Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+17°
Boom metrics
Звезды3 мая 2013 6:00

Дмитрий Шепелев: «Наш с Жанной Фриске сын уже взрослый - ему две недели!»

Популярный телеведущий рассказал «КП» о новорожденном Платоне, о любимой женщине, о работе и не только
Источник:kp.ru
Дмитрий и Жанна - красивая пара.

Дмитрий и Жанна - красивая пара.

Фото: Мила СТРИЖ

Не скажу, что наша жизнь перевернулась

Это, пожалуй, самая обсуждаемая новость в шоу-бизнесе: телеведущий Дмитрий Шепелев и певица Жанна Фриске стали родителями. В солнечном Майами, где Жанна несколько лет назад купила апартаменты, у пары родился сын, которого они назвали Платоном.

Жанна с малышом остается на все лето в Америке. А новоиспеченный отец Дмитрий Шепелев уже успел вернуться на наш континент и сейчас трудится на благо молодой семьи.

«КП» встретилась с ним и расспросила не только о творческих планах, но и о новорожденном Платоне. Добиться этой встречи было непросто: Дима и Жанна предпочитают сейчас не комментировать свою личную жизнь. Почему - об этом в тексте.

- Дмитрий, поздравляем вас с рождением сына!

- Спасибо!

- Что-то изменилось в вашем мировосприятии в связи с этим радостным событием?

- Ничего не изменилось, и я этому очень рад. Я разговаривал со многими друзьями, общался со своими одноклассниками и однокурсниками, у которых дети появились намного раньше. И со многими происходили какие-то непоправимые, на мой взгляд, изменения. Они все в один голос говорили мне: «Боже! Это самый счастливый день! Моя жизнь никогда не будет прежней!»

А мне не хочется так думать. Безусловно, рождение ребенка - это очень важное событие, это чудо. Но говорить о том, что моя жизнь никогда не будет прежней, я изменился раз и навсегда, и теперь я принадлежу этому маленькому созданию... Я забыл о себе и теперь все только для него, поэтому мы встретимся с вами только через двадцать лет, когда он уедет из отчего дома, а я останусь один на один со своими страданиями, выжимая носовой платок, провожая сына. Нет!

Друг родился

- Вам, наверное, до сих пор не верится, что вы стали отцом.

- В это очень сложно поверить. Это особенное состояние. Но я не хочу относиться к этому событию как к чему-то, что раз и навсегда перевернуло мою жизнь. Родился мой друг! Это значит, что дальше жизнь будет только интереснее, насыщеннее, веселее. В общем, она станет лучше!

Мне больше нравится говорить слово «Да!» - это значит, что все лучшее впереди. А не слово «Нет!», означающее, что на этом все интересное в моей жизни закончилось.

Я стараюсь относиться к рождению ребенка адекватно. Никогда не разделял отношения к детям, когда, к примеру, мамы сберегали детские косы и крайнюю плоть. Или, к примеру, когда мальчик будет жениться, подарить ему первую соску. Для меня это довольно странно.

- Читатели на нашем сайте обсуждают, на кого все-таки похож сын Шепелева и Фриске?

- Мы с Жанной договорились следующим образом. Все что касается моего сына, расскажет он сам. Если захочет. А пока он мне не признается - хочет ли он об этом говорить или не хочет - я ничего о нем говорить не буду. Это честно, как мне кажется. А что? Он взрослый человек! Ему уже две недели.

Пальчики их новорожденного сына.

Пальчики их новорожденного сына.

Доктора Комаровского я не читал

- То, что Платон родился и сейчас находится с Жанной в Америке, как-то влияет на ваш рабочий график? Все-таки вы сейчас заняты не только в шоу «ДОстояние Республики» на Первом канале, но и на Украине - в программе «Рассмеши комика»...

- Все нормально.Что касается моих поездок в Америку, то пользуясь случаем обращаюсь к сотрудникам американского посольства: «Дайте пожалуйста мне нормальную визу, чтобы я мог больше, чем один раз пересечь границу США!»

- То есть, переезжать насовсем туда не собираетесь?

-Я - гражданин Беларуси, а это означает, что в Америке я могу быть недолго и один раз. Поэтому о переезде, конечно, не может быть речи.

- Не проще ли вам получить российское гражданство?

- Глупо менять паспорт каждый раз, переезжая в новый город. Вопрос национальности и гражданства для меня очень личный и принципиальный. Я не россиянин ни по документам, ни по рождению, ни по менталитету.

- Но у вашего сына получается будет двойное гражданство?

- Да. Он будет гражданином США - той страны, где родился. И гражданином той страны, гражданкой которой является его мать. Это вполне разумно.

- Как будете воспитывать Платона? Можете сформулировать, допустим, три основных правила воспитания?

