Здоровье

Рак молочной железы в России: победим или проиграем?

Ежегодно заболевание диагностируется у 57 тысяч пациенток
Ранняя диагностика и современное лечение - это шанс на жизнь.

Ранняя диагностика и современное лечение - это шанс на жизнь.

Каждый год примерно 57 тысяч российских женщин слышат страшный диагноз «рак молочной железы». Еще недавно об этой разновидности рака говорили как о неизлечимом заболевании, считая его фактически смертным приговором. В последние годы ситуация меняется к лучшему: все большему числу женщин удается выздороветь, победив болезнь. Вот, к примеру, три истории трех пациенток онкологического диспансера. Они совершенно не похожи друг на друга — разного возраста, из разных городов, работают в разных сферах, — и общего у них только болезнь и счастливое избавление от нее.

«Когда узнаешь о таком диагнозе, твоя реакция — это страх и слезы. Ты думаешь: «Почему я?» — и вдруг понимаешь, что смерть совсем рядом. Тяжело это осознать», — рассказывает 44-летняя Валерия, начальник отдела в крупном петербургском банке. Диагноз Валерии был поставлен в 2005 году. После операции ей назначили курс химиотерапии. Спустя некоторое время врачи обнаружили, что опухоль снова растет. «Мне предложили заменить химиотерапию. Новая схема оказалась более эффективной. Несмотря на сильные препараты, лечение я перенесла лучше, чем ожидала: не брала больничный и продолжала работать в банке», — вспоминает она. Время показало, что эти препараты помогли Валерии справиться с болезнью. «Мне повезло, что новая терапия была назначена за счет государства, ведь сама я не смогла бы оплатить дорогостоящие препараты», — считает она. Валерия победила рак. С момента постановки диагноза прошло восемь лет. За этот срок она не только продвинулась по карьерной лестнице, но и увлеклась латиноамериканскими танцами, даже подумывает об участии в профессиональных конкурсах. «Мне очень помогла поддержка моих близких. А еще я поняла, что жизнь нужно не просто прожить, а надо прочувствовать ее. Надо наслаждаться солнцем, зеленью, общением с людьми. И тогда можно побороть любую болезнь», — уверена сегодня Валерия.

Ольга, оперная певица и преподаватель вокала, с детства знала о наследственной предрасположенности к раку молочной железы. «Я постоянно наблюдалась у маммолога и была уверена, что все под контролем, но, увы, судьбу не выбирают. Врач посадила меня в кресло и очень просто сказала: «У тебя рак. Сейчас посиди, успокойся, и я скажу, что тебе нужно делать». Уже через неделю мне удалили опухоль. К моему великому счастью, грудь сохранили. Но потом мне сказали, что операция — это только 10% лечения, предстоит еще химиотерапия». В какой-то момент Ольга хотела отказаться от дальнейшего лечения, ведь внешность для певицы имела большое значение. Но муж и сын не позволили ей остановиться. «У меня до сих пор хранится парик, в котором я ходила сразу после химиотерапии. Я в нем даже в Италию ездила и выступала на конкурсе. А потом сразу сняла. Хотелось избавиться, потому что, пока была в нем, все время чувствовала, что со мной что-то произошло», — вспоминает она. Страшный диагноз Ольга услышала восемь лет назад — и сумела превозмочь болезнь. «Я хочу сказать всем: поверьте, что рак — это не приговор, рак — это болезнь. Болезнь проходит — мы продолжаем жить!» — говорит Ольга. Недавно она стала бабушкой. Наблюдать за тем, как растет маленькая внучка, — огромное счастье, которого бы не было, остановись Ольга на полпути.

Верит в свое полное выздоровление и Надежда, 27-летний врач из Мценска. Диагноз ей был поставлен в 2012 году. К августу нынешнего года она уже прошла шесть курсов химиотерапии и лучевую терапию. Теперь самое главное — это забота о своем здоровье и регулярные, раз в три месяца, консультации у врача. «Когда мне несли первую капельницу, у меня была истерика. Мне было страшно, я не знала, что это такое. Ведь не только рак, сам курс химиотерапии — это тоже страшно», — делится она своими воспоминаниями. Рак молочной железы чаще всего диагностируется после 40 — Надежда к своим 27 годам уже перенесла операцию и прошла лечение. Надо сказать, что девушке повезло: она попала в число тех, кого лечат бесплатно, за счет государственных квот. Сейчас она с нетерпением ждет возвращения на работу, верит в лучшее и черпает силы в поддержке друзей и семьи: мужа, двух маленьких дочек и родителей.

«В мире рак молочной железы считается онкологическим заболеванием, хорошо поддающимся лечению. И Россия наконец-то начала перенимать мировой опыт, вводить международные стандарты терапии. Я иногда вспоминаю своих пациенток, которых лечила лет 20 назад, и думаю, что многим из них сегодня мы точно смогли бы помочь», — говорит профессор Санкт-Петербургского государственного университета, доктор медицинских наук, врач высшей категории Рашида Орлова.

За последнее время медицина в России достигла колоссального прогресса в области лечения рака молочной железы. Государство направляет огромные средства на то, чтобы обеспечить нуждающихся бесплатными современными высокоэффективными препаратами. Но этого пока мало. Квоты, которые государство выделяет на лечение, получают несколько десятков больных, а нуждающихся — тысячи. По статистике, только приблизительно 26% больных проходят лечение по международным стандартам, которые гарантируют лучший результат, и ежегодно от рака молочной железы гибнет более 23 тысяч человек. «Существующая система вынуждает нас самим решать, кому давать спасительную терапию, а кому нет, кому дарить жизнь, а кого ее лишать, ведь современных эффективных препаратов, увы, на всех не хватает. Я не хочу брать на себя роль бога, с этим нужно что-то делать», — говорят врачи. Но долго ли так будет продолжаться и как исправить ситуацию — вопросы, ответа на которые пока нет.

Рак молочной железы — одна из острых проблем женского здоровья в России. Ежегодно заболевание диагностируется у 57 тыс. пациенток. При этом количество смертей от него превышает 23,5 тыс. в год. Каждый день 47 детей в России остаются без мам, жизни которых уносит это страшное заболевание.

В развитых странах рак молочной железы уже считается хорошо поддающимся лечению. Применение высокоэффективных препаратов позволяет полностью излечиться на ранних стадиях и значительно улучшить прогноз на поздних стадиях болезни. В США доля пациенток, живущих пять и более лет после лечения, достигает 90%, в Европе — 80%. В нашей стране этот показатель составляет всего 57%.