Общество22 мая 2013 15:20

Про Ульяну Скойбеду и один поучительный случай

Наш колумнист считает, что сейчас обществу очень нужно появление мудрого человека, который скажет "Ну все! Достаточно! Нужно сделать выводы и жить дальше!"
В ситуации с Ульяной Скойбедой сейчас очень нужно появление мудрого человека, который скажет "Ну все! Достаточно! Нужно сделать выводы и жить дальше!"

В ситуации с Ульяной Скойбедой сейчас очень нужно появление мудрого человека, который скажет "Ну все! Достаточно! Нужно сделать выводы и жить дальше!"

Фото: Иван ВИСЛОВ

Уж кому, как не мне, понять Ульяну. Я имею в виду те эмоции, которые она испытывала при написании своей злополучной удаленной фразы, а также те, которые она испытывает сейчас.

Будучи человеком крайне эмоциональным, в письменном виде я позволял себе всякое. Искренне возмущаясь поступком Pussy Riot, я публично назвал многих незнакомых мне людей, подписавших воззвание в поддержку освобождения девушек "старым протухшим киселем". Тогда мне казалось, что я прав. Естественно, что реакция последовала незамедлительная - полился ответный поток эмоций, эпитетов, обвинений, а также звонки, увещевания и вежливые угрозы. Чем сильнее был этот встречный ветер, тем более идеальной казалась мне моя позиция. Тем большим героем я себя считал.

Апогеем ситуации стала публичная перепалка с Генри Резником, которая еще больше меня раззадорила. Вдобавок посыпался поток писем моральной поддержки: "Так их! Да сколько можно терпеть эту либеральную свору на шее российского государства!?".

Постепенно ситуация стала забываться, однако тот самый "протухший кисель" в моей душе продолжал вариться. Конечно, я написал извинение за форму, в которой изложил свое возмущение. Но маленькая порция липкой злобы всегда была со мной. До одного момента.

В первый день прошедшего Великого Поста в Госдуме проходил какой-то круглый стол. Прогуливаясь по корридору, я вдруг услышал знакомый баритон: "Коллега!". Это оказался Генри Маркович Резник. Мы говорили минут пять. Не скажу о чем, но очень по-доброму. И тот самый кисель куда-то испарился. И я уверен, что больше не вернется. Чувство озлобленной правоты тоже пропало. Возникла потребность переосмыслить степень допустимости реакции даже на самые провокационные события.

В ситуации с Ульяной Скойбедой сейчас очень нужно появление мудрого человека, который скажет "Ну все! Достаточно! Нужно сделать выводы и жить дальше!". Общество и так перегрето. Искры публичных столкновений на бочке с порохом социального неравенства - очень опасны.

Я не оправдываю крайне неприятной и отчаянно злой фразы про абажуры, стертой из-под заголовка, но нужно трезво оценить несколько обстоятельств.

Статья Скойбеды - это реакция на крайне провокационную запись другого автора. Автора-политика. Умудренного сединами и четко понимающего магическую пиар-силу любого выпада по отношению к исторической памяти своих политических оппонентов. Большинство сдержалось, но рванула словесную нагайку одна молодая казачка. Извинилась. Объяснила. И стала объектом травли.

Сейчас травля дошла до такого градуса, что переходит за рамки объективного восприятия. В подобных ситуациях симпатия публики может перекинуться на сторону объекта неугасающей обструкции. Неустойчивая лодка социального и межнационального мира, перебив крен от одной волны, рискует потерять баланс от второй - встречной.

Сейчас нужно разойтись по углам. Тем, кто еще не отпиарился на громкой теме, нужно, стиснув зубы, воздержаться от этого удовольствия. Не нужно публично отказываться брать в руки свежий номер "Комсомолки" без резиновых перчаток и выступать в стиле комсомольских собраний. Все пламенные вожаки общественного мнения уже выступили, лишний раз подтвердив крепость памяти металла к обличительной риторике эпохи маузера и кожаных комиссарских курток. Баста! Брейк!

Все выводы сделаны. Я уверен, что повторись сейчас сто раз провокация Гозмана или другого автора, пожелавшего сделать себя объектом множества ответных гневных публикаций, страшных слов бы больше никто себе не позволил. И нужно закрепиться в этой стадии - в состоянии, когда оценка напрасных слов принята всеми. Слишком много в стране других проблем и угроз, от которых опасно отвлекать внимание общества и вокруг которых необходимо объединить усилия. Публичные перепалки - это роскошь благополучной страны, которую мы пока не заработали.

В заключение, вспоминая историю, с которой я начал, хочу сказать, что сегодня я и сам готов просить об освобождении девушек из Pussy Riot. Как-то увязла Россия в "праведном возмездии". Слишком много эшафотов оно порождает.

РАДИОРУБКА: Про Победу, "абажуры" и нашу историю
В прямом эфире ТВ "КП" Ульяна Скойбеда и Борис Надеждин

ИЗ ДОСЬЕ "КП"

Политик Леонид Гозман заявил: «Красивая форма – единственное отличие СМЕРШ от СС»

Ульяна Скойбеда считает, что либералы пересматривают историю, чтобы выбить у нашей страны почву из-под ног (далее)

ДВОЙНОЙ СТАНДАРТ

Лучше Ургант с зеленью, чем Скойбеда с абажуром

Совсем недавно в такого же рода историю попал известный телеведущий Иван Ургант - неудачно пошутил. Его никто не провоцировал, никакой Гозман, просто сорвалось с языка. И не в интернете, где можно встретить много всякого, а в телеэфире - на всю страну. И тоже извинился. И тогда тоже было много шуму, и шумели, как ни удивительно, те же самые люди, что и в случае со Скойбедой. Мы решили сравнить их высказывания, а уж выводы из этого можете делать сами. Как говорится - найдите 10 отличий (далее)

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Ульяна Скойбеда: «Я не жалею, что написала эту колонку. Я написала бы ее второй раз. Я жалею об этой фразе»

Ульяна Скойбеда выступила в прямом эфире ТВ и радио "Комсомольская правда", чтобы разъяснить свою позицию (далее)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Журналистка «Комсомолки» извинилась, она наказана, но где извинения с «той стороны»?»

Главный редактор "Комсомольской правды" Владимир Сунгоркин в программе «Воскресный вечер» на телеканале «Россия» прокомментировал скандал, разразившийся в интернете из-за колонки Ульяны Скойбеды (читайте далее)

«В эту одну фразу об абажурах все вцепились и вот бегают – ура, антисемитов поймали!»

Главный редактор «КП» Владимир Сунгоркин в эфире телеканала «Дождь» прокомментировал скандал с журналисткой Ульяной Скойбедой (читайте далее)