- Мне сложно предоставить вам свою программу. Я сейчас чувствую себя президентом. Эти принципы я открыл для себя очень давно, когда видел каким образом воспитывают детей мои друзья.

Мне кажется их не так много, но все они одинаково важны. Во-первых, нужно разговаривать с ребенком как со взрослым. Я не понимаю этот розовый кисель, который выливают мамы и бабушки на детей... Сюсюкают с ребенком. Я такого отношения не понимаю. Мне кажется, что воспитывать ребенка нужно с пониманием того, что перед тобой такой же человек как и ты. Но пока он просто не может тебе сказать всего того, что ты хотел бы от него услышать. А второй принцип... Знаете, есть качество, которого очень не хватает нам, людям живущим в мегаполисе: здесь очень специфически понимают слово «свобода». Мне хочется, чтобы мой сын понимал, что свобода - это не «делай все, что захочешь».

Свобода, на мой взгляд, должна быть такая: делай все, что захочешь, но при этом не мешай другим! Мне хочется, чтобы Платон рос очень свободолюбивым человеком.

- Перед рождением малыша читали какую-то специальную литературу по воспитанию детей?

- Нет, к огромному сожалению доктора Комаровского, я не читал его произведений по этой теме. Семь миллиардов людей появились на свет без этих книг. Ничего страшного, все в порядке.

Так, по мнению нашего художника, будет выглядеть Платон Шепелев лет через 10.

Так, по мнению нашего художника, будет выглядеть Платон Шепелев лет через 10.

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

Конкурентов у меня нет

- Дмитрий, хочется поговорить с вами и о вашей деятельности на Первом канале. Помню как вы работали на конкурсе «Евровидение» в 2009 году. У вас очень здорово получается вести прямой эфир. Может, вам все-таки двигаться в эту сторону?

- Как приятно, что вы помните мою работу на «Евровидении». Больше четырех лет прошло, я ее уже не помню, а вы помните. В вашем вопросе я улавливаю нотки экстремизма. Говорите, журналистика в прямом эфире? Вообще я с удовольствием, только кто даст прямой эфир? На самом деле прямой эфир, интервью, журналистика, юмор – это мой конек. Найду-ка я единомышленников, оседлаю этого коня и в добрый путь вдогонку за Познером и Донахью, за премией Эмми!

- Вам самому в каком жанре хотелось бы себя попробовать на телевидении?

- Пробовать не надо, надо делать. О своих желаниях я вам рассказал. Вы обязательно поспешите сравнить меня с кем-нибудь из телевизионных ведущих. Тем не менее. Я хотел бы вести свою программу. Под словом «свою» я понимаю, что за всё в ней: я и, моя команда будем в ответе за гостей, музыкальное сопровождение, юмор, темы, которые поднимаем. В общем, такую программу может вести кто угодно, но по-настоящему хорошо могу один только я, потому что она для моего зрителя и для меня. Она будет такой, как я понимаю современное телевидение.

- У нас на телевидении очень много молодых, симпатичных ведущих. Кого вы считаете своим конкурентом?

- Никого не считаю конкурентом. Кстати, давайте разберемся, кого вы молодым и симпатичным называете? Березина? Бермана? Швыдкого? Я только сам с собой соревнуюсь, потому что ни с кем себя не сравниваю и ни на кого не хочу быть похожим. Вообще, на мой взгляд, соревнование на телевидении вещь довольно условная. Очевидно, телевидение это мир, в котором никто не хочет быть вторым, только первым, только лучшим, это территория амбиций и непомерного эго. Однако, телевидение играет по другим правилам, это не спорт, где пришел первым – значит победил. Да, телевидение измеряется цифрами смотрения, но это еще и дело вкуса, о котором, как вы знаете, не спорят. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, судьба молодых и симпатичных мне, признаюсь, довольно безразлична. Я желаю добра всем, но думаю в данном контексте и обстоятельствах только о себе.

- Вы как-то сказали, что не считаете себя звездой и никогда не хотели ею стать. Так что же вас тогда держит в профессии, которая подразумевает публичность?

- Ну, я честолюбив и не скрываю этого. В наш век виртуальной публичности вообще редко кто устоит перед соблазном набрать побольше лайков. Однако звездой себя не считаю, потому что в России звезда - это Стас Михайлов и Виктория Боня. Для меня это недосягаемые вершины. Звезды в моем понимании – это Рэй Чарльз и Хелен Мирен. А я в глазах зрителей предпочел бы быть самим собой, быть как Дэвид Фрост или Джеймс Дин скромным символом своего поколения.

- Вы как-то сказали, мол, самой главной ценностью для вас остается возможность говорить пусть о самых серьезных вещах, но с улыбкой. Сейчас вы полностью реализуете эту возможность?

