Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+29°
Boom metrics
Звезды15 апреля 2013 11:25

Демьянова уха для Бельмондо

Наш колумнист посмотрела, как на Первом канале отмечали день рождения Жан-Поля Бельмондо и поняла: российского гостеприимства надо бояться
У легенды французского кинематографа временами не закрывался рот от нахлынувших на него "поздравлений".

У легенды французского кинематографа временами не закрывался рот от нахлынувших на него "поздравлений".

Бойтесь российского гостеприимства, неистового и беспощадного. Русский бунт оболган Пушкиным зря: его подавить можно. А как подавишь женщину средних лет, сбивающую гостя с ног и осыпающую поцелуями?

Никак не подавишь такую женщину. И ничем. Будь ты хоть Бельмондо.

О Бельмондо, собственно, и речь. В субботу великолепный Жан-Поль появился в эфире программы «Сегодня вечером» (1 канал).

Жан-Поля поздравляли с восьмидесятилетием, ради чего за круглый стол посадили множество людей. Александр Панкратов-Черный должен был рассказать про фильм, который снимался в Белоруссии. Там по сюжету похищали кота по кличке Бельмондо. Людмила Поргина в качестве жены Николая Караченцова (он озвучивал Жан-Поля) полезла к актеру с поцелуями. На сцену меж тем выходило восьмилетнее дарование, чтобы сыграть на скрипке мелодию Эннио Морриконе из «Профессионала». С дарованием выступала женщина в белом бальном платье. У женщины тоже была скрипка, а на экране в студии, за спинами играющих, раз за разом умирал, не доходя до спасающего вертолета, сам Бельмондо в фильме «Профессионал». Пройдет несколько шагов – и смерть. Потом перемотка (ибо музыка еще не кончилась), снова несколько шагов за спинами дуэта со скрипочками – и опять убили. Милый такой фон.

И за всем этими собственными «смертями» наблюдал восьмидесятилетний человек, который выкарабкался не так давно после инсультов, у которого до сих пор еще не очень работает правая рука. Он упорно держался бодрячком, почти до конца. Потом воду стал пить.

Его Боярским пытали. Вот, говорят, наш Д'Артаньян. Поет песню: «Ну а она? А что она? Она Жан-Полем Бельмондо увлечена».

Его Анитой Цой обрабатывали: посмотрите, мол, как наша Анита поет вашу Эдит Пиаф.

Его деревней «Париж» стращали, где на фоне ну очень запущенных полей стоит местная «Эйфелева башня» и женщины позируют в свеженьких национальных костюмах.

И цыганами его добивали, поющими про «Очи черные», а потом спускающимися к имениннику. Заряженная на танец цыганочка мило махала юбками близ виновника торжества, заодно смахивая спесь с соседки именинника, слишком приличной Сати Спиваковой: ишь ты, сидит рядом, что-то гостю переводит…

«Очи черные» - окончательный диагноз. Странно, что не вывели медведя. Или – человека, который где-нибудь в восьмидесятые назвал свою дочку Бельмондой. Наверняка такого могли бы найти, но в команде создателей был ехидный редактор, который и вытащил на сцену цыган и «Очи черные». Именно так назывался фильм Никиты Михалкова. Про героя Марчелло Мастрояни, иностранца в России, с ужасом шарахающегося от тех, кто предлагает выпить до дна.

Водки не было, и медведя не было, но привкус Демьяновой ухи остался. Помните, как у Крылова сосед потчевал соседа? «Я три тарелки съел!» - говорила жертва гостеприимства. «Уж полно, что за счеты?» - отвечал Демьян.

Да и какие, действительно, счеты. «Мы вас любим», - кричала Бельмондо вся студия. Хорошо, что не залюбила насмерть.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Жан-Поль Бельмондо: «Я был уверен, что физиономия у меня мерзкая!»

Одному из самых любимых французских актеров исполнилось 80 лет.

Бельмондо, как и его приятелю и конкуренту Делону, удалось почти невозможное: он снимался у лучших европейских режиссеров (Годара, Де Сики, Мельвиля, Алена Рене, Шаброля, Трюффо) и в то же время стал героем разнузданных боевиков и комедий вроде «Аса из асов» или «Великолепного», суперменом, воплощающим галльскую бесшабашность. Советский (как и французский) зритель полюбил его именно за последнее. Кто не рыдал в финале фильма «Профессионал» и не смеялся над «Чудовищем», тот не жил в СССР (далее)