Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-8°
Звезды20 ноября 2013 13:00

Анатолий Иксанов: «На должность худрука рассматривались две кандидатуры, и Цискаридзе среди них не было»

В суде выступил эск-директор Большого театра, которого c первого раза якобы не могли привлечь в качестве свидетеля и даже постановили привести принудительно
Анатолий Иксанов: «На должность худрука рассматривлись две кандидатуры и Цискаридзе среди них не было»

Анатолий Иксанов: «На должность худрука рассматривлись две кандидатуры и Цискаридзе среди них не было»

Бывший директор Большого театра сообщил, что о конфликтах балетной труппы с ее руководителем Сергеем Филиным ему не было известно. Не поступало на Филина никаких жалоб от коллектива, а обвиняемый в покушении - солист балета Павел Дмитриченко - с письмами против Филина в администрацию театра не обращался.

Анатолий Иксанов рассказал, что за несколько дней до нападения Сергей Филин говорил ему о напряжении, которое чувствует. Тогда Анатолий Геннадьевич не придал его словам значения, поскольку руководителю всегда тяжело, в его профессиональные обязанности входит решение сложных проблем.

На вопрос, кто еще, кроме Филина, претендовал на должность худрука, Иксанов ответил, что было всего две кандидатуры: Сергей Филин и руководитель балета Мариинского театра. Кандидатура Николая Цискаридзе никогда не рассматривалась на эту должность.

- Мы обсуждали вопрос о переводе Павла Дмитриченко на более высокую ставку, - сказал Анатолий Иксанов. - Но это компетенция не моя и даже не Сергея Филина, а аттестационной комиссии театра.

Также бывший директор Большого пояснил, что между Дмитриченко и Филиным не было явных конфликтов, существовали только спорные вопросы, которые решались в рабочем порядке.

Однако прежде, когда собирали материалы уголовного дела, Анатолий Иксанов сообщил следователю о натянутых отношениях между Филиным и Дмитриченко. Они возникли сразу после возвращения Филина в Большой театр в качестве худрука. «Мне известно, что между Филиным и Дмитриченко развивалась конфликтная ситуация. Павел Дмитриченко позволял себе грубо разговаривать с Филиным. И требовал повышения статуса для балерины Анжелины Воронцовой. Филин говорил, что ощущает опасность. Со слов Филина, заведующий труппой Руслан Пронин настраивает труппу против него. Дмитриченко требовал для себя вышестоящие должности. Это ему известно не только от Филина, но и от педагогов-репетиторов».

Адвокаты Павла Дмитриченко и Юрия Заруцкого увидели противоречие в показаниях Анатолия Иксанова. И на этом основании попросили перенести допросы их подзащитных, которым нужно осмыслить слова бывшего директора Большого театра. Мол, после заявлений Иксанова можно судить о мотивах событий, которые произошли 17 января.

Напомним, что 17 января этого года было совершено покушение на худрука балета ГАБТ. Сергею Филину плеснули в лицо серной кислотой. В совершении этого преступления обвиняются солист балета Павел Дмитриченко, безработный и ранее судимый Юрий Заруцкий и водитель Андрей Липатов.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Андрей Липатов сообщил, что виделся с Павлом Дмитриченко всего два раза

На заседании суда прокурор предоставил видеозапись с места происшествия, взятую из материалов уголовного дела.

- Я не признаю себя на этих кадрах, - сказал подсудимый Юрий Заруцкий после просмотра. - Свои прежние показания я давал уставший, голодный, поэтому был готов признать все, что угодно, даже то, что застрелил президента Кеннеди.

Тем не менее Юрий Заруцкий признал себя главным фигурантом по громкому делу.

- Сегодня я отказываюсь давать показания. После заявления Анатолия Иксанова я должен подготовиться к допросу, - сказал он в суде.

В отличие от Павла Дмитриченко и Юрия Заруцкого, подсудимый Андрей Липатов согласился дать показания.

Отвечая на вопросы судьи, прокурора и адвокатов он сказал:

- Павел Дмитриченко не давал мне никаких поручений, он не передавал мне чужие телефоны и сим-карты. Я пользовался только своим мобильным телефонами, никогда не участвовал в разработке преступного плана. И не считаю себя виновным в совершении преступления.

Юрий Заруцкий познакомил меня с Павлом Дмитриченко летом 2012 года. До событий, которые случились 17 января, мы виделись с Павлом два раза. Первый раз, когда нас познакомили. Второй, когда через Заруцкого брал у Павла в долг 10 тысяч рублей. У меня не было номера телефона Дмитриченко.

Я действительно иногда занимаюсь частным извозом. Но никогда не лезу в чужую жизнь и не прислушиваюсь, о чем разговаривают пассажиры. В автомобиле у меня работает музыка. Я подвозил на своей машине не только Заруцкого, но и других. Заруцкий обращался ко мне достаточно часто. Я возил его почти через день.

17 января я подвез Заруцкого в Москву по его просьбе. Ничего подозрительного в его поведении не заметил. Он выпил немного пива, но не был пьян. Был немного агрессивен. Место, куда мы приехали 17 января, сообщил мне Заруцкий. О цели поездки не сказал. Я остановился на Садовом кольце, на пересечении Олимпийского и Цветного бульвара.В общей сложности ждал Заруцкого около полутора часов.

Он заплатили мне 3 тысячи рублей.

Когда Заруцкий выходил из машины, ничего в руках у него не было, сумки тоже не было. Он вернулся и мы поехали в сторону Миусской улицы, где встретились с Дмитриченко. Между ними состоялся какой-то разговор, о чем, я не знаю. После этого мы поехали домой.

О происшествии, в котором пострадал художественный руководитель балета Большого театра Сергей Филин, я узнал только через неделю. Тогда я заподозрил, что Заруцкий и Дмитриченко имеют отношение к этому нападению. Но побоялся заговорить на эту тему в Заруцким. Я знал о его судимости, правда не знал по какой статье.