2016-08-24T03:07:28+03:00

Евгения Хасис: толоконные страсти

Заключенная, отбывающая срок в мордовской колонии вместе с Надеждой Толоконниковой передала через правозащитника Алексея Барановского письмо в "Комсомольскую правду" [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments677
Разница между двумя заключенными в том, что Толоконникова должна выйти на свободу уже через полгода, а Хасис - лишь в 2027 годуРазница между двумя заключенными в том, что Толоконникова должна выйти на свободу уже через полгода, а Хасис - лишь в 2027 годуФото: РИА Новости
Изменить размер текста:

Разница между двумя заключенными в том, что Толоконникова должна выйти на свободу уже через полгода, а Хасис - лишь в 2027 году. Она была обвинена в соучастии в убийстве адвоката Маркелова, хотя свою вину так и не признала.

Письмо Евгении Хасис "Комсомолка" публикует полностью:

С Надеждой мы познакомились около года назад, когда она прибыла в колонию для отбывания назначенного ей судом наказания. Несмотря на разницу наших с ней идеологических взглядов, я хотела этого знакомства и для этого были причины. Во-первых, здесь трудно найти человека, знакомого с общественно-политическими условиями нашего социума, а уж тем более с его особенностями в условиях «суверенной демократии». Мне, давно оторванной от этой активности, было любопытно узнать новости, услышать мнение, в том числе мнение человека леволиберальных взглядов. Во-вторых, было интересно покопаться в особенностях и методах оппозиционной борьбы. Интересно было и услышать мотивы и цели прогремевшего на всю страну т.н. панк-молебна. Но не только у меня были к ней вопросы, я со своей стороны так же была не против удовлетворить ее любопытство, полагая, что она и сочувствующие ей люди имеют на это полное право.

Проживая в разных отрядах, мы встречались в местах, отведенных для проведения досуга осужденных: библиотека, клуб. Я приглашала ее в храм на правах помощницы звонаря. Не припомню, чтобы наши с ней диалоги выходили из русла интеллигентных светских бесед и споров. В тех вопросах, где нам не удавалось достигнуть договоренностей, мы ставили точку по умолчанию, оставаясь каждая при своем мнении. Я по-товарищески спрашивала, нет ли у Нади конфликтов в коллективе, зная, с каким настроением женщины-осужденные сплетничали и судачили на ее счет, после прочтения прессы, где в подробностях на тот момент обсуждался ее «звездный» путь - от извращенных порнографических акций до «панк-молебна» в ХХС. Я искренне переживала, что общественная неприязнь и осуждение выльются в бытовой конфликт и притеснения ее в колонии со стороны осужденных. Но Надежда заверяла меня что у нее все хорошо, что никаких конфликтов нет и никакого негатива в свой адрес она не ощущает ни со стороны заключенных, ни со стороны администрации.

После ее суда по УДО, Надя стала вдруг делать заявления о том, что ее права нарушаются, что у администрации к ней предвзятое отношение, что в колонии плохо соблюдаются правила содержания и т.д. Она аргументировала свои действия тем, что считает конструктивным и правильным использовать свое нахождение под стражей с целью дискредитации власти. Что оппозиционная позиция диктует ей именно подобное поведение, и, чем больше мы будем раздувать скандал и информационное поле вокруг учреждения, являющегося частью общей государственной системы, тем быстрее мы сможем пошатнуть основы существующей власти и свергнуть действующего президента. Мои взгляды не менее оппозиционны, и меня многое не устраивает в государстве, но пути изменения я вижу в реформировании политической системы, которое должно привести к установлению и утверждению демократических механизмов и институтов. Любую же диверсионную деятельность и деятельность, направленную на подрыв, дезорганизацию и уничтожение существующих механизмов, осуществляющих функционирование нашего государства я не разделяю. Я не хочу революций, жертв и развала страны. Я вижу как разрушая, а не реформируя, можно похоронить под руинами государства тысячи людей, граждан, народ, нацию, страну, которую я люблю.

