Общество19 января 2013 15:55

Сергей Шаргунов: В неопубликованной части предсмертной записки Долматова - сугубо личные вещи

Писатель заметил в письме покончившего с собой фигуранта «болотного дела» несколько странностей

Александр Долматов покончил с собой в Роттердаме 17 января

Сергей Шаргунов был первым, кто вместе с матерью Александра Долматова прочитал последнее послание оппозиционера.

Активист «Другой России» Александр Долматов, участвовавший в митинге на Болотной площади 6 мая 2012 года и попросивший летом того же года политического убежища в Нидерландах покончил жизнь самоубийством в минувший четверг. Он оставил предсмертную записку, в которой среди прочего сообщил, что «предал безопасность Родины».

Вот что Шаргунов рассказал «Комсомолке»:

- Я не был близким знакомым Александра. Просто я писал, и сейчас пишу, очерк о нем. Поэтому я приехал к его матери. Оказалось, что она совершенно одинока. С ней не связывался никто ни с российской, ни с голландской стороны. Ее поддерживают друзья Александра и ее племянник. Саша был чистый, честный, может быть идеалистический человек. Большой патриот, очень образованный, знавший родную историю, несколько языков. Человек очень здравомыслящий и большой жизнелюб. Он с ранних лет интересовался происходящим в обществе и был человеком, что называется, неравнодушным.

- Он действительно уехал из опасений преследования по «болотному делу» или была и другая причина?

- Исключительно по этой причине. Уезжать он не хотел. Но после 6 мая началось жесткое давление на него и на семью. На него давили и до этого. Просто потому, что он участвовал в акциях гражданского протеста. Его все время дергали и вызывали в отдел безопасности на работе, соответствующие сотрудники приходили домой... Уехав, он все равно мечтал вернуться, потому что не мыслил себя вне России.

- Он действительно обладал доступом к серьезным секретам?

- Определенно сказать не могу. Но насколько я понимаю, какими-то серьезными секретами он не обладал. Но он говорил и в телефонных разговорах оттуда, что на него давят и в Голландии, пытаясь что-то выяснить. Видимо или чиновники, или представители спецслужб. Мне кажется он оказался меж двух огней. Потому что он сообщал, что и «какие-то русские» на него там давят. История тяжелая, запутанная, последние несколько дней к нему не допускали адвоката. Видимо ему разбили мобильный телефон. Он оказался рядом со зданием аэропорта, наверно ему сказали, что его выдворяют.

- Это был уже депортационный центр?

- Даже скорее тюрьма. Совершенно непонятно, почему его туда отправили. Он и до этого в достаточно жестких условиях содержался. Очевидно на человека давили, возможно с разных сторон вместо того, чтобы предоставить ему убежище.

- Мама Александра узнала почерк сына?

- Сложно сказать, почерк прерывается в нескольких местах. Странная фраза «Я тот, что был раньше», перечеркнутое слово несколько раз... Его мать говорит, что она не понимает смысла. Странная записка, правда ведь?

- Еще больше вопросов вызывает неопубликованная четвертая страница. Может понятнее из нее письмо и не станет, но без нее домыслов может быть больше...

- Я сам решил, что не стоит ее обнародовать. Там чисто этического толка размышления о самом себе. Ничего там нет политического. Это сугубо личные вещи, адресованные матери, связанные с близкими, еще какими-то вещами. Там нет ни слова о каких-то секретах, которые он мог выдать. Это абсолютно личное, которое и можно было бы обнародовать, но совсем не обязательно.

ОБНАРОДОВАННЫЕ СТРАНИЦЫ ЗАПИСКИ ДОЛМАТОВА

Первая страница записки Александра Долматова

Вторая страница предсмертной записки Александра Долматова

Третья страница предсмертной записки Александра Долматова

Пятая страница предсмертной записки Александра Долматова.