- Я сейчас никак не реализую это желание. Мне хотелось бы свою собственную программу, в которой, со всем уважением к «ДоРе», у меня будет куда больше возможностей проявить себя кроме как в словах «на сцене Эдита Пьеха» и «это была Эдита Пьеха».

- «ДоРе» вы ведете в тандеме с Юрием Николаевым. Сложно было найти к нему ключ?

- Я очень благодарен Юрию Александровичу за заботу особенно в первые годы моей жизни в Москве. Благодарен его супруге за бесподобный кулинарный талант. Вот сейчас с вами говорю, а у самого слюни текут от одной мысли. Мы время от времени созваниваемся, не теряем друг друга из вида. Ключ к Николаеву я не искал, дядя Юра очень открытый человек.

- Неужели у вас нет никакой конкуренции с Николаевым?Признайтесь, ведь иногда наверняка обижаетесь друг на друга...

- О какой конкуренции вы говорите? В нашем дуэте так: кто первым сказал «на сцене Эдита Пьеха», тот и победил. Больше не в чем соревноваться. Разве что еще в том, кто первым скажет «это была Эдита Пьеха». А обижаться - это вообще для девочек. Ну как можно обижаться на народного артиста и любимца публики? Тем более Николаев угощает меня на съемках йогуртом и шоколадом.

Знал, что Жанна - это черненькая из «Блестящих»

- Ваша первая встреча с Жанной произошла на «ДоРе»?

- Знакомство - да. До этого я знал только то, что это - черненькая из «Блестящих», в общем ничего так.

- Вы никогда ранее не комментировали личную жизнь. Но все-таки, попробую у вас спросить, почему рядом с вами именно Жанна?

- Это и правда очень личный вопрос... Мне остается только юлить и придумывать какие-то глупые ответы. Вы же сами понимаете, что никак объяснить это невозможно. Мне кажется, что вполне достаточно того, что мы с Жанной поделились со всеми нашей общей радостью и никакие личные комментарии тут не нужны. Я не из тех, кто предпочитает делиться своей личной историей.

Каждый в любимом человеке видит что-то свое. И вы любите не «потому, что»! И не по каким-то причинам и из-за каких-то качеств... И «Комсомолку» любят не потому, что она выходит каждый день, а в четверг она «толстушка». Стоит ли это объяснять? Счастье любит тишину. Кричать об этом не стоит.

-Жанна действительно красивая девушка. Вас не смущает, что миллионы мужчин хотели бы быть с вашей любимой?

-Я их хорошо понимаю!

БЛИЦ

- Какой мелодией звонит мобильный?

- Мой мобильный звонит бесшумной вибрацией. Звонок нарушает чужое пространство. Знаю, многим этого не понять. Вообще не ясно, зачем многим мобильные телефоны, они кричат так, что слышно в Костроме.

- Если бы вы сейчас позвонили себе 50-летнему, чтобы вы у себя спросили?

- Я бы спросил выигрышную комбинацию в лотерею и больше никогда не работал бы. Больше о будущем знать ничего не хочу, мне очень интересно жить и видеть всё своими глазами.

-Что для вас деньги?

-Для меня деньги не предмет вожделения, а средство выражения и свобода. Деньги должны быть. Я их люблю и уважаю. Это взаимно.

- У вас есть «райдер» (список требований звезды к принимающей стороне - прим. Ред.)?

- Да, довольно скромный: верхняя полка, сухое белье и еще несколько деталей. Вот у группы «Ван Хален» в райдере было условие: в конфетах «M&Ms» не должно быть коричневых шариков. Я куда менее притязательный. Всего-то навсего капли датского короля, столовый сервиз «Кобальт» на 12 персон и черная проститутка.

- Какую книгу сейчас читаете?

- Марсель Пруст «В поисках утраченного времени» и Историю упадка Римской империи. Вообще, я заметил за собой манеру начинать сразу несколько книг. И нет ничего прекраснее первых и последних страниц.

- Можете назвать себя счастливым человеком?

- Да, я счастлив. Мне не на что жаловаться. И нельзя этого делать никогда. Мне недавно исполнилось 30. В общем, я понимаю, что получил всё то, о чем искренне мечтал, например, 10 лет назад. С возрастом самое главное не разучиться мечтать и так же как в детстве не сомневаться, что нет ничего невозможного. Знакомые постарше говорят, что третий десяток – самое интересное время, когда и знаешь, чего хочешь и можешь это сделать. Вот некоторые из моих бывших одноклассников, например, отказываются воспринимать меня всерьез, потому что у меня квартиры нет никакой и жены тоже нет. Я для себя, конечно, счастье по-другому представляю совсем.