Звезды3 мая 2013 15:05

Аркадий Инин: «Я с женой не разговариваю»

Знаменитый писатель-сатирик отметил 75-летие
Писатель-сатирик 3 мая отмечает 75-летие

Писатель-сатирик 3 мая отмечает 75-летие

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

Хотя Аркадий Инин – автор трех десятков юмористических книг, сорока комедийных сценариев и двух сотен теле- и радиопередач (в том числе и знаменитой программы «Вокруг смеха»), наш юбилейный разговор получился нешуточным.

- Аркадий Яковлевич, говорят, вы ужасно серьезный человек, считаете себя лириком, а не сатириком, ностальгируете по СССР, и вообще вас зовут Алик - и не Инин, а Гуревич.

- Это правда, но наполовину. Инин - это по жене Инне. Мой папа, Яков Гуревич, погиб в 1941 году, я его и не помню, мне было три года. У меня всегда было два имени. Мама моя, Сара, букву «р» не выговаривала, как многие еврейские мамы, и поэтому объявила отцу и бабушке: «Я буду звать сына Алик. А полное имя давайте, какое хотите». Кто мне дал имя Аркадий, я не знаю. Но мама, жена, мои школьные друзья зовут меня Аликом. Иногда меня пытаются назвать «Арик» - но это мне почему-то как ножом по стеклу. И когда меня называют сатириком, мне тоже не очень-то нравится.

Я пишу юмористические и лирические вещи. А сатирик должен быть, как мне представляется, человеком, который сечет других ювеналовым бичом сатиры, а для этого он должен себя ощущать совершенством. Ну как это - других сечь, если сам ты такой же? А так как я далеко не совершенство, то я в своих историях смеюсь над своими недостатками и довольно часто это совпадает с недостатками других – читателей, зрителей – и тогда они тоже смеются. И кстати, к жизни отношусь крайне несерьезно. А насчет того, что ностальгирую по советским временам – это да. Хотя «ностальгия» - это в прямом переводе «тоска по родине».

«Я НЕ ИДЕАЛИЗИРУЮ СССР»

- И что же, сейчас вы себя чувствуете не на родине, не дома?

- Я, конечно же, дома. Но в этом доме сильно нагадили. Так бы я сказал.

- Но ведь в Советском Союзе рая тоже не наблюдалось.

- Да, в советском времени была масса отвратительных вещей. Сплошной дефицит, железный занавес, политическая цензура, подавляющая роль компартии. Отвратительно. Это было зло. Но сегодня – тоже зло. Дефицит сменился омерзительным - для меня, во всяком случае - обществом потребления. Свобода слова тогда была в коме, а теперь она такая отвратительная, желтая и мерзкая, что лучше бы уж оставалась в коме и дальше. Цензура политическая сменилась цензурой денежного мешка. Раньше, если сценарий зарубил редактор, можно было и до Госкино дойти, а некоторые и до ЦК КПСС добирались и говорили: затирают, мол, художника. Можно было в той цензуре чего-то добиться. А сейчас тот, у кого мешок, тебе и ЦК, и Госкино. А если он к тому же дурак?

Организованной преступности в те времена не было. Были убийцы, были воры, но мы спокойно ходили по улицам вечером. Вы можете сказать, что я тоскую по юности, но это глупость! По какой юности? Я прожил при советской власти 50 лет. Пятьдесят! Поэтому я вполне понимаю, как было и как есть. Может быть, ты скажешь, что и наркоманы были при советской власти?

- Скажу.

- Ну, были, конечно, - шесть человек на квартал. А сейчас? Может, скажешь, что было, кк сейчас три миллиона беспризорных детей? Это больше, чем после войны.

Многие, и даже мои товарищи, считают, что сегодняшняя жизнь меньшее зло, чем советская власть. Я же уверен, что советское время было гораздо меньшим злом, чем сегодняшнее. Я не идеализирую его.

- Какой смысл сравнивать и терзаться, если два раза в одну воду не зайти?

