Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+12°
Boom metrics
Политика22 января 2014 16:55

Украина: либо силовой сценарий, либо переговоры

«Комсомолка» задала 6 наивных вопросов руководителю киевского Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимиру Фесенко и директору украинского Центра политических исследований и конфликтологии Михаилу Погребинскому
Сценарии могут быть самые разные. Если увидим силовой, то получим вспышки гражданской войны в локальных проявлениях

Сценарии могут быть самые разные. Если увидим силовой, то получим вспышки гражданской войны в локальных проявлениях

1. Почему вдруг такое обострение?

Фесенко:

- Тут сказалась эмоциональная усталость, люди недовольны и властью, и нерешительностью оппозиции. Застоялись и потому перешли в атаку. Произошел так называемый психологический криз. Ни власть, ни оппозиция не имеют решительного перевеса. Сейчас либо силовой сценарий, либо переговоры. Но на майдане не все будут готовы признать компромисс - это тоже надо учитывать.

2. Возможно ли начало гражданской войны?

Фесенко:

- Мы вплотную подошли к гражданской войне. Спусковым крючком к началу более масштабных проявлений противостояния с применением оружия может стать силовой разгром майдана или введение ЧП. А украинское общество очень болезненно реагирует на проявление силы. Быстро из этого кризиса мы не выйдем. Он затяжной и серьезный.

Погребинский:

- Я, честно говоря, так не думаю. Не исключена силовая зачистка Европейской площади и улицы Грушевского - но вряд ли это приведет к эскалации конфликта. Без переговоров все равно не обойтись... 3. Кто стоит за протестами - народ или какие-то силы?

Фесенко:

- Народ - понятие абстрактное. Если обобщить, то половина страны относится к майдану критически. Главные зачинщики - правые радикалы. Социальная картинка майдана очень разная - средний класс, представители бизнеса, молодежь, футбольные фанаты... Опять проявил себя региональный фактор - на Востоке и Юге майдан преимущественно не поддерживают. Центр расколот. Самые рьяные противники власти - три западных области.

4. Ощущается ли воздействие внешних сил?

Фесенко:

- Запад сейчас беспокоится - тому же Евросоюзу не хочется иметь у себя под боком горячую точку. А украинская оппозиция, кстати, недовольна тем, что Запад, мол, ее недостаточно поддерживает. Но теперь могут последовать и санкции. И не просто визовые, а посерьезнее. Украинские власти это учитывают, поэтому и не решаются применять силу.

Погребинский:

- Многие представители ЕС фактически разжигают конфликт и содействуют увеличению угрозы прямого противостояния двух половин страны. В Евросоюзе зазвучали голоса, что сейчас нужно бросить все средства в рамках программы «Восточное партнерство» на поддержку протестных настроений на Украине.

5. Что делать в этой ситуации России?

Фесенко:

- Россия озабочена гарантиями выполнений условий по предоставленному кредиту и вообще заинтересована в спокойном и стабильном партнере-соседе. Нужно действовать как в сирийском случае - совместными посредническими усилиями с США и ЕС остановить этот кризис.

Погребинский:

- Было бы неплохо, если бы прошли какие-то консультации между представителями России, США и ЕС, чтобы найти какую-то общую точку понимания ситуации. Они были бы уместны для того, чтобы умерить пыл представителей оппозиции и дать возможность найти какую-то компромиссную основу для переговоров с властью.

6. Чем это закончится?

Фесенко:

- Не рискну делать однозначный вывод, но не отставкой Януковича - это вряд ли возможно. Сценарии могут быть самые разные. Если увидим силовой, то получим вспышки гражданской войны в локальных проявлениях. Второй вариант - достижение перемирия, не быстрое и очень сложное. После чего начинается согласование правил игры на президентских выборах в 2015 году. Третий вариант - оппозиция пытается перейти в наступление, но это опять же будет только локально - недостаточно ресурсов и поддержки. И четвертый возможный вариант: обе стороны по-прежнему не предпринимают решительных действий, и вялотекущий конфликт со вспышками продолжается вплоть до выборов.