Член Общественной палаты Мария Каннабих встретилась с заключенными ИК-14. После жалобы Анастасии Толоконниковой правозащитники нагрянули с проверкой в ИК-14

Надя говорила, что нужен бунт, а я считаю что последствия «бунта ради личного PR и очередной политической провокации» не оправданы. Не допустимы. Заключенные, которые могут пострадать в результате этих действий, совершенно реальны. Это не аккаунты в интернете и их истории не выдуманы фантазерами-блогерами. Их ждут престарелые матери, малолетние дети, родители и друзья. Они хотят домой, хотят спокойно отбыть свой срок в нормальных условиях, а не в условиях бесконечных проверок, провокаций и раздуваемых скандалов, которые ни к чему не приведут. Это обычные женщины, они не хотят быть частью оппозиционного движения и порно-искусства. Это их право. Навязывание же своей позиции, а тем более втягивание насильно — провокациями, заявлениями-жалобами, угрозами привлечь к ответственности по надуманным обвинениям, в политические игры, в результате которых, каждый неотвратимо будет нести личную ответственность – недопустимо. В этот раз нам не удалось договориться. Надя стояла на своем: «чем хуже, тем лучше». Плевать на жертвы, плевать на правду. Все оправдано ради цели – смены власти. Мы перестали с ней общаться.

И вот последнее Надино выступление перешло все границы: выдуманное обвинение в угрозах собственной жизни поступившее якобы от других осужденных. Ради чего? Ради того чтобы продлить свой звездный час в СМИ? Мне нет нужды заступаться за администрацию колонии, я осужденная, которая не раз стучала кулаком по административным столам, я нарушитель режима, сидевший ШИЗО, свободолюбивая строптивая особа националистических взглядов, которые тут так никто и не понял. И у меня есть свое мнение и своя позиция, на которую я имею права не меньшие, чем Толоконникова=) То, что сейчас творит Надя больше всего походит на откровенный глум над правозащитой. Возомнившая себя спасительницей и защитницей прав осужденных, Надя начала атаку в то время, как спасения через пиар никто не просил.