- Наш президент сказал, что «тот, кто не тоскует по Советскому Союзу, у того нет сердца. А тот, кто считает, что Советский Союз можно вернуть, у того нет ума». И он прав. Да. Но со второй частью все соглашаются, а о первой и не думают. Знаешь, всегда считалось, что Моисей водил евреев по пустыне 40 лет для того, чтобы вымерло поколение рабов. А сейчас есть другой взгляд на эту историю: Моисей вывел их из Египта, из рабства, и 40 лет водил по пустыне, чтобы умерли те, кто помнил, что там, в Египте, им было в общем не так уж плохо. Вот я из тех, кто помнит, что при советской власти было не так уж плохо. А кто-то ждет, когда мы все помрем и все забудется.

«Я ВМЕСТЕ С ЦОЕМ ЖДАЛ ПЕРЕМЕН»

- Ладно, мы живем сейчас, чему-то радоваться мы можем?

- Конечно. Солнцу. Весна пришла. У сына что-то получилось на работе – я радуюсь! У меня приняли сценарий – я радуюсь! Но забыть, что настало время двух «Б» - бесстыдства и бессовестности, не могу. Понимаете, в советское время, что, не было жуликов? Разве не было цеховиков этих пресловутых? Не было этих хлопковых королей? Но они боялись, они жрали икру под одеялом, они закапывали банки с золотом в огороде и тряслись, что придет ОБХСС. А сегодня негодяи нагло улыбаются в лица несчастным бедным людям. В СССР кража - это когда магазин на пересортице сделал 100 тысяч рублей. А сегодня можно спокойно спереть половину труб ЖКХ по всему городу. Марк Твен как говорил про ту проклятую Америку? Если ты украл булку, ты идешь в тюрьму, если ты украл железную дорогу – идешь в сенаторы. Так и у нас теперь.

- Так это... За что боролись...

- Да я это в первую очередь себе и адресую! Потому что я был среди тех, кто ликовал в 85-м при объявлении перестройки. Я был среди тех, кто ходил с Ельциным, и к Белому дому. Я верил в прекрасное будущее и вместе с Цоем пел: «Перемен, мы ждем перемен!». Я столько раз за эти годы перестроечные ошибался и верил в разных людей, а потом оказывалось, что они клоуны. Поэтому я такой же идиот. Абсолютно.

- Ничего не идиот. Вы просто, как умный человек, стали с годами консерватором. И убедили меня еще раз, что юмористы - жутко серьезные люди. Например, вы, Александр Ширвиндт, Аркадий Арканов, Семен Альтов с женами уже по полвека живете. А это не шуточки вообще-то.

- А я тебе скажу: не люблю, когда говорят, что все артисты развратники. Вот я уже 53 живу с моей Инной, Шура Ширвиндт больше 50 лет живет с Наташей, ушедший, к сожалению, Саша Лазарев со Светой Немоляевой прожили тоже 50 лет… Володя Меньшов с Верой Алентовой прекрасная пара и много лет вместе, они, правда, ненадолго расходились. А на виду те артисты, которые окружены какой-то скандальной славой – вот и все.

Хотя Аркадий Инин – автор трех десятков юмористических книг, сорока комедийных сценариев и двух сотен теле- и радиопередач юбилейный разговор получился нешуточным

Хотя Аркадий Инин – автор трех десятков юмористических книг, сорока комедийных сценариев и двух сотен теле- и радиопередач юбилейный разговор получился нешуточным

Фото: Сергей ШАХИДЖАНЯН

«НИКОГДА НЕ ГОВОРЮ ЖЕНЕ «НЕТ»

- Спрошу банальное. Секрет вашего брачного долгожительства какой?

- Все у нас было – и ругались, как все. Меня вот спрашивают, хотел ли я развестись со своей женой? Нет. Убить – хотелось, а развестись – никогда. Все дело в том, что я никогда не говорю жене «нет». Не говорю и все. Например, она говорит: давай купим шубу? Я говорю: давай. Она: а деньги? Я: а денег-то нет. Она начинает думать: действительно нет… А если бы я сразу сказал – нет, не купим – сразу скандал. А второй секрет заключается в том, что я говорю дома 5-6 фраз: «кто звонил», «что на обед», «как дела в школе у сына» - и все. Спросишь, а как же поговорить по душам? Я тебе отвечу: никогда. Потому что в любом разговоре начинают выясняться противоречия. А противоречия приводят к скандалу. Поэтому чем меньше говоришь… Но если есть какая-то проблема – покупка жилья, плохое поведение сына – конечно, садимся и разговариваем. Мне в этом смысле повезло, жена у меня неразговорчивая. И по телефону терпеть не может говорить. Это большая удача.