Погребинский:

- Считаю, что для переговоров не подготовлена почва. Единственное основание для попыток договориться - это то что уже появились жертвы. Это, казалось бы, должно склонять переговорщиков к компромиссной позиции, но пока у нас нет никаких оснований так думать.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Народ убегал с факелами и молитвой Брожу по Европейской. Среди людей и пепла. - А где священник? – интересуюсь у каждого. Нужен батюшка, что проводил в последний путь «первую жертву Майдана». Парня, которого "убрал" снайпер. Народ кивает в сторону баррикад. Дескать, священник на передовой. - Добрый день! – смотрю в лучистые глаза священника (старичок явно не гонится за внешней атрибутикой и не увешен крестами). – Вы отпевали? - Да-да, - кивает. – Ему пробили легкое – видел. - И что сказал парень? – интересуюсь, наблюдая за всеобщим движением, – милиция сделала шаг вперед. Священник вдруг подался вперед и рухнул - не успела подхватить. Это начался штурм. Милиция пошла вперед. Митингующие открыли огонь с дальних позиций. Швыряют камнями. Да только не учли, что есть и буферная зона. Это сотня стариков, которые пришли стыдить милицию. Вот этой буферной зоне и досталось: камни, коктейли Молотова. - Не бросай! – орут люди. – Не бросай, ублюдок! (читать далее).

Народ убегал с факелами и молитвой

Брожу по Европейской. Среди людей и пепла.

- А где священник? – интересуюсь у каждого.

Нужен батюшка, что проводил в последний путь «первую жертву Майдана». Парня, которого "убрал" снайпер. Народ кивает в сторону баррикад. Дескать, священник на передовой.

- Добрый день! – смотрю в лучистые глаза священника (старичок явно не гонится за внешней атрибутикой и не увешен крестами). – Вы отпевали?

- Да-да, - кивает. – Ему пробили легкое – видел.

- И что сказал парень? – интересуюсь, наблюдая за всеобщим движением, – милиция сделала шаг вперед.

Священник вдруг подался вперед и рухнул - не успела подхватить. Это начался штурм. Милиция пошла вперед. Митингующие открыли огонь с дальних позиций. Швыряют камнями. Да только не учли, что есть и буферная зона. Это сотня стариков, которые пришли стыдить милицию. Вот этой буферной зоне и досталось: камни, коктейли Молотова.

- Не бросай! – орут люди. – Не бросай, ублюдок! (читать далее).

Массовые беспорядки в центре Киева вспыхнули 19 января

Массовые беспорядки в центре Киева вспыхнули 19 января

Фото: REUTERS

ЕСТЬ МНЕНИЕ Майдан уже не рассосется Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН Спецкоры «Комсомолки», работавшие в Египте, Ливии и Сирии, проводят параллели между «украинской зимой» и «арабской весной» Романтичная эпоха «цветных» и «бархатных» революций первого десятилетия XXI века, похоже, окончательно стала достоянием истории. Если в декабре еще теплилась надежда, что долгие новогодние гулянья остудят самые горячие головы в Киеве, то после «крещенского бунта» иллюзии развеялись. Протест на Украине радикализируется с разрушительной скоростью, и уже сегодня ясно: само не рассосется. Наблюдая за происходящим на Майдане сложно отделаться от ощущения дежавю. Все это мы уже видели на улицах Ближнего Востока и Северной Африки. Антураж, действующие лица и идеи, конечно, разные, но грабли у всех одинаковые. Как и сценарий (читать далее).

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Майдан уже не рассосется

Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Спецкоры «Комсомолки», работавшие в Египте, Ливии и Сирии, проводят параллели между «украинской зимой» и «арабской весной»

Романтичная эпоха «цветных» и «бархатных» революций первого десятилетия XXI века, похоже, окончательно стала достоянием истории. Если в декабре еще теплилась надежда, что долгие новогодние гулянья остудят самые горячие головы в Киеве, то после «крещенского бунта» иллюзии развеялись. Протест на Украине радикализируется с разрушительной скоростью, и уже сегодня ясно: само не рассосется.