Если в интернете сейчас раздувается миф о том, что у на тут Гулаг с человеческими жертвоприношениями, против которого восстала (Ах, какая умница, Ах какая отважная) Надя, то в реальности есть Надя, которая находится на безопасном содержании в отдельном помещении, с обогревателем, холодильником, ТВ, радио, и прочими удобствами. Надя, которой абсолютно все равно, что происходит за дверью ее «номера люкс» с остальными простыми заключенными к которым не приковано внимание мировых СМИ. Надя, которая обвиняет людей, опровергающих ее слова об угрозах и не одобряющих эти ее слова, в сотрудничестве с администрацией. Надя, которая написала на 10 человек из числа только осужденных, что они якобы угрожали ей убийством, расправами, телесными наказаниями в случае несоблюдения требований администрации. Написала заявление на людей, которых ждут дома. На людей, которым теперь грозит в лучшем случае дисциплинарное взыскание. Мне в том числе. Такую цену хочет заплатить Надя за свой пиар. Либералы, строчащие доносы на инакомыслящих и «фашисты» их защищающие. Как это по-русски.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Толоконникова пожаловалась уже и на соседок по колонии Толоконникова написала на них заявление, и в колонии сразу же начались допросы осужденных. Саму Надежду на время доследственной проверки изолировали в одиночной камере. В числе якобы угрожавших оказалась еще одна известная заключенная - Евгения Хасис. Хотя, по ее словам, она никак не могла оказывать какое-то давление на участницу панк-квартета, так как находится в другом отряде колонии и не видела Толоконникову несколько месяцев (читать дальше) «Толоконникова хватает матрас и бегает по баракам с криками: «Женщины! Я вас спасу!» Правозащитник Алексей Барановский поговорил с Евгенией Хасис — еще одной заключенной, содержащейся в мордовской женской колонии №14, где отбывает наказание Надежда Толоконникова. Разница между двумя заключенными в том, что Толоконникова должна выйти на свободу уже через полгода, а Хасис - лишь в 2027 году. Она была обвинена в соучастии в убийстве адвоката Маркелова, хотя свою вину так и не признала (далее). Сходив на завтрак, Надя объявила голодовку Забытая было прессой участница панк-группы Pussy Riot Надежда Толоконникова, осужденная за пляски в Храме Христа Спасителя и отбывающая наказание в мордовской исправительной колонии №14, вдруг снова решила напомнить о себе. С понедельника она объявила голодовку, потребовав от администрации относиться к осужденным «как к людям, а не как к рабам». В данный момент в сторону ставшей знаменитой коллонии из Москвы и Саранска выдвинулись всевозможные правозащитники, которые собираются на месте изучить ситуацию. По словам Толоконниковой, бригада, в составе которой она работает в швейном цеху, трудится по 16-17 часов в день, на сон остается в лучшем случае часа четыре, а в качестве наказания запрещают есть собственные продукты и ходить в туалет (далее). ДОСЛОВНО Письмо Надежды Толоконниковой из колонии Полный текст заявления Надежды Толоконниковой МНЕНИЯ КОЛУМНИСТОВ Спасибо, Толоконникова! Владимир Ворсобин, заместитель редактора отдела международной и внутренней политики «КП»: Молодец, Толоконникова! Уважаю. Прав известный проповедник Андрей Кураев, заметивший: “сколь омерзительна мне жизнь Толоконниковой до ее ареста, столь достойным мне кажется ее поведение после”. Ей ведь осталось до свободы всего полгода. Толоконниковой бы помолчать, не нарваться, выйти, а потом уж писать-петь-зарабатывать… А она «В другом отряде неуспевающих новеньких швей раздевали и голыми заставляли шить. С жалобой к администрации никто обратиться не смеет, потому что администрация улыбнется в ответ и отпустит обратно в отряд, где «стукачку» изобьют по приказу той же администрации». Просто почитайте это письмо. Столько страшных историй, что вспоминается Солженицын и его «Архипилаг». Почитайте комментарии тех, кто сидел в этой зоне – пишут, все правда. Бьют, зверствуют, унижают. Только нас за такое письмо, пишут, убили бы давно, а Толоконникову, наверное, не тронут. Спасибо ей – может, наведут порядок. Следственный комитет уже проводит проверку, а тюремные начальники в панике берут больничные… Тут мне заметят, эй, а может не надо лирики? Тюрьма не курорт. Еще неизвестно – кто писал это письмо. Да и Толоконникова снова взялась за свое любимое – эпатаж публики. Что ж, допустим, циники правы (но опять-таки процитирую Кураева: «Человек кричит о боли и унижении. В ответ вроде бы христиане говорят, что наши лагеря - лучшие лагеря в мире, и что страдать там положено). Но что это меняет? Да ничего! Если из-за «очередной выходки активистки Пусси-Райот и кощунницы» хотя бы сотня осужденных будут цивилизованно, законно отбывать наказание, без издевательств и прочего лагерно-чиновничьей мерзости, то очередная пиар-акция Толоконниковой сработает лучше, чем все надзорные органы. Понимаю, что это у многих не укладывается в головах с черно-белым восприятием мира, но такова жизнь – в ней несгибаемые упрямые странные люди часто творят чудеса… Так гладко, что не могу верить Валентина Львова, колумнист "КП": Простыми словами объясню свою скромную точку зрения. Я не считаю, что госпожа Толоконникова должна сидеть в тюрьме. Государство и суд решили иначе. Моя скромная точка зрения никого не волнует, но для меня это не в первый раз. Сейчас Толоконникова написала письмо, которое (возможно) изменит многое в мире заключенных. Но в этом письме все так заглажено, что я не могу ему верить. Там есть про «год назад». Но нет ни одной фамилии пострадавших. Когда придет следователь, чтобы разобраться с проблемой, результат будет печальным: нет возможности работать. А вот возможность кричать у нас есть. Почитали, испугались, пришли в состояние «Зорро». Я очень хочу, чтобы сейчас нам говорили о том – и о тех – кто пострадал. Поименно. Думаю, это продвинет любое расследование. Не верю в совпадения! Александр Гришин, обозреватель отдела международной и внутренней политики: Не буду залезать в глубокие дебри истории с голодовкой Толоконниковой, подниму только лежащее на поверхности. Первое - насчет выработки. В ИК-14 около 1000 з/к. Примерно сто работает в хозобслуге, остальные на производстве. Пусть половина, 450, кроит, а вторая половина (450) шьет. Если в бригаде 10 человек, то сшить 150 готовых комплектов из раскроенных кусков для них - вполне нормальный объем. В сутки ИК-14 тогда выдает 6750 комплектов формы. За полгода - больше 1 млн 200 тысяч комплектов. Извините, кому столько надо от одной колонии, когда есть еще и другие, а после реформы МВД количество полицейских гораздо меньше миллиона человек? (читайте далее) Теперь «пусси» нужна не только сцена, но и свита Ольга Туханина, колумнист «КП»: Реформа РАН, тарифы, энергопайки, бюджет, медицина и образование - все померкло перед страданиями особенно трогательной и беззащитной в ватнике и пуховом платке Нади Толокно. Судьба какой-нибудь условной Маши Ивановой, у которой нет денег не только на пиар в прессе, но и на толкового адвоката, никому не интересна (читайте далее)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Толоконникова пожаловалась уже и на соседок по колонии

