Политика

Слезинка из черных Жениных глаз

Украинские читатели не хотят признавать существование младенца под артобстрелом в реанимации. Потому что цепляются за свою правду...
Украинские читатели не хотят признавать существование младенца под артобстрелом в реанимации

Украинские читатели не хотят признавать существование младенца под артобстрелом в реанимации

За вчерашнюю публикацию о мальчике Жене, которого не могут спустить из реанимации в подвал во время украинских бомбежек Славянска, «Комсомолка» получила четыреста откликов ада.

«Комсомолка», гореть тебе в пекле за вранье! Автор, ты наследница Геббельса, неужели не понимаешь, что своей пропагандой разжигаешь ненависть между народами?»

Две тенденции. Первая: украинские читатели не поверили, что их армия обстреливает восьмимесячного глазастого малыша на дыхательном аппарате.

«Украинские СМИ пишут, что это ополченцы ведут по кварталам огонь. Включите логику, какая армия будет расстреливать своих граждан, стреляют бандиты, которых вы нам навезли!»

Были даже такие отклики, что мирных жителей в Славянске давно нет, больница две недели как не работает, бомбят пустую... Резюме: «Статья фейковая».

А Женечка в это время лежит в больнице Славянска и хлопает огромными ресницами. Живой Женечка, нефейковый. Живой... пока.

Я вот что вам скажу, дорогие читатели: вы обзывайтесь как хотите. Я же понимаю: если вы поверите в существование и мучения ребенка, у вас порвутся шаблоны. И надо будет что-то делать. А это трудно. Проще не поверить и жить спокойно дальше.

Маршировать факельными шествиями прямиком в Европу, мимо посольства США. А батальонами резервистов - на восточный фронт. Или хотя бы смотреть на все это с балкончика (да хоть телеэкрана), утирая слезу умиления.

Только тех, кто не хочет с вами шагать (или скакать) оставьте в покое. Не бомбите. Они вам что, нужны любой ценой? Живые или мертвые?

И вот здесь - вторая тенденция. Вторая группа комментариев, авторы которых все понимают, но считают, что ТАК И НАДО.

«Мальчик должен винить в том, что происходит, собственных родителей. Ульяна, почему Украина не должна сражаться за возвращение своей территории?»

Другими словами, цель должна быть достигнута любыми средствами.

Женина жизнь здесь - разменная монета. Копийка, так, кажется.

Слезинка катится по пухлой щеке младенца из черных глаз.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Мать восьмимесячного малыша из Славянска: «Будем жить...» Когда украинские каратели обстреливают Славянск и врачи детской горбольницы вместе с детишками спускаются в подвал, в реанимационном отделении на четвертом этаже остается лежать в своей кроватке 8-месячный Женя. Вместе с постоянно работающим аппаратом искусственного дыхания, мамой и дежурным персоналом, который не может покинуть свой пост. В ту ночь, когда в больницу угодил 152-мм осколочно-фугасный снаряд, проделав полуметровую дыру в стене больницы, Женька тоже был там, спустить мальчика в подвал не получится. Его мама, Виктория Езекян в растерянности: ребенка от греха подальше нужно увезти отсюда, но технически сделать это трудно. И потом — куда везти? (читать далеечитать далее) ТЕМ ВРЕМЕНЕМ «Туда, где детей бомбить не будут...» Сидя под каштанами, люди ждут автобуса, которого все нет. Дети остаются детьми — прыгают, шумят, резвятся в свои незатейлевые игры. - Куда едете? - интересуюсь у одного из волонтеров, что занимаются эвакуацией юных славянцев. - Туда, где детей бомбить не будут, - неожиданно отвечает за него чудо лет шести в малиновом платьице (читать далее)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Мать восьмимесячного малыша из Славянска: «Будем жить...»

Когда украинские каратели обстреливают Славянск и врачи детской горбольницы вместе с детишками спускаются в подвал, в реанимационном отделении на четвертом этаже остается лежать в своей кроватке 8-месячный Женя. Вместе с постоянно работающим аппаратом искусственного дыхания, мамой и дежурным персоналом, который не может покинуть свой пост.

В ту ночь, когда в больницу угодил 152-мм осколочно-фугасный снаряд, проделав полуметровую дыру в стене больницы, Женька тоже был там, спустить мальчика в подвал не получится. Его мама, Виктория Езекян в растерянности: ребенка от греха подальше нужно увезти отсюда, но технически сделать это трудно. И потом — куда везти? (читать далее)

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

«Туда, где детей бомбить не будут...»

Сидя под каштанами, люди ждут автобуса, которого все нет. Дети остаются детьми — прыгают, шумят, резвятся в свои незатейлевые игры.

- Куда едете? - интересуюсь у одного из волонтеров, что занимаются эвакуацией юных славянцев.

- Туда, где детей бомбить не будут, - неожиданно отвечает за него чудо лет шести в малиновом платьице (читать далее)