Шестая страница предсмертной записки Александра Долматова

Фотографии журналисту прислал писатель Сергей Шаргунов

Тело Долматова готовятся отправить из Нидерландов в Россию

Тело Александра Долматова, который покончил с собой в центре для беженцев в Амстердаме, готовят к отправке в Россию.

Об этом сообщила пресс-атташе российского посольства в Нидерландах Софья Саренкова.

«Консульский отдел посольства России находится в настоящее время в постоянном контакте с компетентными органами Нидерландов, занимается подготовкой всего необходимого для организации для репатриации тела российского гражданина в Российскую Федерацию.» - рассказала она прессе.

Напомним, Александр Долматов являлся фигурантом дела о беспорядках на Болотой площади 6 мая прошлого года. Опасаясь быть привлеченным к ответственности, он бежал в Нидерланды, где попросил политического убежища. Голландские власти В убежище Долматову отказали, и тот даже оспорил их решение в суде. Но в четверг 17 января стало известно, что он покончил с собой. Позже была найдена его предсмертная записка, из которой следует, что его решение уйти из жизни с отказом в предоставлении убежища не связано (здесь ссылка на наш текст про предсмертную записку).

Сейчас его самоубийство связывают с профессиональной деятельностью. Долматов был ведущим конструктором ОАО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение», одного из крупнейших предприятий российской «оборонки». Есть предположение, что он стал объектом вербовки иностранных спецслужб.

Александр работал на заводе

Мама Александра Долматова: «У меня был хороший сын. А его так облили грязью...»

В Фейсбуке активно обсуждают самоубиство оппозиционера. Знакома погибшего, Оксана Челышева, на своей страничке опубликовала разговор с мамой Александра, приводим его полностью:

Я публикую запись нашего разговора с Людмилой Николаевной Дорониной, матерью Александра Долматова, и его другом Дмитрием с разрешения моих собеседников. Эта запись также отправлена в Нидерланды, откуда я уже получила следующий комментарий: «A scandal that no-one from Dutch authorities has visited Ludmila yet» («Скандал - это то, что никто из голландских властей до сих пор не приехал к Людмиле»). Голландцы попросили разрешения отправить запись журналистам.

Разговор с Людмилой Николаевной, матерью Александра.

- С вами пытался хотя бы кто-то связаться из МИДа, из посольства? Российские власти?

- Никто. Пыталась связаться я. Помогает мне друг Сашин. Он сейчас со мной. На меня, вот прямо так, чтобы ко мне, никто не приезжал, ничего не говорили. Сегодня из Голландии мне звонил адвокат с переводчиком. Он сказал, что они начали расследование. Он сказал, что все станет известно. Но пока ничего конкретного нет. Пока ничего не знаю. Вы знаете, у меня был хороший сын. Так грязью облили... Господи, да что же это такое... Ведь я же в Голландию его отдала, чтобы сберечь. Он бы там побыл, а потом бы снова приехал. Ведь его же преследовали... Сколько мы здесь пережили...

- Людмила Николаевна, вы могли рассказать, как именно и кто преследовал вашего сына?

- Весь последний год Саша был очень встревожен и насторожен из-за того, что его постоянно вызывали на работе к начальству. Из-за чего? Я вам скажу... Разве можно преследовать человека только за то, что он ходит на митинги? Ведь как гражданин он имел на это право. Его всегда задерживали, потом отпускали, но на работу всегда присылали бумагу о том, что «такой-то такой-то работник был задержан на незаконном мероприятии».

В общем, они его довели... Что еще... Обещали подбросить наркотики, а если не остановится, то говорили, что будет что-нибудь похуже. Он мне не все говорил. Он меня берег, любил. Кто угрожал? А эти... «товарищи»... Вы знаете, я не понимаю, где я сейчас живу. Я всегда считала, что я самая счастливая, что я живу в чудесной стране. А теперь я ее боюсь. Она мне чужая. Все эта власть... Она что-то хочет доказать... А Саша: он поступал так, как считал... Надо было послушать меня и не ходить на митинги. Но он не мог.. Он не мог остановиться. Голландия... Россия... Сами поймите, как я после этого могу относиться к России... А Голландия? То же самое. Раз отдали им человека, чтобы поберечь его, надо было его поберечь.