Толоконникова написала на них заявление, и в колонии сразу же начались допросы осужденных. Саму Надежду на время доследственной проверки изолировали в одиночной камере. В числе якобы угрожавших оказалась еще одна известная заключенная - Евгения Хасис. Хотя, по ее словам, она никак не могла оказывать какое-то давление на участницу панк-квартета, так как находится в другом отряде колонии и не видела Толоконникову несколько месяцев (читать дальше)

«Толоконникова хватает матрас и бегает по баракам с криками: «Женщины! Я вас спасу!» Правозащитник Алексей Барановский поговорил с Евгенией Хасис — еще одной заключенной, содержащейся в мордовской женской колонии №14, где отбывает наказание Надежда Толоконникова. Разница между двумя заключенными в том, что Толоконникова должна выйти на свободу уже через полгода, а Хасис - лишь в 2027 году. Она была обвинена в соучастии в убийстве адвоката Маркелова, хотя свою вину так и не признала (далее).

«Толоконникова хватает матрас и бегает по баракам с криками: «Женщины! Я вас спасу!»

Правозащитник Алексей Барановский поговорил с Евгенией Хасис — еще одной заключенной, содержащейся в мордовской женской колонии №14, где отбывает наказание Надежда Толоконникова.

Разница между двумя заключенными в том, что Толоконникова должна выйти на свободу уже через полгода, а Хасис - лишь в 2027 году. Она была обвинена в соучастии в убийстве адвоката Маркелова, хотя свою вину так и не признала (далее).

Сходив на завтрак, Надя объявила голодовку

Забытая было прессой участница панк-группы Pussy Riot Надежда Толоконникова, осужденная за пляски в Храме Христа Спасителя и отбывающая наказание в мордовской исправительной колонии №14, вдруг снова решила напомнить о себе. С понедельника она объявила голодовку, потребовав от администрации относиться к осужденным «как к людям, а не как к рабам». В данный момент в сторону ставшей знаменитой коллонии из Москвы и Саранска выдвинулись всевозможные правозащитники, которые собираются на месте изучить ситуацию.

По словам Толоконниковой, бригада, в составе которой она работает в швейном цеху, трудится по 16-17 часов в день, на сон остается в лучшем случае часа четыре, а в качестве наказания запрещают есть собственные продукты и ходить в туалет (далее).

ДОСЛОВНО

Письмо Надежды Толоконниковой из колонии

Полный текст заявления Надежды Толоконниковой

МНЕНИЯ КОЛУМНИСТОВ

Спасибо, Толоконникова!

Владимир Ворсобин, заместитель редактора отдела международной и внутренней политики «КП»:

Молодец, Толоконникова! Уважаю. Прав известный проповедник Андрей Кураев, заметивший: “сколь омерзительна мне жизнь Толоконниковой до ее ареста, столь достойным мне кажется ее поведение после”. Ей ведь осталось до свободы всего полгода. Толоконниковой бы помолчать, не нарваться, выйти, а потом уж писать-петь-зарабатывать… А она «В другом отряде неуспевающих новеньких швей раздевали и голыми заставляли шить. С жалобой к администрации никто обратиться не смеет, потому что администрация улыбнется в ответ и отпустит обратно в отряд, где «стукачку» изобьют по приказу той же администрации». Просто почитайте это письмо. Столько страшных историй, что вспоминается Солженицын и его «Архипилаг». Почитайте комментарии тех, кто сидел в этой зоне – пишут, все правда. Бьют, зверствуют, унижают.

