власть выступает за максимально допустимое участие населения в демократических процедурах при четком соблюдении законности и определении правил ведения игры в интересах групп большинства», - считает Мухин.

Разумеется, в обществе еще много накопившихся запросов. И нет сомнений, что при продолжении диалога с властью эти запросы будут озвучены. Благо их перечень в целом известен: ЖКХ, транспорт, безнаказанность местных жуликов и бытовая коррупция, ситуация в здравоохранении, образование. Однако нетрудно заметить, что теперь на первый план выходят социально-экономические проблемы, а опыт их успешного решения у руководства страны есть, что показал и прошедший кризис. А главное, направление движения обозначено ясно: назревшие вопросы руководство готово обсуждать и решать. И именно это нужно обществу, а не выгуливание норковых шуб на митингах.

«Период политической нестабильности и напряженности в истории страны миновал. Ценности баланса, стабильности и спокойствия, которые столь яростно отрицались в течение последних пяти лет, вновь поддержаны российским избирателем. Градус политического противостояния упал до минимума. Зато существенным образом возросли требования к нормальным демократическим институтам. Общество возвращается к норме. И это, пожалуй, лучший результат прошедшего года», - делает вывод Мухин.

 
Читайте также