Он же не просто так к ним уехал... И еще... эти шествия. Что это за шествия в центре Москвы, если после них надо убегать в другую страну... Что они там полицейских этих выставляют против народа... И полицейские - народ. И эта масса людей - народ... Мне непонятно, зачем эту конфрантацию создают. Не понимаю этого безобразия. Если шествия, то не надо задерживать людей.

- Кто-то вам звонил из посольства Голландии?

- Никто. Я сама позвонила. Там какой-то секретарь. Я спросила, но мне ничего толком не ответили. Скажите, а вы работаете по правам человека? Как бы хотелось разобраться... Если бы вы только знали... Как вы думаете, можно ли что-то сделать? ....

О похоронах... Я ничего не знаю... Я не знаю, где он.

- Кто вам помогает в России?

- Да я, в принципе, одна. Заходит товарищ Саши. Мне трудно сейчас. Он, поверьте, был очень хороший мальчик. Светлый... Я знаю, что вы с ним не встречались. Но поверьте... Ну, влип он в эти дела... Но он же так считал, говорил мне: «Я - за честные выборы», Постоянно, хоть ты тресни, эти «честные выборы». На все митинги ездил. Что делать?

Понимаете, он там, в Голландии, последнее время очень просился домой. Говорил мне: «Мама, я приеду. Хочу домой». Я говорила: «Саша, не смей. Тебя тут схватят». Я боялась наших спецслужб. И на работе мне все говорили, что сюда ему нельзя. Понимаете, их уже все люди боятся. Их все боятся. Мне друзья мои говорили: «пусть там будет. Здесь схватят и не узнаешь, где он». Но он что-то чувствовал.

- Когда вы с ним говорили в последний раз?

- 6 января я заметила, что он не такой как обычно. Грустный был. 7 января я дозвонилась до него вечером. Он снова был грустный. Он был сам не свой. Он просился домой, я уговаривала его поберечь себя и меня. Я бы не выдержала. Ведь когда с этой машиной сталкиваешься... Она же страшная. Я сейчас не знаю, куда деваться. Как мне жить... Я бы сама сейчас бегом бежала... Только теперь бесполезно. Где мы все живем? Что это за власть такая?

А вот уже 8 января я до него не дозвонилась. Все его номера были отключены. Не прозванивались. Я звонила звонила звонила звонила. И только 10 днем раздались длинные гудки и он ответил. Он сказал, что «сломал телефоны»... Как он мог сломать телефон?... Я считаю, что его ударили. Телефон сломался. Он не мог сам телефон сломать. Может, и мог. Но ненормальность какая-то в этом есть. Но 10 января мы совсем чуть-чуть с ним поговорили. Ой, просто страшно...

Людмила Николаевна просит поговорить с другом Александра Дмитрием...