Только нас за такое письмо, пишут, убили бы давно, а Толоконникову, наверное, не тронут. Спасибо ей – может, наведут порядок. Следственный комитет уже проводит проверку, а тюремные начальники в панике берут больничные… Тут мне заметят, эй, а может не надо лирики? Тюрьма не курорт. Еще неизвестно – кто писал это письмо. Да и Толоконникова снова взялась за свое любимое – эпатаж публики. Что ж, допустим, циники правы (но опять-таки процитирую Кураева: «Человек кричит о боли и унижении. В ответ вроде бы христиане говорят, что наши лагеря - лучшие лагеря в мире, и что страдать там положено). Но что это меняет? Да ничего! Если из-за «очередной выходки активистки Пусси-Райот и кощунницы» хотя бы сотня осужденных будут цивилизованно, законно отбывать наказание, без издевательств и прочего лагерно-чиновничьей мерзости, то очередная пиар-акция Толоконниковой сработает лучше, чем все надзорные органы. Понимаю, что это у многих не укладывается в головах с черно-белым восприятием мира, но такова жизнь – в ней несгибаемые упрямые странные люди часто творят чудеса…

Так гладко, что не могу верить

Валентина Львова, колумнист "КП":

Простыми словами объясню свою скромную точку зрения. Я не считаю, что госпожа Толоконникова должна сидеть в тюрьме. Государство и суд решили иначе. Моя скромная точка зрения никого не волнует, но для меня это не в первый раз.

Сейчас Толоконникова написала письмо, которое (возможно) изменит многое в мире заключенных. Но в этом письме все так заглажено, что я не могу ему верить. Там есть про «год назад». Но нет ни одной фамилии пострадавших. Когда придет следователь, чтобы разобраться с проблемой, результат будет печальным: нет возможности работать. А вот возможность кричать у нас есть. Почитали, испугались, пришли в состояние «Зорро».

Я очень хочу, чтобы сейчас нам говорили о том – и о тех – кто пострадал. Поименно. Думаю, это продвинет любое расследование.

Не верю в совпадения! Александр Гришин, обозреватель отдела международной и внутренней политики: Не буду залезать в глубокие дебри истории с голодовкой Толоконниковой, подниму только лежащее на поверхности. Первое - насчет выработки. В ИК-14 около 1000 з/к. Примерно сто работает в хозобслуге, остальные на производстве. Пусть половина, 450, кроит, а вторая половина (450) шьет. Если в бригаде 10 человек, то сшить 150 готовых комплектов из раскроенных кусков для них - вполне нормальный объем. В сутки ИК-14 тогда выдает 6750 комплектов формы. За полгода - больше 1 млн 200 тысяч комплектов. Извините, кому столько надо от одной колонии, когда есть еще и другие, а после реформы МВД количество полицейских гораздо меньше миллиона человек? (читайте далее)

Не верю в совпадения!

Александр Гришин, обозреватель отдела международной и внутренней политики:

Не буду залезать в глубокие дебри истории с голодовкой Толоконниковой, подниму только лежащее на поверхности. Первое - насчет выработки. В ИК-14 около 1000 з/к. Примерно сто работает в хозобслуге, остальные на производстве. Пусть половина, 450, кроит, а вторая половина (450) шьет. Если в бригаде 10 человек, то сшить 150 готовых комплектов из раскроенных кусков для них - вполне нормальный объем. В сутки ИК-14 тогда выдает 6750 комплектов формы. За полгода - больше 1 млн 200 тысяч комплектов. Извините, кому столько надо от одной колонии, когда есть еще и другие, а после реформы МВД количество полицейских гораздо меньше миллиона человек? (читайте далее)

Теперь «пусси» нужна не только сцена, но и свита

Ольга Туханина, колумнист «КП»:

Реформа РАН, тарифы, энергопайки, бюджет, медицина и образование - все померкло перед страданиями особенно трогательной и беззащитной в ватнике и пуховом платке Нади Толокно. Судьба какой-нибудь условной Маши Ивановой, у которой нет денег не только на пиар в прессе, но и на толкового адвоката, никому не интересна (читайте далее)

Уборная для заключенных ИК-14.

Еще больше материалов по теме: «Дело Pussy Riot»

 
Читайте также