- Вы уже две энциклопедии о женщинах написали. Специалист.

- О женщинах можно размышлять бесконечно! К юбилею уже и третья выходит. Называется «Вторая ошибка Бога». Там эпиграф: «Я тогда о женщинах всю правду скажу, когда в гроб лягу, все про женщин скажу и тут же крышкой закроюсь. Лев Николаевич сказал, не кто-нибудь. Вот у меня такой же подход к этому вопросу.

«СЕЙЧАС НА ФУТБОЛ ИДУТ КАК НА ВОЙНУ»

- У вас сыновья, да и внук уже взрослый, кто из них вас больше всего удивляет?

- Удивляют все.

- Как-то мрачно вы это сказали.

- А что это за дети, которые не удивляют? Когда жена рожала первого, Диму (полное имя - Вадим), тогда же не было ни УЗИ, мы не знали, кто будет… Я сдуру сказал – девок будем топить. И вот жена испуганная, значит, рожала. Одного сына, второго, внук у меня мальчик тоже. А теперь я думаю, жалко, что нет все-таки девочки какой-нибудь, которая сейчас бы вот вилась вокруг меня – «дедушка, дедушка». Эти все пацаны, конечно, только вот и могут удивлять. Но все при деле. Старший кончил экономический факультет, работает продюсером. Младший просто гений, занимается компьютерными играми, журналистикой – он все может. Внук выучился на режиссера. Дипломную работу послал в Канн. Да у меня, кстати, хобби завелось – люблю поездить по свету. В последнее даже хожу в круизы. В Австралии был. И Новая Зеландия мне очень понравилась. Так они на околице мира, тихо себе поживают… Раньше собирал китч, эти кошечки, копилочки, коврики с лебедями, картиночки, – ну, те, что в поездах глухонемые продают. Это самое искреннее искусство, на мой взгляд. Хотя все надо мной смеются.

- И что же, никакой рыбалки?

- Ни рыбалки, ни охоты, ни велосипеда, ни вышивания крестиком. Ничего. Про спорт вообще ничего не понимаю. Мяч не отличаю от шайбы. Согласен с Мариной Цветаевой, которая написала: «Спорт – это бессмысленная трата времени на бессмысленную трату сил. Ниже спортсменов только их болельщики». Вот под этим я подписываюсь. Хотя это поперек, конечно, всему настроению страны. То есть, я за физическую культуру двумя руками. А спорт «высоких достижений» – это, на мой взгляд, издевательство над человеческим телом. И вообще все эти несчастные великие спортсмены, которые в 30 лет превращаются уже в разрушенных людей – это все на потребу толпе, которая со времен гладиаторов кричала и радовалась, когда люди погибали на арене. А сегодняшний футбол? Он развивает в людях самые худшие чувства. При советской власти на стадион шли как на праздник – с детьми, с шарами, с цветами. А сегодня идут, как на войну. С мрачными лицами, надвинутыми кепками, как враг на врага! Какой ужас!

«АРКАША, ПОШЕЛ ТЫ!»

- Вы родились, как Высоцкий, по указу от 38-го. Вы были с ним знакомы?

- У меня было три встречи с Володей Высоцким. Мы как-то отдыхали в Пицунде, в Доме творчества, а я написал сценарий для студии Довженко и попросил Володю: почитай сценарий, может, песни напишешь. Он почитал и сказал: нет, не буду писать. Где-то через год я для белорусской студии написал и опять ему говорю – Володь, почитай. Он почитал и сказал – не мое, не буду писать. И, наконец, еще, опять для Белоруссии я написал и опять говорю – Володь, почитай, может, напишешь песни? Он тогда уж мне ответил: Аркаша, пошел ты! Это была моя третья встреча с Высоцким.