- Мы говорили с адвокатом, он сказал о начавшемся расследовании. До этого момента ни одна из официальных сторон - ни российская, ни голландская - даже не уведомили мать о смерти сына. Никто из них не связывался, никто не проинформировал. Только адвокат позвонил. Вся информация - из новостных лент. Причем, адвокат сказал, что он ни о чем не был уведомлен, что все процедуры по переводу Александра были осуществлены без его ведома. Он об этом узнал только после его смерти. У него не было никакой информации и он не мог его найти по всей Голландии.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Эдуард Лимонов о суициде Александра Долматова: «Сашу допрашивали с пристрастием» «После опубликования предсмертной записки Саши Долматова стало ясно, что его допрашивали голландские а возможно и натовские спецслужбы, - написал в своем блоге Эдуард Лимонов. - И видимо, допрашивали с пристрастием. Он предпочёл уйти из жизни». - К нам в партию он пришел очень давно, - рассказал Лимонов «Комсомолке». - Потом на какое-то время уходил. У нас бывает такое. А в 2010 году вернулся. Он был патриотом. Даже мама его рассказывала, что года ему два года было и он слышал, что играет гимн СССР, он бросал кубики и слушал его стоя. Как нечто священное. Все в воспоминаниях сходятся, что человек он был ровный, спокойный (читайте далее). ВЗГЛЯД С ШЕСТОГО ЭТАЖА Александр ГРИШИН Сугубо личные мотивы в кривом зеркале протеста Событие действительно грустное. Не будем говорить, что не мог быть у ведущего конструктора в сфере разработки ракетных вооружений, каким он представлялся, такой низкой степени допуска секретности. Не стоит и ухмыляться, что он выбрал смерть в голландской тюрьме для иммигрантов гипотетическому сроку в российской колонии. Человек погиб, и это всегда печально. Тем более, такой молодой, не оставив и продолжения рода. Но вот реакция его соратников по протестному движению убивает. Многие уже запостили и что виноват «режим», и что лучше смерть за кордоном, чем жизнь в «ЭреФии» (извините, орфография авторов - прим. авт.), что дотянулась «кровавая гэбня» и т.д. Что-да, голландцы-де козлы, отказавшие в политубежище (из-за чего Долматов и наложил на себя руки), но наши власти еще хуже. Сплошное «Не забудем! Не простим! Отомстим, когда придет время!» На фоне этой истерики как-то потерялось сочувствие к реальному человеку. Прежде всего, у них самих (читайте далее). Тем временем, друзья Долматова объявили сбор денег в помощь его матери Людмиле Николаевне (далее).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Эдуард Лимонов о суициде Александра Долматова: «Сашу допрашивали с пристрастием»

«После опубликования предсмертной записки Саши Долматова стало ясно, что его допрашивали голландские а возможно и натовские спецслужбы, - написал в своем блоге Эдуард Лимонов. - И видимо, допрашивали с пристрастием. Он предпочёл уйти из жизни».

- К нам в партию он пришел очень давно, - рассказал Лимонов «Комсомолке». - Потом на какое-то время уходил. У нас бывает такое. А в 2010 году вернулся. Он был патриотом. Даже мама его рассказывала, что года ему два года было и он слышал, что играет гимн СССР, он бросал кубики и слушал его стоя. Как нечто священное. Все в воспоминаниях сходятся, что человек он был ровный, спокойный (читайте далее).

ВЗГЛЯД С ШЕСТОГО ЭТАЖА

Александр ГРИШИН

Сугубо личные мотивы в кривом зеркале протеста

Событие действительно грустное. Не будем говорить, что не мог быть у ведущего конструктора в сфере разработки ракетных вооружений, каким он представлялся, такой низкой степени допуска секретности. Не стоит и ухмыляться, что он выбрал смерть в голландской тюрьме для иммигрантов гипотетическому сроку в российской колонии. Человек погиб, и это всегда печально. Тем более, такой молодой, не оставив и продолжения рода. Но вот реакция его соратников по протестному движению убивает.

Многие уже запостили и что виноват «режим», и что лучше смерть за кордоном, чем жизнь в «ЭреФии» (извините, орфография авторов - прим. авт.), что дотянулась «кровавая гэбня» и т.д. Что-да, голландцы-де козлы, отказавшие в политубежище (из-за чего Долматов и наложил на себя руки), но наши власти еще хуже. Сплошное «Не забудем! Не простим! Отомстим, когда придет время!» На фоне этой истерики как-то потерялось сочувствие к реальному человеку. Прежде всего, у них самих (читайте далее).

Тем временем, друзья Долматова объявили сбор денег в помощь его матери Людмиле Николаевне (далее).